Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

"Запрет на книги и авторов только подогревает к ним интерес". Разговор с Романом Сенчиным

В июне Архангельск читает. Не только в июне, Архангельск вообще самый читающий город, о чем говорят социологические исследования. Но именно первый месяц лета уже третий год подряд становится настоящим праздником для любителей печатной книги. Купить ее из рук автора с именным автографом, лично пообщаться, поспорить… разве не кайф.

У «Руснорда» в эти три года сложилась славная традиция брать у пишущих гостей интервью. У тех, чьи имена давно на слуху, но чьи биографии пока не выходят массовыми тиражами. В 2921-м это был Шамиль Идиатуллин, в 2022-м – Яна Вагнер. Сегодня – Роман Сенчин.

Увы, интервью пришлось брать дистанционно, хотя я предпочитаю личное общение, глаза в глаза. Но график фестиваля «Белый июнь» такой плотный, что не всегда удаётся найти лазейку в очереди желающих прикоснуться к таинству создания литературного портрета эпохи.

Сенчин как раз из таких, стиль его повествований можно определить, как гиперреализм. В довольно мрачных тонах, почти депрессивных. Какая эпоха, такая и литература. Его семье пришлось уехать из Кызыла (Республика Тыва) в разгар межэтнических конфликтов, спровоцированных местными националистами. До убийств вроде не доходило, но лично видел шрамы от камней на лицах местных русских. Будущему писателю тогда только-только исполнилось двадцать… откуда взяться позитиву?!

Сенчины переехали не в Москву, в южную провинцию России, где занялись фермерством. Роман всё-таки столицу покорил, когда уже сделал себе имя в литературе. Но потом вернулся в провинцию, ибо там все его сюжеты, его герои, в которых он часто вкладывает частичку самого себя. Ну, как с таким не поговорить?!

Специально обхожу анализ его произведений из глубокой внутренней уверенности, что это отбивает охоту к прочтению (вспомните себя в школьные годы). Сенчин как человек – именно это и интересно. Начинаем разговор:

- Ваши воспоминания о кызылском детстве… все-таки очень специфичный регион, красота природы и будничная убогость, таким я увидел этот край зимой 2002-го.

- Многие воспоминания я вложил в мысли героя своей книги «Дождь в Париже». Название обманчиво – почти всё действие происходит в Кызыле. Вернее, герой, оказавшись в Париже в одиночестве впадает в состояние прокручивания своей сорокалетней жизни. Он не хочет этого – вспоминать, это процесс болезненный, но воспоминания лезут и лезут. И хорошие, а в основном болезненные… Есть у меня большой очерк «Тува», вышедший в издательстве «Ад маргинем» отдельной книжкой.

Да, регион специфический. В советское время – автономная республика в составе РСФСР. Теперь, по сути, национальная республика. Русский мир оттуда, по сути, вытеснен, и мне как русскому это больно. То же я видел В Кабардино-Балкарии, в Дагестане…

А вообще Тува, Кызыл появляются во многих моих рассказах, повестях, романах. Так что рекомендую их почитать в том числе и за тем, чтобы немного узнать о Туве.

- Ваш отъезд из Москвы в провинцию (редчайший случай) – это поиск нового материала, своего героя… или бытовая (ментальная) некомфортность мегаполиса для урожденного провинциала?

- Так сложились обстоятельства. Из Москвы я давно хотел уехать, вернуться в Сибирь. Москва дала мне очень многое, но я мог застрять на ее пятачке, моим главным маршрутом мог стать путь от Литературного института до Центрального дома литераторов. Многие растворились как писатели, курсируя этим маршрутом…

Я хотел уехать из Москвы уж точно, когда младшей дочери (теперь уже средней) исполнится восемнадцать. Как раз вот в 2023 году. Но обстоятельства сложились так, что уехал в 2017-м. Поехал в восточном направлении и остановился в Екатеринбурге. Там второй раз женился, там в прошлом году родилась моя дочка, третья… Екатеринбург, Урал дал мне новые сюжеты, тем более моя жена, драматург Ярослава Пулинович, кажется, бездонный источник историй из жизни. И сборник моих рассказов и повестей «Петля» по большей части состоит из уральских сюжетов. А история моего переезда в общих чертах описана в моей повести «Русская зима».  

- Помощник депутат Шаргунова – попытка взгляда на политику изнутри или дружеская помощь собрату по перу (третье)? Сергей от КПРФ… означает ли это, что ваши политические взгляды совпадают?

- Да, я был помощником Сергея Шаргунова на общественных началах в его предыдущий депутатский срок. С Сергеем знаком больше двадцати лет, на многое наши взгляды совпадают. В том числе и на происходящее в последние полтора года.

Сергей помогает конкретным людям, и я ему в этом посильно помогал. По-моему, Шаргунов не член КПРФ, а входит во фракцию коммунистов. В любом случае я сторонник левых идей. Наверное, крайне левых – мне близки многие статьи Льва Толстого, а он в последние десять лет жизни исповедовал настоящий анархизм.

- Читал, что стиль вашего письма сравнивают с Э. Лимоновым и это как бы переходит на схожесть позиций, радикальных в данном случае. Это так?

- Иногда сравнивают. Но дело не в позиции, по моему мнению, а в автобиографичности многих текстов. В общем-то, из Лимонова вышли и Шаргунов, и Рубанов, и Козлова, и Гуцко, и Прилепин, и многие другие дебютанты нулевых. Но и Эдуард Вениаминович эту предельную автобиографичность не открыл. А сам он был человек очень симпатичный, умный, смелый. Во многом я с его идеями и действиями был не согласен, но как человека и писателя очень уважал и уважаю. Ну и как политическая сила его НБП (запрещенная законодательством РФ партия – прим. ред.) была много лет единственной явной оппозицией развитию капитализма в современной России.  

- Критики часто называют ваши произведения депрессивными, однако Андрей Рудалев, лично мне знакомый, считает вас очень светлым человеком и в жизни, и в творчестве. Кто же прав?

- Не знаю, каким он считает меня теперь… Себя оценивать сложно. Мне кажется, что я самый трезво и здраво мыслящий человек. Но ведь это не так. Я часто ошибаюсь, многого не понимаю. В отношении своих вещей – не считаю их депрессивными, хотя темы поднимаю невеселые. Но кто из русских, да и мировых литераторов поднимал веселые темы? Конечно, хочется писать жизнеутверждающее, но искусственно ведь жизнеутверждать невозможно. Получится вранье.

- Простите за пафос – вы считаете, что ваши книги хоть как-то могут изменить этот несовершенный мир? В любую сторону.

- В тайне считаю. Но вижу, что и книги Льва Толстого не изменили, и даже Новый Завет не изменил мир к лучшему. Но надежда есть, поэтому и пишу. Вот прочитают люди мой новый рассказ – и изменятся к лучшему. И будут передавать этот рассказ из рук в руки, и изменяться, изменяться…

- Ваши прогнозы на изменение позиций в современной российской литературе и, прежде всего, в книгоиздании, в связи с отъездом так называемого «либерального кластера». Влияние СВО, естественно.

- Ох… Отсутствие книг Дмитрия Быкова в магазинах не сделает общество чище и лучше. Вот уехали некоторые звезды ТВ, и что, ТВ стало лучше? Да нет, ни на гран не стало. Так и с книгами. И вообще все эти реестры и списки запрещенных, экстремистских произведений приносят больше вреда, чем пользы. Кому надо – всё найдет. А списки только подогревают интерес.

Как будут вести себя издательства – вопрос. Тревога, конечно, есть, что будут бояться многое издавать. Из-за ярлыка на авторе или из-за поднимаемых в книге проблем. Это может выхолостить нашу литературу, как это произошло в конце 1970-х – первой половине 1980-х. Мертвое время. Не хочется повторения.

- У вас более чем солидный список печатных изданий. Можно ли прожить этим трудом, или ы окончательно пришли к американскому варианту – «и еще немного преподавать»?

- Веду семинар в Театральном институте в Екатеринбурге. Там нечто вроде уменьшенного варианта Литературного института – есть семинары поэзии, драматургии и прозы. Но денег это не приносит. Пишу рецензии, занимаюсь разными окололитературными делами. А сейчас нахожусь в деревне, где жили мои родители, собираю садовую клубнику и продаю.

Гонорары сейчас мизерные, а в некоторых журналах их вовсе не стало. Так что писатель, если он не очень популярный, своим писательским трудом не проживет.

- Поступают ли предложения об экранизации?

- По одному моему рассказу, «За встречу», снят одноименный фильм. Больше – нет. Были предложения экранизировать «Елтышевых», но студия не нашла денег. Я в кинематограф не рвусь – вдруг снимут плохой фильм, и зритель решит, что и пишу я плохо, и перестанет интересоваться моими книгами.

- Вы входите в «группу Прилепина» или особняком (те же Рудалев и Шаргунов входят)?

- Не знаю, что такое «группа Прилепина». В нулевые и начале десятых мы, тогда молодые литераторы, часто встречались, в основном на Форуме молодых писателей «Липки». Захар Прилепин лет двенадцать назад выпустил коллективный сборник «Десятка», куда включил тексты своих сверстников, в том числе и мои… Было у нас своего рода объединение под названием новый реализм, мы дискутировали с теми, кто над новым реализмом смеялся, кого он раздражал.

Но быть вместе всю жизнь невозможно. И Серапионовы братья разошлись в разные стороны, и кружок «Современника» распался. Вспоминать можно долго…

У одних есть схожий взгляд на происходящее. Ну вот у Андрея Рудалева, Германа Садулаева, Захара Прилепина. Денис Гуцко видит происходящее не как они. Сергей Шаргунов тоже, наверное, имеет свой взгляд, и не входит в какую-то группу… Некоторые в последние полтора года, кажется, пишут лишь посты в соцсетях, занимаются иной деятельностью – не прозой, скажем так, другие пишут. Я сейчас пытаюсь осознать происходящее, наблюдая за людьми, слушая их.

Иногда пишутся рассказы. Вот, например, в июльском номере «Нового мира» вышел рассказ «Проводы». Увидел в сентябре прошлого года прощание возле военкомата райцентровского городка в Сибири, и написалось. Наверняка будут трактовать содержание читатели по-разному. Такое с моими текстами часто случается.

- Удачи во всём!  

P.S. Если вам и после этого не захотелось прочитать книги Романа Сенчина… ну, тогда я не знаю…

Беседовал Леонид Черток

(автор фото – Григорий Аншуков)


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Июнь 2024 (154)
Май 2024 (346)
Апрель 2024 (354)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)







Деньги


все материалы
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20