Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Девки из нашего города. «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай-Германики, или Привет родителям!

 

В мое время путь в Большое Кино был один - через ВГИК. Учились в нем, вы не поверите, не только отпрыски творческой элиты, при одном упоминании фамилий которых хотелось вытянуться во фрунт, сняв шляпу, но и особо талантливые выходцы из народа. В 80-х, относительно либеральных годах, среди них стали появляться чудаковатые экземпляры, типа Баширова, Охлобыстина или Литвиновой. Но, всё равно, мало кто верил, что они без проблем пройдут стандартный десятилетний путь от ассистента-практиканта до режиссера-постановщика. Где-нибудь, да обязательно споткнутся. Сопьются, эмигрируют, уйдут из профессии или в монастырь, таким несть числа.

В начале 90-х выяснилось, что дорога к самостоятельному творчеству может быть гораздо короче. Например, заработать пару-тройку «зеленых» миллионов на паленой водке и пустить их не на «Бентли» с Куршавелем, а запустить в производство собственный сценарий. И таких знаю. А вот такую Леру встречаю в первый раз...

Гай-Германика (в миру что-то созвучное Пупкиной) в 23 года уже имеет в активе три громких документальных ленты с призами и один полный художественный метр. Да еще набравший альтернативных премий по ту сторону кордона и номинацию на отечественного «Золотого орла» в главном разряде. Это вам не «Киношок» какой-нибудь и даже не «Кинотавр». Все серьезно, под крылом самого «Никиты-Первозванного» (в миру Михалкова), под премьерским попечительством, с консервативными киномэтрами в жюри. С самого начала было ясно, «Адмирал» или «Дикое поле» практически непобедимы, но одно соседство с ними равносильно принятию в элитарный клуб «Киногордость нации».

Германику даже не побоялись выпустить на люди, на сцену, кого-то награждать «птичкой». Видуха у девочки была, мало сказать, неформальная. Типичная пэтэушница с окраины и с соответствующими манерами. Потом увидел сюжет из личной жизни. Живет одна с ребенком, которого завела по принципу «чтобы было». Говорит подъездным языком, другой, несмотря на древнеримский псевдоним, явно не ее. И ведь не жест, не плевок в сторону гламура и добропорядочного общества. При всем своем скептицизме сразу ей поверил - я такая! О таких и снимаю. Потому что знаю ЭТУ ЖИЗНЬ. Какой дурак, я за этим знанием в свое время в армию поперся...

Хотя, если честно, тех моих знаний хватило бы только на какой-нибудь «Розыгрыш», в лучшем случае, на «Ключ без права передачи». Лера же раздают оплеухи всем, и «Чучелу» и «Плюмбуму», которые когда-то воспринимались настоящей революцией в подростковом кино. А всё потому, что при нестандартности ситуаций и одиозности персонажей, музыкальным рефреном этих фильмов звучали знакомые слова: «Если кто-то кое-где у нас порой...». Короче, и в нашем обществе, а не только в американском, есть «отдельные недостатки» - современные Павлики Морозовы, школьная стайка ребят-зверят, которым затравить одноклассницу по кайфу.

Германика говорит - так живет страна, ее будущее. Смотрите, и не говорите потом, что ничего не знали, как при Сталине. Во «Все умрут...» я не заметил какой-либо географической привязки. Кадры городской окраины, может быть Москва, а, может, Архангельск или Воронеж. Разве что, точно не деревня, ее городская Лера просто не знает. Поэтому и не врет. Там нравы чище или еще страшнее? Молчу, потому что тоже не знаю.

Пересказывать сюжет - дело недолгое и бесполезное. Ибо его нет, как такового, интрига практически нулевая. Скорее, картинки с выставки примитивизма. Школа готовится к дискотеке, на которую впервые запускают девятиклассников. Вспомните себя и поймете, это было сродни первому балу Наташи Ростовой. Пробный заход во взрослую жизнь, школьный вальс, возможно, первый поцелуй. Нет, сегодня в моде школьный рэп. То есть, скороговорка. Такой музыкальный стиль жизни - быстро напиться и впервые блевать на полу туалета, подраться за школой без применения навыков айкидо, потрахаться в ритме австралийских кроликов на обспусканном матрасе в подвале, на котором рассталось с «самым дорогим» не одно поколение старшеклассниц. Что греха таить, и в моем махровом выпускном 76-ом наши девчонки предпочитали сдавать выпускные экзамены, уже вкусив запретного плода, девственность в элитной московской школе была не в моде. Но я ни одну не могу представить со спущенными джинсами на загаженном полу, для этого святого дела пресловутый «квартирный вопрос» как-то решался. А в ЭТОЙ ЖИЗНИ подобный интерьер в порядке вещей, постелью и бельем никто не заморачивается. Брезгливо? Скорее, тоскливо. Но ПРАВДА.

Знаете, даже не в половой всеядности главная беда. Я готов поцеловать в нос Германику за то, что она не поддалась искушению вывалить на экран все подростковые пороки. Например, в сцене, когда две подруги ночуют в одной кровати и шепчут друг другу на ухо «я тебя люблю». Если бы за этим последовала неумелая попытка первого лесбоса или взаимная мастурбация, вещь для девочек-подростков вполне характерная, вам любой сексолог подтвердит, то вряд ли стал досматривать «...а я останусь» до конца. Так нет, задача перед режиссером стояла другая - показать все понимающую мать одной из героинь, о какой мечтать можно. Как же правильная мама получила по мордасам в конце фильма...

Вот об этом-то и история. Все родители на экране хорошие. Здесь нет пьяного быдла из «Маленькой Веры». Другое кино, даже на поминках никто не напивается. Главное, все любят своих непутевых чад, каждый в меру продвинутости и толщины кошелька. Ну, могут отстегать полотенцем, запереть дома в одной майке. Так ведь от любви, папа-безработный не пьет пиво с дружками, а встречает дорогую дочу у школы, как на службу ходит. Или выносит в сиську пьяную на руках с «первого бала» под радостное ржание всего школьного коллектива. И в морды гогочащие хочется дать, но до всех не дотянешься. Да и не безопасно, порвут, шакалы, как красный флаг на фашистские знаки.

Учителей просто жалко, за партами сидит сплошь хамье. Наверное, в каждом классе есть свой «ботаник-заучка», возможно даже парочка. Только их-то не видно, Германика и не показывает. Зато есть нечто другое. На уроке литературы учительница вместо Пушкина читает Мандельштама. Мы бы такой ноги мыли и воду пили, пока диссиденткой не занялись компетентные органы. А эти дети - давай Пушкина по программе, Мандельштамов твоих не хаваем. Действительно, какой «город, знакомый до слез», когда в ларьке джин-тоник прокисает? А вот с портвейна на высокую лирику очень даже тянуло. Может, они не то пьют?

Так и маленькая Лера не дает ответа на вопросы. В концовке фильма любящие родители прямо посылаются на х..., и во все другие адреса. Без пощечин в ответ, молчат как пришибленные. И в глазах - мы ее теряем. Не одну, всех разом...

Или я сгущаю краски? Вон, сама режиссерша вышла из такой среды, а ее уже в Канны приглашают. Нет ни диагноза, ни антибиотика. Просто справка - готовьтесь, черепа, так живут ваши дети. Здесь хочется заподозрить Германику и ее хитрых продюсеров в фестивальной конъюнктурности, удачной попытке совместить социальную чернуху с арт-хаусом. Но поостерегусь, подожду нового привета от Леры. Вдруг она просто в ЭТОЙ ЖИЗНИ больше ничего не знает?

...Ох, как же не хочется после такого просмотра вести любимого и нежного сыночка своего в первый раз в первый класс. А куда денешься?..

 

Леонид Черток

       

 


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Март 2021 (58)
Февраль 2021 (273)
Январь 2021 (285)
Декабрь 2020 (373)
Ноябрь 2020 (308)
Октябрь 2020 (307)



Деньги


все материалы
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20