Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Сбивайте масло, господа! «Метро» Антона Мегердичева

А через пару лет загорелась гостиница «Россия». Далёко не небоскрёб, а всё равно 42 погибших. Получается, не были готовы ни технически, ни морально. Эх, тот «Ад» бы да в широкий прокат! Впрочем, так и осталось неизвестным, от чего «Россия» загорелась. То ли окурок, то ли проводка, то ли террористы. А что, в том году метро уже взрывали...

Зачем нужны эти фильмы-катастрофы? Чтобы гордиться. Прежде всего, своими людьми, готовыми к подвигу в любое мирное время. Известно, в экстремальных ситуациях человеческое нутро вылезает наружу - последний раздолбай героически вытаскивает людей из самого пекла, пока партийно-профсоюзный активист спасает лишь собственную шкуру.

Именно тут и скрывалась засада для советских фильмов-катастроф, у нас подонков и трусов не могло быть априори. Вспомните «Экипаж» - все герои. Даже бортинженер, неразборчивый в интимных связях, вылез на крыло летящего в облаках самолёта, чтобы с помощью молотка и известной матери заклепать дыру в обшивке. Народ ржал, но ходил на кино по три раза. Правда, в том «Экипаже» катастрофы было минут на 15-20, в остальном производственная мелодрама с элементами эротики.

В конце 80-х мой добрый товарищ из Воронежа Саша Гришин («Пушкин») снял «Поезд вне расписания», который тоже позиционировал, как катастрофу. Совсем малобюджетную, что и положено дебютанту тех лет, даже каскадёров на ней работало полтора человека (о спецэффектах лучше не спрашивать). Четыре героя и взбесившийся состав, оставшийся без машиниста. Лучшим (морально) оказался трудовой подросток из ремеслухи с лицом рафинированного гардемарина, склонивший к подвигу сомневавшегося студента вуза. При других обстоятельствах сценарий так и лежал бы в редакционном портфеле.

Ох, чуть не забыл, был ещё ленинградский «Прорыв», в котором в тоннель питерского метрополитена протекла подземная Невка, в нём Олег Борисов и Андрей Ростоцкий геройствовали. Если смотрели, то знайте - наше «Метро» почти ремейк того «Прорыва».

С чего начинается любая техногенная катастрофа? А ни с чего. Многомиллионный мегаполис жил своей обычной жизнью - завтракал, стоял в пробках, состоял во внебрачных интимных связях. Зато потом началась гусарская рулетка - в метро оказались те, кто при наличии собственных колёс в нём почти не ездит. И тут СУДЬБА. О ней, злодейке, наверняка до сих пор думают близкие тех, кто садился во взорванные террористами вагоны. А толку... от судьбы, как известно, не уйдёшь.

Но сначала постараюсь объяснить техническую сторону проблемы. Наша столица стоит на пустотах, об этом говорят давно и постоянно. Несколько лет назад в районе станции «Войковская» вбивали в землю столб под рекламный баннер, и чуть было не прошили насквозь вагон подземки. Что, страшно? А под рекой-Москвой проезжать как, жутко? Ах, вы об этом не задумываетесь? Теперь будете...

Уверен, работники метрополитена, не только московского, заплюют экран от увиденной технической лажи, происходящей на двух выдуманных сценаристами станциях - «Садовой» и «Боровицкой». Но это же не учебное кино по технике безопасности. Сразу хочу сказать - съёмки момента экстренного торможения даже на меня, искушённого, произвели впечатление. Но фильм, всё-таки, о людях. И что с людьми?

Надеюсь, каждый из вас слышал выражение «закон жанра»? Так вот, по этому закону в центре каждого фильма-катастрофы должен быть определённый набор героев. Как-то: семья; рыцарь без страха и упрёка; сильный, но колеблющийся; весельчак-балагур; слабое звено (инвалид, даун, толстяк и тп.); прекрасная незнакомка (для продолжения отношений); деклассированный элемент (бежавший узник, наркот, алкаш, бомж и тп). Рамки этой сюжетной схемы создатели «Метро» раздвинули по самое «не могу». У них в одном поезде ехал обманутый муж с дочкой и тот, с кем его обманывают. Вот муж как раз рыцарь-бюджетник, Сергей Пускепалис даже внешне соответствует, работает в районной больнице, спасает людей. Так увлекается, что жену раз в месяц забывает приголубить, она с экрана жалуется. Меня, правда, несколько смутило, что, придя в себя от экстренного торможения», он больше своей дочерью занимался, чем помогал действительно пострадавшим (а как же Клятва Гиппократа?), но отнесём это к правде жизни.

А жена у этого рыцаря Светлана Ходченкова, которой на этот раз очень не повезло с ролью. Бедняжка, без очков в 3D видно - она просто не знает, что ей играть. То есть, в койке с любовником знала, когда рефлексировала на работе по поводу двух мужиков, один из которых честный, а второй богатый - вполне гармонично. Лажа начинается тогда, когда она узнаёт о катастрофе. Как должна вести себя в таких случаях женщина? Каждая по-своему. Кто-то падает в обморок, кто-то бьётся в истерике, кто-то моментально группируется и начинает действовать. Героиня Светы всё это делает одновременно, поэтому ждёшь над ухом самый известный вопль Станиславского...

В итоге эта шлындра выбирает мужа (хотя не видела, как муж её держался в подземелье, не знает, что любовник её предал на словах). Сразу в памяти возникает образ Анфисы из «Вечного зова», рыдающей на шее безного Кирьяна. Но там была война, совсем другая ситуация, да и сибирская колхозница не менеджер процветающей столичной фирмы. Короче, туфта так и прёт. Снимайся «Метро» где-нибудь во Франции или Швеции, выход и искать не надо - жили бы герои ленты втроём, тем более что мужики в тяжёлую минуту не только подрались, но и где-то зауважали друг друга. А так получилось - выбралась из-под земли дочка, мама кинулась к ней, дочка к папе (не к чужому же дяде), мама за ней, так семья и восстановилась. Даже додумывать нечего. Хотя по жизни, если есть описанные проблемы, они и останутся до следующего подвернувшегося мачо.

Ещё один актёрский провал - второе появление на экране Ивана Макаревича. Сын знаменитого «машиниста» окончательно доказал свою неспособность к актёрскому ремеслу, как говорится, ни кожи, ни рожи, ни таланта. А ведь роль «наследнику» дали, пусть и небольшую, но выигрышную, через неё вся развязка сюжета проходит.

Так что, совсем никудышное кино получилось? Не буду так категоричен. Во-первых, серьёзно подняты на художественном уровне проблемы Москвы - транспортный коллапс, подземные пустоты, перезастройка центра города. Во-вторых, проехались по мэру Собянину, которого на месте катастрофы ждали-ждали, да так и не дождались.

Но, главное, создатели фильма напомнили старинную притчу про двух мышат, попавших в бидон с молоком. Одна мышка смирилась с судьбой, сложила лапки и захлебнулась в вкуснятине. А вторая стала барахтаться, да так, что сбила кусок масла, на котором и продержалась до прихода хозяйки (которая, несомненно, прибила её тапком).  В «Метро» роль мышки очень достоверно исполнил 150-килограммовый Стас Дружников, то самое слабое звено, положившееся на судьбу.

А наверху бардак, МЧС в растерянности, милиция занята тем, что гоняет журналистов. Так что барахтайтесь, господа, сбивайте масло! Целее будете...

 

Леонид Черток


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Ноябрь 2020 (296)
Октябрь 2020 (307)
Сентябрь 2020 (297)
Август 2020 (292)
Июль 2020 (303)
Июнь 2020 (303)



Деньги


все материалы
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20