Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Койдокурья. История поселения...

Если во «всезнающей» Википедии набрать название какого - либо российского сельского поселения, можно прочитать нечто подобное: «Койдокурское сельское поселение — упразднённое муниципальное образование со статусом сельского поселения в Холмогорском районе Архангельской области. Административный центр в деревне Хомяковская».

 Увы, упраздняются низовые, максимально близкие к народу органы власти, сворачивается широко разрекламированная ещё недавно «реформа местного самоуправления». Вместе с утратой полномочий сельских поселений завершается их долгая история относительно самостоятельного существования. И потому надо её сохранить для потомков. С надеждой, что земные сменщики будут разумнее нас.

Истории Койдокурьи посвящается очерк.

 Упомянутая выше Википедия, продолжая статью о Койдокурском сельском поселении, информирует: «Находится на северо-западе Холмогорского района. Граничит с сельскими поселениями Кехотским, Холмогорским и Матигорским. На севере граничит с левым берегом Северной Двины и Приморским районом. В пределах поселения находится протока Койдокурка и остров Большой Койдокурский. Через поселение проходит автобусный маршрут Архангельск—Новодвинск—Холмогоры. 10 февраля 1931 года вышло постановление ВЦИК, по которому в состав Холмогорского района вошли Нижне-Койдокурский и Верхне-Койдокурский сельсоветы упразднённого Архангельского района Северного края».

 Протяженность Нижней и Верхней Койдокурьи по дороге областного значения чуть более 11 километров. Согласно итогам Всероссийской переписи населения 2020 года по состоянию на 1 октября 2021 года в поселении проживали 382 человека.

 В состав сельского поселения входили 23 деревни (в скобках количество жителей в 2021 году): Александровская (10), Борковская (9), Бурмачевская (96), Варнавская (10), Дублево (2), Дурасовская 1-я (11), Дурасовская 2-я (14), Ельник (1), Ивойловская (3), Калитинская 160, Кондратьевская (6), Куст-Лындовская (1), Нефедьево (4), Новозатопляевская (6), Одиночка (2), Оладовская (112), Петрушевская (4), Пустошка (8), Старозатопляевская (12), Усть-Лындовска (3), Филимоновская (47), Хомяковская , административный центр (80), Чухарево (5).

 Наиболее населёнными в 2021 году были деревни: Калитинская (160 чел.), Оладовская (112 чел.) и Бурмачевская (96 чел.).

 Переместимся на 100 лет в прошлое.

 Год 1920 -й

 В изданном в 1922 году «Списке населённых мест Архангельской губернии», на страницах 19 и 20 - й приведены некоторые статистические данные по Верхнекойдокурскому и Нижнекойдокурскому обществам Кехотской волости Архангельского уезда. После названий деревень и сёл в скобках указаны как названия ранее самостоятельных населённых пунктов, ставших частью вновь образованной деревни, так и прежние имена деревни; затем приводится количество дворов и людей в них живущих.

 Верхнекойдокурское общество: Большегавриловская (Троицкое) 12 и 57, Дурасовская 1 я (Городищенская, Елезовская, Малогавриловская, Мальгина Гора)  49 и 200, Дурасовская 2 я (Погост, Самычевская, Болото) 36 и 161, Затопляевская (Никольщина) 28 и 148, Калишенское (Калининское, Будищева Гора, Уваровская – Уларовская) 29 и 139, Новозатопляевская 6 и 43, Патрушевская (Пешково) 18 и 81, Филимоновская (Банево, Абрамово) 25 и 131, Чухаревская (Пантово) 18 и 73.

 Нижнекойдокурское общество: Александровская (Кондратьевская) 20 и 91, Борковская 14 и 73, Бурмачевская 30 и 115, Глазановская 8 и 43, Глубоконская 2 и 8, Ивойловская (Патракеевская, Чухчинская) 38 и 146, Кондратьевская 24 и 104, Кутлындовская (Залес, Куплевендовская, Иерусалим) 12 и 51, Митрофановская 31 и 130, Нефедьевская (Малонефед.) 26 и 109, Оладовская 8 и 41, Усть – Лындога (Амосово) 28 и 114, Хомяково (Нижнекойдокурский Погост) 35 и 178. 

 Сёлами названы: в Верхнекойдокурском обществе - Дурасовская 2–я, в Нижнекойдокурском – Хомяково. Наиболее населёнными в 1920 году были: деревня Дурасовская 1-я (200 чел.), село Хомяково (178 чел.) и село Дурасовская 2 -я (161 чел.).

 В Верхнекойдокурском обществе 8 деревень и 1 село. В них 221 двор, в которых проживали 1033 человека. В Нижнекойдокурском обществе 12 деревень и 1 село. В них 276 дворов, в которых проживали 1203 жителя.

 Всего в двух обществах 20 деревень и 2 села. В них 497 дворов, в которых проживали 2036 человек. Что на 1654 человека или в 5,3 раз больше, чем в 2021 году.

 Год 1894 – й

 В изданном в 1894 году «Кратком историческом описании приходов и церквей Архангельской епархии», в первом выпуске на страницах 199 – 202 приводятся сведения о Нижнекойдокурском и Верхнекойдокурском приходах.  Согласно Описанию в два прихода входят жители 27 деревень. Возможно, некоторые из деревень впоследствии слились с другими, потому их общее число к 1920 году уменьшилось на пять.

 Год 1888 – й

 В «Атласе Архангельской Епархии за 1888-й год» в разделе «Подробное описание во II-м благочинии Архангельского уезда приходов и населения» приведена таблица с информацией о Нижнекойдокурском и Верхнекойдокурском приходах, согласно которой в 27 деревнях приходов в 296 домах обитали 1708 душ. В этих сведениях учтены и 10 домов, в которых проживали лица, отнесённые к категории «духовных и военных»: 24 мужского пола и 35 женского. Поскольку военные здесь вряд ли могли находиться, в указанное число, вероятнее всего, вошли духовные лица и члены их семей. В качестве мест нахождения деревянных двух церквей и часовни в Нижнекойдокурском приходе названа деревня Ивойловская. Одна каменная церковь находилась в деревне Самычевской Верхнекойдокурского прихода. В двух приходах имелись по одной церковной школе и (в Нижнекойдокурском) училище младшей начальной подготовки.

 Год 1859 – й

 В 1861 году в Санкт-Петербурге издан сборник «Архангельская губерния по сведениям 1859 года», в котором размещены «Списки населённых мест». На страницах 7 и 8 под номерами 92 – 120 приведены 27 койдокурских деревень и одно село. При этом ошибочно указано их местонахождение – «на пр. ст. р. С.Двины». В таблице указаны расстояния деревень от уездного города (Архангельск) и от становой квартиры (находилась в деревне Устьянской Уемского прихода), а также число дворов, жителей мужского и женского пола.

 Селом названо Самычевское (Болото). Дворов в деревнях – 217, в них проживают 1339 человек.

 Деревни Чухчинская, Патракеевская и Ивайловская приведены раздельно, хотя расстояния от них до уездного города и становой квартиры полностью совпадают. Возможно, этот факт является подтверждением высказанной выше версии о их слиянии в будущем в одну деревню – Ивайловскую. Наиболее населёнными являлись деревни: Бурмачевская – 106 чел., Нефедьевская – 92 чел. и Кондратьевская – 81 чел.

 Год 1785 -й

 В Статистическом Описании крестьянских хозяйств Архангельской губернии по состоянию на 1785 год в числе волостей Архангельской округи под номерами 30 и 31 значатся Нижнекойдокурская (далее - НКд) и Верхнекойдокурская (ВКд) волости. Ниже приведены некоторые данные из Описания.

 Число деревень в волостях: НКд – 29; ВКд – 12 (Всего – 41)

 Число домов в волости: НКд – 205; ВКд – 96 (Всего – 301)

 Число дворов в волости: НКд – 214; ВКд – 111 (Всего – 325)

 Население по ревизии 1782 года, чел.: НКд – 1191; ВКд – 600 (Всего – 1791)

 В том числе записано раскольников, чел.: НКд – 14; ВКд – 52 (Всего – 66)

 Число бобыльских дворов и (в скобках) число душ в них: НКд – 19 (31); ВКд- 4 (5)

 Число дворов с грамотными и (в скобках) число грамотных мужчин: НКд – 58 (81); ВКд – 25

 Число детей учащихся: НКд – 10; ВКд – 11

 Землевладение, десятин по веревной мере: НКд – 1059; ВКд – 631

 Число дворов, имеющих посев: НКд – 194; ВКд – 96

 Сбор хлеба в лучшие годы, сам сколько ржи и ячменя: НКд – 5 и 6; ВКд – 5 и 6

 Собирается копен сена в волости со своей земли: НКд – 26830; ВКд – 13774

 Имеется коров, быков, овец, лошадей: НКд – 334, 259, 364, 181; ВКд – 171, 95, 60, 86

 Дворов без лошадей, с одной лошадью, с двумя и с тремя и более: НКд – 75, 104, 29, 6; ВКд – 37, 62, 12, нет

 Дворов без коров, с одной коровой, с двумя, с тремя, с 4 и более: НКд – 41, 66, 66,32,9; ВКд – 15, 37,47,8,4

 Дворов без быков, с 1-2 быками, с 3-4, с 5 и более: НКд – 110,65,29,10; ВКд – 59,43,3,6

 Дворов не занимающихся промыслами: НКд – 2; ВКд - 3

 Дворов занимающихся промыслами: НКд – 204; ВКд - 97

 Число ветряных мельниц: НКд – 10; ВКд - 10

 Дворов необеспеченных собственным хлебом: НКд – нет, ВКд – 19

 Поскольку северные земли не всегда и не всех крестьян могли прокормить, приходилось им заниматься и другими, приносящими доходы промыслами как местными, так и отхожими.

 Виды промыслов и количество участвующих в них дворов:

Батраки и казаки (наёмные работники и бродяги): НКд – 27; ВКд - 2

 Пастухи: НКд – 3; ВКд – 2

 Смолокурение: НКд – 32; ВКд – 53

 Заготовка бревен, слег, леса: НКд – 5; ВКд – 8

 Заготовка дров: НКд – 69

 Заготовка дубильной коры: ВКд – 1

 Пресноводное рыболовство: ВКд – 1

 Лесная охота: ВКд – 12

 Тесальщики тёса: НКд – 36; ВКд – 73

 Бочары: НКд – 2

 Производство купорной посуды: НКд – 1

 Церковная резьба и позолота: НКд – 1. В Холмогорской округе других не указано.

 Плетение сетей: НКд – 1

 Кузнецы: НКд – 2, ВКд – 1

 Серебреники: НКд – 1. Всего в Холмогорской округе указано 8 дворов, из них 2 в отхожем промысле.

 Кирпичники: НКд – 1

 Горшечники: НКд – 1

 Кожевники: ВКд – 1

 Обработка кожи морского зверя: ВКд – 10. Указаны в виде отхожего промысла. Других в Холмогорской округе нет.

 Овчинники: ВКд – 1

 Костяники: НКд – 1

 Портные: НКд – 2; ВКд - 3

 Сапожники: НКд -1; ВКд – 3

 Постройка карбасов: НКд – 26. Ещё 1 указан в Кехотцкой черносошной волости. Других в Холмогорской округе нет.

 Работа на галиотах и на других судах (отхожий промысел): НКд - 3

 Извозчики на карбасе в разных местах: НКд – 1

 Сплавщики: НКд – 1

 Скупщики смолы, теса: ВКд – 2. В Холмогорской округе их указано всего 6.

 Скупщики рыбы: ВКд – 1. В Холмогорской округе их указано всего 2.

 Владельцы мельниц: ВКд – 1

 Артельщики: НКд – 1

 Лесные подрядчики: ВКд – 1. В Холмогорской округе их указано всего 2.

 Работники в городах: НКд – 2

 Разные работы: НКд – 37; ВКд – 4

 Год 1698 - й

 В Актах Холмогорской Епархии 1500 – 1700 годов приведена датированная 6 февраля 1698 года Порядная запись Братьев Колупаевых на десятилетнее владение землею Николаевской церкви, Койдокурской волости, Нижнего конца. Её завершение: «На то послух Нижной Койдокурской волости Василей Вешняков. Писал порядную запись Нижной Койдокурской волости Николаевской церкви дьячек Федка Никифоров Надеина».

 1687 – 1690 годы

 Этими годами датируются Отрывки из дела судного приказа Холмогорского архиепископа (Акты Холмогорской Епархии 1500 – 1700 годов) о взыскании празговых денег с порядников, сидевших в вотчинах Николаевской церкви, Матигорской волости, с приложением заемной кабалы одного из должников. В их числе оказались и койдокурцы:

 «195, апреля в 6 день, по сей росписи Койдокурец Поликарпко Омосов уплатил рубль с полтиною. Апреля в 21 день досталные полтора рубля взяты и отпись дана.

 Июня в 7 день, Койдокурской волости Никитка Дурасов з братьею уплатил по вышеписанной росписи 5 руб. Взято.

 197, декабря в 10 день, по вышевыписанной росписи Койдокурской волости Васка Дурасов з братьею уплатил пол – третья рубли досталных. Взято».

 Год 1680 – й

 В Актах Холмогорской Епархии 1500 – 1700 годов приведен датированный 23 ноября 1680 года Счетный список Койдокурской волости, верхнего конца, выборных счетчиков, считавших в Покровской казне трех церковных старост. Начало «акта ревизии»:

 «Лета 7188 года, апреля в 18 день Койдокурской волости верхнего конца волостные выборные счетчики Павел Гурьев, Елесей Мосеев, Григоре Наговицын считали тое же волости прошлых церковных старост Козму Фомина, Федора Коркавцева, Григорья Банева по их приходным и расходным книгам в правду».

 Далее описываются в подробностях доходы и расходы Покровской казны. Недостач и хищений не установлено

 Год 1676-й

 В 1676 году проведена перепись населения. Её результаты отражены в составленных в 1678 году переписных книгах, хранящихся ныне в фондах Российского государственного архива древних актов (РГАДА). Итоги переписи двух койдокурских волостей приведены в главах 33-36 переписной книги стольника Афанасия Денисовича Фонвисина да подьячего Федора Замятина. (Извлечения из переписных книг составленные Е.Е.Замысловским, выпуск первый. СПб., 1888).

 Выражение тож означает, что деревня известна и под другим названием. Оно далее и приводится. Переписывались дворовладельцы - мужчины. Остальные члены семьи и жители дворов указаны как дети, братья, соседи, подсоседники и недоросли. Выписка из дела (в современной транслитерации):

 Гл. 33 «Волость Койдокурская верхнего конца» (л. 268 – 276 об.). В ней великого государя деревни черные: д. Бобровская (л. 238); д. Филимоновская, Нежилая тож (л. 269 об.); д.Нестеровская, Галашевская тож (л. 270); д. Калитинская; д. Микулинская (л. 270 об.); д. Самочевская (сделана сноска: Двор пуст Вахрушки Ларионова; он с братом Гришкой да с детьми «збрели вверховские городы, от хлебной скудости, во 186 году; а пашнею владеют миром»); д. Дурасовская (л. 272); д. Чюгаревская, Чюхаревская тож (л. 273); д. Долгомудровская (л.274); д. Петрушинская; д. Полтарановская; д.Омельяновская верхняя, Чирцовская тож (л. 275); д. Микулинская, а Пологузовская тож (л. 275 об.); д. Колбасина; д. Сорокинская(л. 276).

 Всего в Койдокурской волости в верхнем конце 15 деревень, в них 55 дв. крестьянских, в них 61 ч. У них детей, и братьев, и соседей, и подсоседников, и недорослей 158 ч.

Дв. вдовий, в нем вдова, у неё сын.

 Дв. бобыльский, в нем 1 ч.

 11 дв. пустых (л. 276 об.).

 Гл. 34 «В то же волости (Койдокурской) погост» (л. 276 об. 277 об.).

 В Койдокурской волости в верхнем конце в деревне Прокофевской погост (в сноске: На погосте ц. Покрова пресв. Богородицы да ц. Николая Чудотворца, поставлена вновь)

 Д.Нефедовская церковная.

Всего на погосте 3 дв. церковных причетчиков, людей в них тож (то есть 3). У них детей и братья 9 ч. Дв. пуст. Да д. церковная, а вней 2 дв. крестьянских людей, людей в них тож. У них детей и племянников 5 ч.

 Гл. 35 «Волость Койдокурская нижнего конца» (л. 278 – 289).

 В койдокурской же волости, в нижнем конце великого государя деревни черные: д. Патрикиевская; д. Ивойловская, а Смеловская тож (л.278); д. Митроновская (л. 278 об.); д. Обакуновская, а Невская тож (л. 279 об.); д. Власьевская, Логинская (сноска, л. 280: «Дв. пуст Васки Иванова сына Тарасова; он збрел от хлебной скудости во 185 году; а пашню пашут миром»); д. Бурмачевская да Харковская; д. Хомяковская, а Скобяковская тож (л. 281 об.); д.Нефедовская (л. 282); д. Сисоевская (л. 282 об.); д. Левковская; д. Борковская (л. 283); д. Аникиевская; д. Устьлындовская (л. 283 об.); д. Глазановскаая, Волковская тож; д. Мурашевская (л. 284); д. Жихаревская, Несторовская тож (л. 284 об.); д. Алексеевская; д. Кондратевская (л. 285, сноска: «Дв. пуст Ивашки Митрофанова сына Скрыпова, збрел от хлебной скудости безвестно во 186 году, а жеребей ево насеяли сродцы»); д. Зарубинская (л. 285); д. Долгомудовская (л.285 об. – 286); д. Бобров ручей (л. 286); на Косткове горе д. Логиновская (л. 287 об.); д. Степшинская, Стефановская тож; д. Омеляновская нижняя (л. 288).

 Всего в Койдокурской волости в Нижнем конце 25 деревень, в них 90 дв. крестьянских, в них 93 ч. У них детей, и братьи, и соседи, и подсоседников, и недрослей 172 ч.

 Двор вдовий, у ней сын.

 21 дв. пустых

 В той же волости пустоши, «которые за крестьяны на оброк»: п. Александровская; п.Мехновская. Дементьевская тож на рч. Лындоге; п. Трофимовская; п. Ляшовская, Полутовская тож на рч. Лындоге; п. Гусевская, Остафевская тож на рч. Лырндоге; п. Ермаковщина, Климцшинская тож; п. Бутково; п. Шадринки; п. Змеино займище; п. Ушаковская; п. Марьина Гора; п. Кулаковщина на рч. Лындоге (л. 289 и об.).

 Гл. 36 «В той же волости погост (сноска: На погосте ц. Николая Чудотворца, ц. св. пророк Ильи, да ц. св. Варлаама Хутынского чудотворца). (л. 289 об. – 291).

 Койдокурской же волости деревни церковные, нижнего конца: д. Ивановская; д. Оладовская (л. 290); д. Александровская;

 на Ухтострове, в Богоявленском приходе: д. Сивериковская; п. Чухчинская, Болотная тож.

 Всего на погосте 4 дв. церковных причетчиков, в них 5 ч. У них детей и братьев 7 ч.

 Дв. просвирницын,

 Да церковных же 4 деревни да пустошь, в них 5 дв. крестьянских, в них 5 ч. У них детей, и братьев и соседей 10 ч.

 Обоего в Койдокурских волостях, в нижнем и верхнем конце 40 деревень, а вних 145 дв. крестьянских, в них 154 ч. У них детей, соседей и подсоседников 330 ч.

 2 дв. вдовьих, у них 2 сына.

 Дв. бобыльский, в нем 1 ч. У него 2 сына.

 33 дв. пустых. «А по скаске крестьян, которые дворы пусты, и тех пустых дворов крестьяне в котором году разбрелис, и хто их пашнею владеет, - и то описано под дворами».

 «И перед прежними переписными книгами прибыло жилых 29 дв. крестьянских, людей 13 ч., детей, и братьи, и соседи, и подсоседников 210 ч.» (л. 291 и об.).

 В состав волости Койдокурской нижнего конца тогда входили и правобережные деревни, перечисленные в конце первого абзаца Главы 35. Ныне потомки жителей этих деревень проживают в Боброво и в Косково («на Косткове горе»).

 Таким образом, согласно данным переписи в 148 дворах двух волостей проживали 491 человек. 29 дворов и 223 жителя прибыло за 50 с небольшим лет, минувших от предыдущей переписи. Туда, в 1622 год и отправимся.

 Год 1622 – й

 В Писцовой книге Двинского уезда письма и меры Мирона Андреевича Вельяминова и подьячих Бажена Степанова и Антона Подольского 1621-1624 годов (РГАДА Ф.1209 Оп.1 Д.11) приведены сведения о деревнях и мужском населении уезда. К сожалению, на современный русский язык переведена лишь небольшая часть книги, касающаяся нескольких южных волостей Двинского уезда, а также владений северных монастырей, в зависимость к которым попадали по разным причинам северные крестьяне. В их числе находились и койдокурцы.

 В начале описи имущества каждого монастыря перечисляются его материальные ценности. Пример подобной описи:

 «В Чюхченемской волости монастырь Николы Чюдотворца а на монастыре церковь Николы Чюдотворца а в церкви образов местных. Образ живоначалные Троицы на краске У образа цата серебряна а в ней вставки лалу У образа ж пелена бархат золотной опушка зенден червчата Образ Николы Чюдотворца на золоте поясной венец и гривны серебряны золочены Пелена тафта зелена Опушка зенден червчата…» И т.д.

 После перечисления внутримонастырских богатств уже более суровым языком перечисляются названия деревень и уличные прозвища зависимых от монастыря крестьян, или их имена-отчества, поскольку фамилий они тогда не имели. Массовое их присвоение начнётся лишь в конце XIX века. На Русском Севере тогда для многих крестьян их прозвища стали официальными фамилиями. Ниже приведены выдержки из описей нескольких монастырей и церквей, данниками которых стали койдокурские крестьяне.

 Села и деревни Антониево – Сийского монастыря.

 В Койдокурье (л. 146)

 Деревня Дементьевская а Хромцовская тож а в ней крестьян

 В. Онкудинко Иванов сын Шевцов У него сын Лучка

 В. Лучка Панфилов сын Селиверстов У него три сына Костка да Евсейко да Ивашко

 В. Юшко да Якушко Панфиловы дети Дмитриева

 В. Терешка Перфирьев сын Сысоев

 Пашни паханые и с отхожею пашнею что на Койдокурском острову земли три чети да перелогу восмь чети в поле в дву потому ж Сена на перевозе и на ямичком и на Горбатицы и в загогары пятнатцать копен Лесу непашенново четыре десятины В живущем чет выти а впусте выть бе трети.

 На листе 177 об. приводится история перехода земли койдокурского крестьянина в монастырскую собственность, её описание и границы:

 По купчей 113 (1604/5) году что купили у койдокурца у Михалка у Ефимова да по даной 124 (1615/6) году что дал Николы Корелсково монастыря старец Селуян да койдокурцы Калинка Тимофеев да племянник ево Роспутка да их же троецкой крестьянин деревни Дементьевской Лучка Панфилов за долг за сорок рублев по старым купчим и по государеве грамоте за приписью дьяка Ивана Нармацково 105 (1596/7) году что было за ними ж на оброке в Койдокурской волости на Онаньине юрмале деревни Гавриловской на реке на Двине против Костковы горы новоприсадной островок а прозвище хвост Пашни паханые худые земли пят чети да песком посыпало восмь чети в поле а в дву потому ж Сена меж поль пятнатцат копен Старово оброку дватцат девят алтын пошлин девят денег Новые наддачи четыре алтына две денги пошлин денга а по полюбовной записи Лучка да Михалка Панфиловых да Ивашка прозвище Суханка Савина да Калинки да Меншичка да Роспутки Нагавицыных 120 (1611/2) году подпустили они койдокурцов же верхоконских и костогорских крестьян и монастырских и богоявленских Максимка Семенова сына Малафеева с товарыщи под поскотину скоту их и своему скоту на выпуск своево владенья по купчим и по оброчной грамоте своево присадново острова Хвоста за своими пашнями лесное место присадное против Костковы горы а поставити верхоконским и костогорским крестьяном и монастырским и богоявленским огорода от своих пашен от тое поскотины по тому острову Хвосту вдол две доли а Луке Панфиловы с товарыщи городити тово огорода трет а межа огороду сначала городит верхноконским и костогорским крестьяном и монастырским с верхнево конца от Онаньины юрмалы от стенного огорода до от Костогорсково от Федорова перелога Михеева с верхнево края да вниз вдол по острову две доли а Луке Панфилову с товарыщи городит от тово ж огорода трет вниз до лахты Орлихи.

 Деревни Архангельского Михайло – Архангельского монастыря

 В Койдокурской (л. 234 об.)…

 Деревня …….вская а вней крестьян:

 В. Левка Федосеев сын Остафьев У него два сына Гришка да Федотко

 В. Васка да Олферко Федосеевы дети Остафьева У Васки сын Сенка

 Пашни паханые и с отхожею пашнею что на Койдокурском острову и на Онаньине Юрмале середние земли две чети да перелогу худые земли шесть чети с осминою в поле….

 Николо – Корельский монастырь

 В койдокурской волости

 Деревня Гавриловская Николская тож (л. 274) а в ней крестьян

 В. Ондрюшка да Демка Кириловы дети Бетюкова

 В. Федка Фролов сын Малгин

 В. Тренка да Пятунка Тимофеевы дети Кучкова

 В. Ондрюшка Фролов сын Малгин

 В. Шестачко Иванов сын Кучков

 Треть деревни Петрушинские а в ней

 В. Митка Гаврилов сын Головков

 Далее перечисляются пашни и сенокосы крестьян.

 Николаевский Чухченемский монастырь

 Николы ж Чюдотворца Чюхченемского монастыря владеют по закладной 57 (1548/9) году да по правовой грамоте воеводы Микиты Пушкина да дбяка Путила Григорьева 121 (1612/3) году да по судном списку 125 (1616/7) году

 А были в черных волостях в Койдокурской волости на Костькове горе

 Деревня Власьевщина а Николская тож а в ней крестьян

 В. Малафейко Ортемьев сын Бобров

 В. Павлик Федоров сын Дурасов

 В. Шумилко Минин сын Голников У него два сына Ивашка да Офонка

 В. Илейка Юрьев сын Дурносопов У него два сына Ефтихейко да Ивашко

 Далее перечисляются пашни и сенокосы крестьян. От деревенского прозвища («уличной фамилии») Дурасов получила название одна из койдокурских деревень.

 Владения церквей Курцова посада г. Холмогоры (л. 336 об.)

 В волости в Койдокурье

 Деревня Елесовская усть Лындога а в ней крестьян

В. Томилко да Аристко Григорьевы дети Галахтионова

 Деревня на Городище усть Лындоги а в ней крестьян

 В. Кондрашко Ильин сын Зуев У него сын Гришка

 На Косткове горе

 Деревня Тимохновская

 В. Шумилко Минин сын Голиков У него два сына Ивашко да Офонка

 В Илейка Юрьев сын Дурносопов У него два сына Ефтихейко да Ивашко

 1613 – 1618 годы

 В Актах Холмогорской Епархии 1500 – 1700 годов приведены за 1613 - 1618 годы Приходные памяти в денежной и хлебной казне, принадлежащих Куропольского посада спасскому прикащику, попу Тимофею. Упоминаются в них и койдокурцы:

 Взял у Федота Хромцова з братом с половины оброчной Маслухинской деревни, что в Койдокурьи, за прошлой 123 год рубль з гривною.

Взял у Томила Григорьева с Койдокурской с Елозовской деревни оброку за три годы, по 4 гривны за год.

 Привез Мина Яковлев да Поспел Васильев с Койдокурьи с Кутлындоской деревни жита за прошлые годы 11 мер.

 Год 1597 – й

 В Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА, № 4286/204 раздел «Двина») хранится Указная с прочетом грамота царя Федора Ивановича (Новгородской четверти) 1597 года на Двину старостам Терентию Шубину и Малафею Степанову о даче на оброк крестьянам Василию Наговицыну, Савелию Тимофееву и Петру Панфилову острова Хвост на р. Двине в Койдокурской волости Двинского уезда.

 Год 1593 – й

 В XV - XVI веках на северных землях укрепляются монастыри. На их строительство и содержание требовались значительные средства. Они выделялись «по государеву цареву и великого князя вся Руси наказу» как в денежной (незначительно) форме, так и в виде передачи «на кормление» рыболовных тоней, варниц соли и деревень с крестьянами. За недоимки и прочие долги к монастырям переходили и отдельные дворы с крестьянами в различных деревнях. Эти действия закреплялись в сотных. Сотная грамота - выписка из официального документа.

 В датируемой 30 октября 1593 года «Сотной с писцовых книг князя В. Звенигородского 1586 – 87 гг. на вотчину Антниево – Сийского монастыря и подьячих Рахманина Воронова и Степана Федорова на владения Николаевского Корельского монастыря в Двинском уезде» (Архив ЛОИИ, кол. 174, оп. 1, № 473) читаем:

 Дер. Нефедьевская на реке на Кондокурьи: в. Никитка Онаньин сын Долгополов. Пашни 3 чети, в дву потому ж. Сена 150 копен. Лес болшой с волостью ж. А сошного писма сказали пол – обжи с получетью, сказывает, в монастырь на год по 2 гривны денег, а государеву дань и оброк платит с волостью вместе.

 В Койдокурьи деревня Дементьевская, а Хромцово тож:

 в. Кондрашко Сысоев да Худячко

в. Степанко да Митрофанко Хромцовы

 Пашни середние земли обжа, а в пусте водою смыло обжа с четью.

 1587 – 1588 годы

 Этими годами датируется Сотная грамота из Двинских писцовых книг князя Василия Андреевича Звенигородского и подьячих Рахманина Воронова и Степана Федорова на владения Николаевского Корельского монастыря в Двинском уезде (Архив ЛОИИ кол. 174, оп. 1, № 473). В их числе:

 В Койдакурьи деревня Гавриловская, Никольская тож:

 В. Сенко да Фролко Молафеевы

 В. Иванко Чюпро да сын его Степанко

 В Коидакурьи треть деревни Петрушинские:

 В. Гашко Наговицын. А две терти тое деревни за волостными крестьянами.

 А подписал царя и великого князя дьяк Ондрей Щелкалов

 1586 – 1587 годы

 Этими годами датируется хранящаяся в РГАДА (№ 4264/182) «Писцовая выпись кн. Василия Андреевича Звенигородского, подьячих Рахманина Воронова и Степана Федорова игумену Архангельского Михайлова монастыря Евфимию на монастырь в Новом Колмагорском городе» и его владения дд. Черное Другое, Панинское в Филькове и др. (19) с пустт., пожнями, мельницей и рыбными ловлями «в Копалкурье», в волл. Уйма и Лисоостровская, «в Низовой луке», в Андреянове ст., «в Калкуле», «в Саломбале», «в Кундоронде в Поврокуле», «на Лае», в вол. Кехта, Княжеостров и Койдокурская и в Загорском ст. в Двинском уезде».

 Год 1561 – й

В РГАДА (4146/64) хранится датируемая 11 июня 1561 года Данная Осипа Федорова сына Ташлыка и Игнатия Степанова сына Ляпуна игумену Николаевского Корельского двинского монастыря Александру на приданое владение своих жен Ульяны и Ульяны (другой) Федоровых дочерей Быкова на жеребьи д. Гавриловское в Койдокурьи» в Двинском уезде.

 Год 1559 – й

 В РГАДА хранится (№ 4142/60) датируемая 21 мая 1559 года Данная душеприказчика Марины Федоровой дочери Быкова – ее зятя Игнатия-Ляпуна Степанова сына Николаевскому Корельскому двинскому монастырю на четверть деревни «в Койдокурьи» в Двинском уезде.

 1552 – 1554 годы

 Этими годами датируется Сотная из книг письма И.П.Заболотского на вотчину Михайловского Архангельского монастыря. Выдержка из неё:

 Лета 7061 году дана выпись двинских книг по новому письму Ивана Петровича Заболотского да Дмитрия Иванова сына Темирева с товарыщи в Двинской уезд. В нижней половине монастырь на Низу. А в неи церковь Михайло Архангела да другая теплая церковь Ильи пророк. Того ж монастыря деревни:….в Койдокурской волости на Косткове горе дер. Омельяновская: В. Тытко да Осипко, да Сидорко. И всего живущего деревня с третью деревни, а дворов в ней 3, а людей 4 человека.

 Год 1560–й

 Прозвучало имя Койдокурья в «Платежной книге Двинского уезда 1560 года», составленной по результатам двух описаний Двины - Ивана Заболоцкого в 1552-1553 годах и Василия Гагина в 1559 году. Книга дошла до нас в составе сборной рукописи, основную часть которой составляют книги денежных сборов, относящихся к Двинскому, Устюжскому, Хлыновскому и прочим уездам. В этой составной рукописи Платежная книга размещена на листах 130-292. Начиная с 231 листа приводится перечень промысловых угодий с указанием их владельцев и оброка, взимаемого с них: «Книги оброчные двинские: тонь морских на Летней и на Зимней стороне, и двинские речные тони, и оброки за рыбную ловлю из станов и с волостей, и с рек морских, которые текут в море своими устьями». На листе 232 приведены тони «на Летней стороне»» Белого моря, где разрешён за определённую плату лов рыбы жителям Двинского уезда. В их числе:

 Селиванова з братиею из Койдокурьи

 На листе 248 читаем:

 А се оброки мелкие и за рыбную ловлю з двинских волостей, и с посадов с реки Двины, и с реки Пинеги, и с реки Емцы.

 С Койдокурьи, и с Кехты с Луковца, и с острова, что на Песку на реке Двине. Давати им оброку з году на год за рыбную ловлю пятьнадцать алтын.

 В Койдокурской же волости с починка с Людки у Елисейка, да у Куземки у Бобровых, да у Данилка, да у Гридки Радивоновых детей Веретново, да у Исачка у Семенова у Боброва, да у Разпопы у Оксентьева сына Михеева оброку з году на год десять денег.

 В Койдокурской же волости с островка на Двине реке против Гавриловские и Самыловские деревни у Ивашка у Прокофьева оброку з году на год два алтына.

 В Койдокурской же волости с острова, что на Двине против оброчново починка Каливетцкие слободки, у Оксенка у Михеева, да у Ивашка у Шептяка, да у Шеста у Зиновьева сына Глазунова, да у Куземки у Федорова сына Боброва, да у Неяайка у Елисейка у Юрьева сына да у Данилка у Федорова сына, да у Исачка Семенова сына Горяина оброку з году на год пол осьма алтына.

 Год 1543 – й

 В РГАДА хранится (№ 4103/21) датированная 5 июля 1543 года Запись - обязательство («отпись») Павла Иванова сына Чечюлина игумену Николаевского Корельского двинского монастыря Ефрему о предоставлении крепостей на данную его двоюродным братом Невером Селивановым сыном монастырю треть деревни Петровское «в Койдокурье» в Двинском уезде.

 1529/30 годы

 В РГАДА хранится (№ 4089/7) датированная указанными годами Данная Онкифа-Невера Селиванова сына игумену Николаевского Корельского двинского монастыря Вассиану на деревню «в Лындоге» в Койдокурской волости Двинского уезда.

 XV век

 Более давний письменный «след» истории койдокурского поселения нашёлся в двух рукописных грамотах, опубликованных в книге «Грамоты Великого Новгорода и Пскова» (1949 г.). Всего сохранилось 348 грамот. Из них 156 частного характера относятся «к Двине».

 Грамота под номером 266:

 XV в.— Купчая Ивана Семенова у Ивана и Василия Нестеровых детей Рабыновых на землю в Койдокурье (ЛОИИ, Двинские акты, № 37. —Список 1633 г. ЛОИИ, Актовые книги , № 136, л. 58—58 об).

 Се купи Иване Семенове у шурьи своей у поповыхъ дѣтей у Нестеровыхъ у Рабыновыхъ у Івана и у Василья селе в Коидокурьи, отчину ихъ: горнюю землю и юрмольскую, и прикупную пожню Доиницину, и пожни того села, и притеребы, и ловища, и тоню на Двинѣ на Великомъ пѣску, и перевѣсища на лывѣ за Коидокурьею, и прикупную землицю Ступиньскую за церковью Рожества, 1 и пригорець, чѣмъ попъ Нестеръ владѣлъ и его дѣти Иване и Василеи, и Маракшиньскую землю. А да на томъ селѣ Иване 5 Рублевъ, а пополонка опашень. А купи одерень собѣ и своимъ дѣтемъ. А на то послухи: Ондрѣи Степановичь, Михѣи Филовъ, Лука Васильевъ, попъ Савелѣи святаго Николы.

 Грамота № 267

 XV в.— Купчая Якова Ивановича и Ивана Андреева у Юрия Григорьева на землю в Койдокурье ). (ЛОИИ, Актовые книги, М 136, лл. 58 об. — 59).

 Се купи Яковъ Ивановичь у Юрья у Григорьева и братане его Иване Ондрѣевъ сынъ село в Коидокурьи, отчину свою: горнюю землю и юрмольскую землю, и прикупную пожню Доиничину, и пожни того села, и притереби, и ловища, и тоню на Двинѣ на Великомъ песку, и перевѣсища на лывѣ за Коидокурьею, и прикупную землю Ступинскую за церковью Рожества, 2 и пригоричь, и Мара[к]шиньскую землю. Чѣмъ володѣле Юрьи и его дѣти, ино тымъ володѣте Якову Ивановичю и его братану Ивану Ондрѣеву. И грамоты свои старый и новый поймали. А дали на той земли

 5 рублевъ, собѣ и своимъ дѣтемъ и в вѣки. А на то послухи: Зиновиі

 Значения некоторых приведённых в грамотах, сотных, купчих и других документах терминов.

 Сокращение В. означает «во дворе».

 Четь = ½ десятины = 1200 кв. саженям = 5462,7 м² = 0,54627 га.

 Десятина = 2400 квадратным саженям == 109,25 «соток» = 1,0925397504 га.

 Осьмина (1 осьминник) = 1/8 десятины = 300 кв. саженям = 1365,675 м² ≈ 0,137 га.

 Выть — пай или участок земли, не имевший постоянной величины, связанный с качеством земли и трудовой способностью владельца.

 Село – двор со всем хозяйством.

 Горой на Русском Севере именовался любую возвышенность. Потому и топонимов с основой «гора» у нас великое множество. Соответственно «горной» называли землю на возвышенности.

 Орамой именовалась земля, возделываемая для посева зерновых хлебов. Она же в некоторых северных актах - «страдомая.

 Репище – репное поле.

 Притеребы — расчищенная под сенокос луговая окраина.

 Ловища – места ловли, охоты.

 Пополонка – сверх оговоренной платы.

 Одерень - продажа земли или чего-либо другого «в веки», т.е. без права выкупа.

 Поп – священник, батюшка до раскола православной церкви в XVII веке. В церковном делении до указанных трагических событий крупные территории именовались (на греческий манер) протопопиями. Управлял каждой из них протопоп. Его подчиненных называли попами. И это обращение было вполне уважительным.

 Послух — в древнерусском судебном праве свидетель, обладающий «доброй славой», то есть достойный доверия.

 Сочькои – равнозначно предлогу с.

 1474 - 1477 годы

 Итоги долгой борьбы Москвы и Новгорода за двинские земли нашли отражение в трёх списках двинских волостей, впервые опубликованных в «Актах Археографической экспедиции» и с тех пор традиционно именующихся «первым», «вторым» и «третьим» по порядку их первой публикации.

 Во «втором» (1474-1477 гг.) списке» перечислены земли, призванные стать «вотчинами осподарей великих князей»: «А Колмогоры и Падрин погост, Матигорьская лука от Орлеца, Нальостров до Великого Поля, Куръостров, Чюхчелема, Угтъостров, Великая куриа, Коидокуриа, Кегта Великая, Княжостров, Низовская лука вся до моря, Солонбал, Терпилов погост, Уна, Ненокса, — то все вотчина осподареи великих князеи. А искал того Строганов на Есипе на Ондреянове, да на Иване на Григорьеве, на всех боярех на двинских» (ДДГ. С. 356, № 89.)

 Документы с более древними датами койдокурской истории следует искать в РГАДА. Только едва ли они будут дальше 1397 года, поскольку в доставленной в указанном году послами Великого князя московского «Двинской уставной грамоте» в числе существующих тогда в Двинской земле русских поселений Койдокурья не называется. То есть русскую историю поселения можно будет лишь уточнить и, возможно, добавить по результатам уточнения несколько десятков лет. Что тоже не мало. Впрочем, могут быть и приятные сюрпризы.

 Разумеется, «человеческая» история Койдокурья гораздо древнее.

 Об «авторах» некоторых местных названий, их значениях.

 Пришедшие в Заволочье новгородцы застали здесь малочисленных обитателей, говоривших на чудных языках. Возможно, ещё и по этой причине инородцы стали называться чудью. От них русские люди со временем узнали названия окрестных рек, озёр, болот, холмов.

 Кто жил в этих местах до прихода русских и одновременно с ними?

 Этот вопрос интересовал и наших предков. В номере «Отечественных записок» за 1829 год безымянный автор опубликовал заметку «Изъяснение некоторых Карельских слов, доказывающих существование Чуди», в начале которой он пишет:

 «Древние жители Архангельской губернии были Самояды, Лопари и Зыряне, которые, обитая в оной доныне, удержали свое название, язык и образ жизни. Роды сих жителей принадлежали к Пермии или Биармии, граничившей с Финляндией, и известны потом под общим названием: Заволоческой Чуди — название, данное им Россиянами по левому, гористому, болотистому и необитаемому пространству, и, может быть, от странного их образа жизни, занятий, промыслов, и что они были идолопоклонники, ибо и поныне человека грубого и неприверженного к закону веры, называют в просторечии: эдакая чудь, или чушка! По существующим по cиe время названиям, данным сею Чудью многим заливам, по Двине реке и Белому морю лежащим, деревням», селениям и другим местам и урочищам, заключить должно, что cия Чудь пo Двине реке и по всей стране сей имела постоянные места своего жительства, которая в начале XI-гo столетия платила уже дань Новгороду…Язык Чудский был от Русского совершенно отменный, но сходный с нынешним Зырянским и Финским, или Карельским, что можно заключать из названий, доселе сохранившихся. Любопытному читателю я предлагаю здесь изъяснение большей части таковых названий, которые собрал и поверил чрез знающих Карельский язык, с которого они переложены. Суждение о сем предоставляю ученым».

 В числе «карельских» названий автор привёл и Койдокурью, предложив следующее толкование имени местности: «Гнилой пролив, от кой гниль, и койда гнилой, и курья пролив».

 Ограничившись лишь одним «карельским» языком, автор почему-то не вспомнил о том, что задолго до «финских» народов в Заволочье появились немногочисленные рыбаки, охотники и собиратели – саамы. Известный российский лингвист, общепризнанный специалист в области северорусской диалектной лексики, профессор УрГУ Александр Константинович Матвеев в статье «Древнее население севера Европейской России. Опыт лингвоэтнической карты I» (Известия Уральского государственного университета. 1999 г., вып.13) по этому поводу отмечает: «Хотя считается, что предшественниками русских на Севере были в основном прибалтийские финны карело-вепсского типа, и подтверждение этому видят во множестве прибалтийско-финских заимствований, усвоенных местными русскими говорами, саамские топоосновы встречаются в регионе так же часто, как и прибалтийско-финские. Это можно объяснить только большой близостью языков, несомненно, ещё более значительной в старину, и массовым усвоением прибалтийскими финнами географических названий своих предшественников – саамов».

 Звучит саамский язык в названиях койдокурских и ближайших к ним земель. Река Кехта впадает в двинской залив Мечка, название которого имеет прасаамское происхождение: от мечче – «лес».

 И название угора Кикур на реке Кехте у деревни Григоровской осталось от саамов. В их языке киккер – «треугольная кость задней части оленьего черепа». Возможно, к этому субстратному источнику восходит русское кекур – «высокий скалистый камень на берегу, скалистый мыс». Почему «треугольная кость»? Возможно, во времена жительства саамов именно такие ассоциации вызывал вид угора с противоположного берега.

 Дали саамы название и Солозеру, вытекающему через ручей (речку) в Кехту. В саамских диалектах суоло – «остров». Вспомним Соловецкие острова. Есть остров и на Солозере:

 Кроме того, чётко выраженная саамская основа присутствует в приведённой в «Списке населённых мест Архангельской губернии на 1-е Мая 1922 г.» рядом (в скобках) с деревней Ивойловской, влившейся в неё позже деревни Чухчинской. Эта деревня как самостоятельная нанесена и на карту 1865 – 1871 годов. И в «Списке населенных мест 1859 года» деревни Чухчинская, Патракеевская и Ивайловская приведены раздельно, хотя расстояния от них до уездного города и становой квартиры полностью совпадают. В переводе с саамского чухч - «глухарь».

 Имеются на койдокурской земле и топонимы т.н. «финского» происхождения.

 К ним относится имя реки - Лындога. Основа лынд (линду), встречаемая в десятках северных топонимов, в финских языках имеет значение «птица».

 В монастырских документах и купчих, касающихся койдокурских крестьян иногда встречается выражение: «в Койдокурской волости на Онаньине юрмале». Этимологии топонима Юрмала (Юрмола) А.К.Матвеев посвятил большую статью, в которой изложил существующие факты и аргументы других топонимистов, и предложил своё толкование: в качестве первой его части финское juuri – «корень, комель; основание, низ, край» и для второй финское malo – «край, конец, сторона, бок, залив, берег». Впрочем, статью учёный завершает не столь уверенно: «Все эти факты в совокупности позволяют сделать вывод, что установив первичную семантику топонима Юрмала и лежащего в его основе географического термина, мы, тем не менее, не можем уверенно возвести его к какому-либо определённому субстратному языку Русского Севера, хотя финское в широком смысле слова происхождение этой лексемы не подлежит сомнению».

 Этимологию названия Койдокурье учёные пока не предложили. Его окончание (курья) у них не должна вызывать вопросы. Во многих северных гидронимах слово присутствует в виде их второй части. Для его толкования А.Л.Шилов («Заметки по исторической топонимике Русского Севера». М., 1999) предложил слова из саамского языка курр – «теснина, овраг» и прибалтийско-финских языков куро, куру – «желоб, теснина, овраг».

 В словаре Владимира Даля приведены другие значения: «курья - ж. вост. заводь, ручной залив, особ. мелкой и длинный; || сиб. старица, старое русло, заметанное с концов; сев. глухой рукав, теряющийся в болотах; || разливной приток, которому нет названья. Шенкурск стоит при впадении Шенги в Вагу, отчего названье шенкурья, Шенкурск. || вологодск. Широкое, глубокое место в реке, с уступами? || пск. твер. грыжа и одержимый ею? вероятно курея, см. это сл. Курьевый, к курье относящ».

 Существует т.н. «народная» версия получения первой части названия, которую изложил Петр Ефименко в книге «Заволоцкая чудь» (1869 г.):

 «Село Койдокурья Архангельского уезда, как говорят крестьяне, получило своё название от первого поселившегося в тамошней местности чудина по прозванию Койда, или Койка. Откуда собственно пришёл Койда, и когда поселился — предание умалчивает; но оно сообщает, что поколение Койды было мужественно, великоросло и чрезвычайно сильно. Члены его поколения могли разговаривать между собою на 6-ти верстном расстоянии, или иметь перекличку. Один из тех чудинов был столь силен, что однажды когда он вышел по утру из ворот и затем чихнул, то своим чохом до того испугал барана, что тот бросился в огород и убился до смерти. По истечении некоторого времени местность Койдокурская сделалась известна другим, и сюда с разных сторон стали стекаться чудь, новгородцы и поморяне и начали расселяться деревнями, и затем каждая деревня получила своё название от первого поселившегося жителя или по другим причинам».

 Интересная легенда. Жаль, нет машины времени, не расспросить чудина Койду. Если он был такой вообще.

 А, может, вовсе не иноязычное слово койдо, а наше родное?

 В словаре Владимира Даля находим: «Койды нареч., сев.куда; которым местом, которой дорогой; в какое место». В словаре А.О.Подвысоцкого то же самое: «Это слово (сейду), а также койду, койды, койду, тойды обозначают направление пути».

С другой стороны, названия многим северным водам и землям присвоили предшественники русских. Коль учёные не могут, или не хотят, рискну предложить свои версии толкования слова койду.

 Восточная сторона протоки Койдокурки соединяется с протокой Курьинка, а северная с рукавом Северной Двины Орлиха. Для дешифровки первоначальной основы койдо может подойти саамское коте в значении «вязать». Появившиеся в здешних местах представители финских племён могли придать слову форму коди и значение «дом, хозяйство». Не хватает лишь мягкого звук Й.

 И потому ещё одна версия. Совпадающее по звучанию слово койду (koidu) встречается в эстонском языке. Означает оно «рассвет». Это вам не какой – нибудь «гнилой пролив».

 В Эстонии несколько деревень носят название Койду. Пример: деревня Койду на севере Эстонии в волости Сауэ уезда Харьюмаа. И это название на Двину могли принести вепсы - малочисленный народ финно-угорской языковой группы, именовавшиеся официально до 1917 года чудью. Они традиционно проживали и на территории, ныне занимаемой Ленинградской областью. То есть рядом с Эстонией. Полагают, что по происхождению вепсы тесно связаны с формированием других прибалтийско-финских народов.

 Оставили вепсы память о себе ещё в одном койдокурском названии деревни – Чухаревская. В северных деревнях применительно к вепсам в бытовой русской речи употреблялось название «чухари», которое часто имело шутливо-иронический оттенок. И это не ругательное слово. Чухарями вепсов называли ученые, в своих работах. Вот, к примеру, несколько публикаций о вепсах, где они названы чухарями: А.В.Лескова «О чухарях»; А.А.Киселёв «Техника в чухарском быту» и он же «Народная медицина у чухарей» и т.п. Более того, само слово вепсы появилось только в ХХ веке, когда Советская власть давала имена многим малым народам.

 С учётом приведённых аргументов, можно принять как русскую этимологию «направления пути», так и эстоно – вепсскую - «рассветную». Решение за вами, уважаемые койдокурцы. И, разумеется, за учёными – топонимистами.

 Кстати, ещё один «тёзка» Койдокурья нашёлся на юго-западном побережье Западной Африки в республике Сьерра-Леоне. Город Койду (Koidu Town) является крупнейшим в провинции Коно. Вот что о нём пишут в путеводителе: «Он известен своими богатыми запасами алмазов, которые добываются в окрестностях города. Кроме того, здесь можно посетить местные рынки, где продаются различные товары, включая местные фрукты и овощи. В городе также есть музей, посвященный истории добычи алмазов в Сьерра-Леоне. Койду также славится своими красивыми пейзажами и природными достопримечательностями, включая горы и реки. В городе есть несколько отелей и ресторанов, где можно попробовать местную кухню. Койду также является отправной точкой для походов в национальный парк Баффало-Ривер, где можно увидеть различных животных, включая слонов, буйволов и львов».

 Койдокурцы, африканский город Койду ждёт вас!

 На этой мажорной ноте завершим путешествие в прошлое Койдокурьи. Пусть оно работает и на будущее славного русского поселения. Койдокурцам можно посоветовать в максимальной степени использовать преимущества, предоставленные им историей. Вокруг только одного мифического персонажа Койда напрашивается интересный людям всех поколений проект. О детстве Койды, юности, любви, детях, невероятных приключениях, подвигах и достижениях сказки надо сочинять, конкурсы стихов, небылиц, фантастики, рисунков объявлять.

 И памятника в бронзе достоин мифический герой. Чем он хуже каких-то греческих Геракла или Одиссея? Или того же Мюнхаузена?

 И о предшественниках русских в этих землях стоит рассказывать. Можно и в форме ныне популярного в молодёжной среде квеста, например, на тему «Встреча Руси с Чудью».

 Мельницы ветряные построить и туристам предложить работу на них с оплатой свежевыпеченным хлебом.

 Постройкой карбасов славилась Койдокурья. Возможно, где-то сохранились их чертежи? По ним новые суда можно строить на воссозданной верфи. И т.д. и т.п.

 Фантазия у жителей Койдокурья гораздо богаче. И терпения им не занимать. Как и трудолюбия. 

 С грядущим 550 – летием, Койдокурья!

Александр Чашев

**

На фото Анны Опариной - деревня Хомяковская, где ещё недавно располагался административный центр Койдокурья

 Предыдущая публикация из цикла «Читая страницы минувших веков»: https://rusnord.ru/hot/61671-otpuschen-lomonosov-ne-bezhal.html  


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Июль 2024 (249)
Июнь 2024 (354)
Май 2024 (346)
Апрель 2024 (355)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)







Деньги


все материалы
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20