Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Три слова на экране. В Архангельске рассказали о тайнах кинодубляжа

На международном кинофестивале Arctic open, конечно же, демонстрируются фильмы из разных стран — Китая, Дании, Ирана, Турции, Италии, Азербайджана, Канады и других. Задумывались ли вы над тем, кто переводит эти фильмы на русский язык и как? Дарья Койбина выяснила, что этим занимаются студенты старших курсов Северного (Арктического) федерального университета. Доцент кафедры перевода и прикладной лингвистики Майя Лютянская рассказала о спорных моментах при переводе, зачем переводчики связываются с режиссёрами фильмов и почему студенты искали оригинальную цитату Ленина в отечественном фильме.

— Майя Михайловна, расскажите, как вы начали сотрудничать с кинофестивалем Arctic open?

— Сотрудничество с организаторами Arctic open продолжается уже несколько лет. Мы начинали его на кафедре перевода и прикладной лингвистики вместе с коллегами. Впервые к нам обратились с просьбой помочь с переводом субтитров, когда объём фильмов иностранных участников был очень большой, и у организаторов не хватало ресурсов, чтобы справиться в сжатые сроки. Мы согласились с удовольствием, потому что для нас и для наших студентов это возможность поучаствовать в реальном проекте, когда есть заказчик, настоящие сроки, ответственность, понимание того, что такое конфиденциальность информации, которую ты получаешь. Всё то, о чём мы рассказываем студентам в теории, они получают в реальной практике.

— Как вы находите этих студентов?

— Каждый год это индивидуально решается, потому что объём каждый год разный. Были годы, когда было очень много фильмов иностранных, и мы подключали не одну группу. У нас работали и магистранты, и все переводчики, которые выходят на четвёртый курс — ребята постарше, с большим образовательным опытом. В этом году объём не такой большой, мы справляемся пока силами одной группы. В группе семь человек, из них в проекте активно работают пять. Это волонтёрская работа, которая идёт за пределами основной программы. Мы не отменяем свои пары, мы работаем по программе, а эту работу мы проводим дополнительно. И поэтому, если кто-то из студентов не хочет заниматься этой волонтёрской деятельностью, мы их не заставляем. Но, как правило, таких нет, им всегда интересно.

Сейчас работает группа, у которой первый язык — английский, второй — немецкий. В прошлые годы в ситуации, если нам нужно было больше участников, больше ребят, мы подключали и выпускные группы с другими направлениями, где английский второй язык. Субтитры идут в 99% случаев на английском языке. На моей памяти может только один фильм или два были с французскими субтитрами.

— Если перевод субтитров для фестиваля — волонтёрская работа, почему ребята занимаются этим сейчас на паре?

— Мы часть занятия посвящаем ответам на вопросы по субтитированию. Часть работы выносится на дом, на самостоятельную работу, потому что мы не можем всю пару потратить. Я распределяю время на занятие таким образом, чтобы мы обсудили проблемы с переводом, когда нам нужно брейнсторминг провести. Мы решаем проблемы совместно, обсуждаем, уделяем какую-то часть занятия. Но дополнительное время на перевод уже за пределами пар, это домашняя работа однозначно, плюс какое-то обсуждение на переменах, если этого требует сложность вопроса.

— Опишите вашу работу с фильмами.

— Мы получаем фильм от организаторов. Нам приходит видео и либо субтитры в форматах ASS или SRT, которые совместимы с программами для субтитрирования, либо субтитры приходят в формате DOC, тогда нам приходится создавать этот файл самим. Ребята оттачивают навыки работы в программе для подготовки субтитров. Обязательно мы начинаем с просмотра видео, потому что без видеоряда невозможно грамотно делать субтитры. Обсуждаем содержание картины, что хотел автор донести — это очень важно в будущем при выборе вариантов перевода.

Дальше начинается техническая работа. Ребята заносят перевод субтитров в программу. Мы смотрим, насколько хорошо субтитры ложатся на картинку, насколько соотносятся кадры на экране и как звучат фразы. Плюс есть технические ограничения, например, количество знаков в строке строго регламентировано. Оно может варьироваться от заказчика к заказчику, от студии к студии. Например, мы работаем в программе Aegisub (кроссплатформенный редактор субтитров с открытым исходным кодом — прим. ред.) — она в свободном доступе находится, поэтому именно ей пользуемся. В программе загорается красный цвет, когда количество знаков больше, чем должно быть в строке. Иначе зрителю тяжело — он не будет успевать читать и смотреть, что происходит сейчас в кадре. Поэтому перед студентами встаёт сложная задача. Одно дело — просто перевести текст. А другое дело — осуществить компрессию этого текста так, чтобы не потерять смысл, уложиться в технические требования, донести идею — это требует от них дополнительных усилий и развивает очень хорошо их переводческие навыки. После того, как они решают, что они сделали всё от них зависящее, я обязательно просматриваю субтитры и отправляю их нашим заказчикам.

— А вы от них какую-то обратную связь потом получаете?

— Обратная связь есть всегда. В этом году мы уже отработали детскую программу фестиваля. И ребята в этом году не только переводили титры, но ещё и поработали немножко актёрами дубляжа. Была необходимость для некоторых фильмов озвучить текст — видимо, для аудитории с ограниченными возможностями. Организаторы выразили благодарность студентам. Нам это очень приятно, и самое главное, что ребятам это даёт мотивацию, стимулирует на развитие в профессии.

— Можете рассказать, как процесс озвучивания происходил?

— Это не был какой-то профессиональный дубляж. Ребята готовили субтитры заранее, они знали, когда, что появляется на экране, и читали с листа. Для них это тоже была дополнительная нагрузка, потому что это тяжело — успеть попасть в кадр, произнести с правильной интонацией, громкостью голоса. И если аудитории было приятно слушать, значит, они хорошо справились со своей работой.

— Можете ещё рассказать про спорные моменты в переводе с точки зрения языка?

— Из последнего, например, мы разбирали слово «time». Что сложного в слове «time»? Все знают, что это «время». Но мы понимаем, что слово «time» в разном контексте может означать и эпоху, и какой-то период времени, и идею скоротечности этого времени, и идею того, что у каждого времени какие-то свои истории, и так далее, и так далее. В одном из фильмов есть фраза, в которой обыгрывается слово «time»: «Is it about time?» Количество смыслов, которые можно вложить в эту фразу, огромно. Нам нужно было найти тот самый нужный смысл, поэтому нам понадобился комментарий режиссёра. Фраза появляется с вопросительным знаком, а в русском языке аналогичная по смыслу фраза обычно не звучит как вопросительное предложение. Она звучит как утвердительное предложение, но тем не менее подразумевает в себе некий риторический вопрос. «Может быть, это лишь вопрос времени», говорим мы. И вот как нам оформить, если мы не можем убрать вопросительный знак из кадра? Как нам переформулировать фразу? Как нам её выстроить? В результате работы это три слова, которые появляются на экране. Но брейнсторминг у нас был очень-очень активный.

— А расскажите, как вы часто с режиссёрами связываетесь? Как это происходит?

— Мы не часто связываемся с режиссёрами. Есть фильмы, которые проще поддаются переводческим решениям. И, как правило, если организаторы Arctic open направляют материалы, часто фильм уже сопровождается комментариям. Упомянутый мною фильм не сопровождался, поэтому мы запрашивали комментарий у режиссёра. В случаях, когда мы понимаем значение, и у нас нет сомнений, тогда мы просто делаем. А если у нас есть сомнения, то мы стараемся как-то подкрепить свои выводы реальным мнением, выводами тех, кто создавал это кино.

— Вы сами пишете или звоните режиссёру?

— Напрямую мы режиссёру написать не можем, у нас этой информации нет и не должно быть. Конечно, через организаторов с ними связываемся, то есть мы задаём вопросы нашим контактным лицам в Arctic open, и они нам какую-то информацию присылают дополнительно.

— Вы сказали, что прежде, чем начать переводить фильм, вы его просматриваете. Бывало ли такое, что вы или ребята не до конца понимали смысл самого фильма?

— Я очень надеюсь, что мы поняли смысл фильма до конца, потому что если мы его не поняли в итоге, то, как я всегда говорю, без понимания не бывает перевода. Я могу снова сослаться на пример со словом «time». Вы посмотрите фильм и потом вспомните наш комментарий о том, что ты не всегда уверен, что сейчас интерпретируешь фразу именно так, как её задумывал режиссёр, как он хотел, чтобы зритель её понял. Такие нюансы бывают. Поэтому здорово, что у нас групповая работа, потому что одна голова хорошо, а две — ещё лучше. Мы обсуждаем, пересматриваем ещё раз и находим подсказки. Мы ищем, где автор оставляет какие-то подсказки — они могут быть в словах, в каких-то в знаках на экране, в каких-то картинках, кадрах. Нужно идти от смысла. Потому что переводческие решения — это не совсем «слово за слово». Порой фраза может быть оформлена совсем другими словами, но с тем же самым смыслом. Всё начинается именно с правильного понимания замысла.

— А можете сейчас привести самые запоминающиеся фразы из фильмов кинофестиваля?

— В детской серии был фильм «Серьёзный и живой» китайского режиссёра, где автор проводит параллель между китайским школьником, который жил несколько десятилетий назад, до промышленной революции в Китае, и современным китайским мальчиком. И показывает, что дети не меняются — один пинает по пыльной дороге камни, а второй идёт и пинает у себя в красиво оформленном саду садовые камешки. Один ест мороженое грязными руками, сидя на песке, а второй ест вкусное мороженое в машине у дедушки. Но сама природа детства и вот эти простые детские радости одинаковы. И в фильме был момент, где идёт цитата из другого фильма — про Владимира Ильича Ленина. Потому что Китайская Советская Республика в то время его цитировала. Маленький мальчик-герой стоит на холмике и изображает Ленина на броневике, повторяя цитаты из фильма про вождя. Студентам стало настолько интересно, что они нашли этот фильм, нашли нужный кадр и послушали, что на самом деле говорил там Владимир Ильич. Потому что через перевод с русского на китайский, с китайского на английский, с английского на русский от реальных фраз, которые произносил Ленин, мало что осталось. Студенты решили пойти своим путём — вернулись к самым истокам и записали речь Ленина в субтитр ровно так, как она звучала в оригинале. Мне было очень интересно за этим наблюдать, потому что это уже не то поколение, которое знает о Ленине много. Прелесть переводческой работы всегда в том, что никогда не знаешь, что тебе придётся узнать. А узнавать приходится очень много неожиданного, тем самым интересного.

— А какие фильмы из программ Arctic open вам запомнились больше всего?

— Это, наверное, неправильный ответ, что все фильмы нравятся? (смеётся) Но Arctic open — это такая возможность переосмыслить моменты, о которых мы в суете часто не думаем. Потому что некоторые фильмы невозможно без слёз смотреть, я думаю, что ребята тоже с этим сталкивались. И я всегда смотрю и задумываюсь о том, насколько талантливы люди, как у них получается за эти 10-15, порой за 6 минут, не говоря много и вроде много не показывая, но так выстроить кадры, выстроить фразы, чтобы так глубоко поднять какую-то человеческую проблему. Например, тот же фильм «Серьёзный и живой», где поднимается проблема детства, беззаботности, говорит о том, что мы должны помнить, что детям нужно детство, мы должны создавать детство для них. Из детских ещё интересный фильм «AF — прощение», понять смысл которого до конца мне помогли студенты. Про турецкого мальчика, у которого украли хорошую, дорогую обувь. И когда он пошёл её искать, он нашёл обувь в семье своего сверстника — в бедной семье, где, как он понял, родители болеют и не могут позволить купить своему ребёнку хорошую обувь. И по взглядам дети друга поняли, но этот мальчик из богатой семьи на ходу сказал: «Ой, я ошибся, я другую квартиру искал». Он подарил свою дорогую обувь бедному мальчику и просто ушёл. Это про простые такие человеческие ценности, которые дети не потеряли, несмотря ни на что. Мне кажется, это очень важно и показывать, и вспоминать об этом. И в своих детях развивать любовь к ближнему.

— Последний такой, наверное, философский вопрос. Как вы считаете, почему важно показывать фестивальные иностранные фильмы нашему северному зрителю?

— Наверное, для того, чтобы понять, что независимо от того, где люди живут — на юге, на севере, в Китае, в России, в Дании — это люди, и человеческая природа очень-очень похожа. Она, по сути, одна. Те ценности, чувства, которые мы разделяем — добро, сочувствие, сопереживания, забота и так далее —  как оказывается, они такие же точно для всех, для всего человечества. Это стирает границы, меняет наше представление о другой культуре, убирает ложные стереотипы. Да и просто, мне кажется, делает нас добрее и ближе друг к другу. Вот и всё.

Послесловие…

Полина Сазанова, 4 курс САФУ:

- Работа на Arctic open - новый для меня опыт, безусловно, очень полезный, очень интересный, поскольку я никогда раньше не работала на таком большом проекте. Работа действительно важная для меня и для моего будущего, поэтому я думаю, что это хороший шаг в будущей карьере.

— Какой из фильмов больше всего запомнился?

— Конечно, «Моя игрушка». Это очень сильный фильм, очень драматичный. О важном, о том, что происходит и в нашей стране, и по всему миру, и то, что касается всех нас. Ну и, наверное, он наиболее понятен людям, затрагивает самые глубокие эмоции.

— Какие были самые запоминающиеся фразы из всех этих фильмов? Или какие вызвали затруднения?

— Самой запоминающейся для меня стала статистика, которая приведена в фильме «Моя игрушка». Там огромный текст, но особенно запало в память, сколько детей забирают под опеку государства. Были определённые сложности передать смыл фильма как технически, так и морально.

— Расскажите, как происходило озвучивание фильмов?

— Мы приходили в кинозал, садились на определённые ряды, и нам давали микрофон после того, как ведущий представит фильм зрителям. Мы заранее переводили все реплики из фильмов, и когда наступал нужный момент, мы зачитывали в микрофон для всей аудитории то, что уже перевели. Конечно же, мы пытались отыграть персонажей, передать их определённые черты, характер, подстраивали голоса под детские. Самая интересная работа была — подстроить перевод под детскую речь, потому что дети обладают ограниченным лексиконом, и какие-то концепции приходилось передавать с помощью их простых объяснений.

— То есть вы озвучивали прямо в процессе показа фильма в зале? А почему не записали голос заранее?

— Не было технической возможности. У нас было ограниченное время, когда попросили об озвучивании. Мы закончили практически прямо к показу. Один из фильмов нам дали озвучивать буквально за день до показа. Очень большой диалоговый фильм. Это много персонажей, много детей. И нам, и организаторам не пришла идея записать это заранее. Но отыгрывать это прямо в процессе, наверное, было интереснее и как-то ближе к зрителям. Многие зрители нашему чтению даже аплодировали отдельно за отыгрыш и за то, как мы смогли погрузить их в фильм.

Да, было сложно, поэтому пришлось очень много тренировать озвучивание фильма дома. Я лично провела не один час, пересматривая все фильмы, зачитывая их заново, подбирая что-то, убирая, изменяя, добавляя какие-то интонации. Но, в общем, это всё дело тренировки.



За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Февраль 2024 (300)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)
Ноябрь 2023 (335)
Октябрь 2023 (324)
Сентябрь 2023 (320)







Деньги


все материалы
«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20