Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Профессиональная честь или свобода человека?

 

В январе в адрес редакции ИА «RUSNORD»  пришло письмо необычной формы. Доцент Поморского университета им. Ломоносова Татьяна Сидорова написала в форме автоинтервью ответ на нашу публикацию беседы с доцентом кафедры русского языка РПГУ им. Герцена Валерием Ефремовым, в котором последний ставит под сомнения выводы архангельского коллеги по авторству статьи «Крупчак кинул Ющенко в пекло предвыборных страстей на Украине». Кто забыл, напоминаю, именно на основании данной экспертизы суд вынес обвинительный приговор в адрес Ильи Азовского и приговорил последнего к одному году заключения в колонии-поселении.

Татьяна Александровна возмущена некорректными высказываниями своего санкт-петербуржского коллеги, ставящего под сомнение не только уровень проведенных ею исследований, но и саму компетентность исследователя. В свою очередь, она сомневается в правомочности своего оппонента на подобные заключения. По мнению Татьяны Сидоровой, «если документационный спор может помочь разрешить специалист в области русского языка (синтаксист, морфолог, фонетист и т.д.), то информационный спор - только специалист в области текста. Поручить исследование текста, например, фонетисту или морфологу, все равно, что доверить делать хирургическую операцию эндокринологу или терапевту, для экспертизы необходим определенный опыт». Сама Сидорова занимается экспертизой текста 12 лет, на ее счету более 70 публикаций на эту тему.

В конце интервью эксперт приводит пример своей объективности и независимости в деле о статье «Азовщина», где сегодняшний осужденный выступал потерпевшей стороной. Тогда ее выводы не совпали с заключением официального эксперта Ольги Воробьевой. Она ратует за то, чтобы «журналисты выработали новые коммуникативные принципы, главным из которых должна стать моральная чистоплотность».

На мой взгляд, нет смысла опубликовывать весь присланный текст. Он достаточно большой по объему и содержит много специальных терминов и определений, не всегда понятных неспециалисту (например, мне). Но, если автор выразит подобное желание, мы, несомненно, пойдем ей на встречу. Наша редколлегия и до этого не сомневалась в профессионализме и не ангажированности эксперта, оно вне сомнения. На моем письменном столе лежит еще одно исследование Татьяны Александровны, касающееся статьи Георгия Знаменского «Оранжевая колба», опубликованной летом прошлого года в «Северном рабочем». На основании выводов эксперта Сидоровой в Архангельской области создан прецедент по вынесению приговора в деле о пропаганде экстремизма и разжигания национальной розни. Лично я очень надеюсь, что в следующий раз национал-журналист Знаменский будет задумываться об ответственности за написанное, а главный редактор Кочуров - за опубликованное. Тем более что само дело не подразумевает заключения под стражу, и ценно исключительно общественным резонансом. Татьяна Александровна, честь вам и хвала! Я же хотел поговорить несколько о другом...

Татьяна Александровна, вы, как филолог, наверное, согласитесь со мной, что представляемая вами наука субъективна по своей сути. Ну, не теорему же Ферма доказываем! Насколько я понимаю, вещественными доказательствами вины Ильи Азовского могут быть только отпечатки его пальцев на клавиатуре компьютера. Или показания свидетелей, наблюдавших процесс написания статьи. А они-то говорят как раз об обратном, что текст статьи был прислан на электронный адрес ПСЗ без подписи. При этом я пониманию мотивацию ваших выводов. Если бы мне Александр Донской заказал статью о себе, то вряд ли она бы называлась «Гопота рвется в Кремль». Нормальная реакция для профессионала, - помнить, кто тебе заказал ту или иную работу, от этого не избавишься.

Меня сложно назвать поклонником творчества Ильи Азовского. Конечно, я отдаю должное его профессионализму, чего не могу сказать о личностных качествах. Но вы наверняка догадывались, что выводы, которые ждала от вас прокуратура, могут стать основанием для приговора, связанного с реальным тюремным сроком. Неужели ваша профессиональная гордость по своей ценности сопоставима с ГОДОМ ЖИЗНИ в узилище? А ведь дело еще не закончено, сторона обвинения требует ужесточения приговора до 2 лет. С точки зрения преподавателя ПГУ, не слишком ли дорогая цена за изучение «границ для журналиста»?

Конечно, вы можете поставить знак равенства между Знаменским и Азовским, формально оба преступили закон. Но первый публично призывал недовольных сегодняшней властью к погромам с бейсбольными битами в руках. Примерно с того же самого начинались известные действия и в Кондопоге-2006, и в Москве-1993. Кого обидел Азовский? Вряд ли президенты двух славянских государств знают о его существовании. Депутата Государственной Думы Владимира Крупчака? Про него столько писали еще до декабря 2003 года, однако в парламент влетел, как на крыльях. Нанес урон бумажному бизнесу? Илья, конечно, орел, но чтобы грохнуть все областное ЛПК...

Татьяна Александровна, я хочу привести один пример, может быть, не очень удачный в этой ситуации. В известной повести Юрия Полякова «Сто дней до приказа» старослужащий берет на себя вину первогодка, подозреваемого в стукачестве. За это «деды» приговаривают его к обструкции. А это значит, что вчерашний дембель, царь и бог Советской Армии, отныне будет вместе с салагами драить туалеты, мыть полы собственной зубной щеткой, застилать чужие койки и ходить строем в столовую. Поверьте человеку, прошедшему армейскую школу, такое унижение пострашнее любого дисбата будет, герой повести совершил нравственный подвиг. Но в тот момент он спасал жизнь и здоровье молодому солдату, который ему не сват, не брат. Вы понимаете, о чем я? Если нет, извините, я обратился не по адресу...

 

Леонид Черток       

 

Ниже мы публикуем текст автоинтервью Т.И.Сидоровой:

          В декабре 2006 года на сайте информационного агентства RUSNORD было опубликовано интервью с доцентом кафедры русского языка РПГУ им. А.И.Герцена В.А.Ефремовым. Доцент Поморского университета им. М.В.Ломоносова Т.А.Сидорова, об экспертизе которой шла речь, потребовала, чтобы и у неё взяли интервью.

Вопрос: Татьяна Александровна, почему вы решили дать интервью?

Ответ: Я не привыкла прятать голову в песок. И считаю, что свобода слова не должна носить односторонний характер. Будет справедливо, если человеку, на голову которого вылили столько грязи в прессе, тоже дадут слово.

Вопрос: А что именно в вышеназванном интервью вас задело?

Ответ: Прежде всего некорректная формулировка самих вопросов и более чем некорректные ответы так называемого «эксперта» из Петербурга. Во-первых, оценивать уровень проведённой мной экспертизы и тем более в целом мою компетентность как учёного В.А.Ефремов не имеет никакого права. Он не является экспертом по роду деятельности, не является членом какой-либо аттестационной комиссии и не является даже известным учёным. Так и хочется спросить: «А судьи кто?» Его выводы равносильны созданию стереотипного представления обо всей нации по поступкам отдельных её представителей. В этом я вижу примитивность и ограниченность мышления В.А.Ефремова. Не хотелось бы отвечать оскорблением на оскорбление. Но для того чтобы оценить уровень какой-либо экспертизы, необходимо хоть немного в этом разбираться. Судя по «аргументам», В.А.Ефремов не имеет ни малейшего представления об этом роде деятельности. Например, бросается в глаза вопиющее противоречие. В.А.Ефремов заявляет: «Практически невозможно определить авторство столь короткого текста, ибо для того, чтобы автор мог реализовать себя в полной степени, необходим довольно протяжённый текст». В самом же начале интервью утверждается: «независимый эксперт доказал, что Азовский - не автор статьи «Крупчак кинул Ющенко». Значит, определить авторство невозможно, а вот доказать «неавторство» можно. Так называемая «непротяжённость» при этом не мешает. Неувязочка получается. Если В.А.Ефремова не смущает тот факт, что он судит об учёном лишь по одной единственной экспертизе, то я представляю, как «потрясает» его заключение.

Вопрос: А вы считаете, что лингвистическую экспертизу может сделать не каждый учёный с филологическим образованием?

Ответ: Разумеется. Причём, учёная степень играет далеко не решающую роль. Во-первых, объектом исследования является текст. И без знания его законов, особенностей функционирования в нём языковых средств невозможно анализировать. Кстати, будучи специалистом именно в области текста, я и начала заниматься экспертной деятельностью. Если документационный спор может помочь разрешить специалист в области русского языка (синтаксист, морфолог, фонетист и т.д.), то информационный спор - только специалист в области текста. Поручить исследование текста, например, фонетисту или морфологу, всё равно что доверить делать хирургическую операцию эндокринологу или терапевту. Во-вторых, существуют специальные методики такого исследования, обычный лингвистический анализ может привести лишь к поверхностным результатам. А в-третьих, необходим определённый опыт. Это одно из главных требований, которое выдвигает, например, Всероссийская гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам: для проведения самостоятельного исследования и экспертного заключения лингвист должен иметь опыт работы в экспертной сфере не мене 5 лет.

Вопрос: А у вас такой опыт есть?

Ответ: Да, я занимаюсь экспертной деятельностью 12 лет. Причём, специализируюсь именно по информационным спорам, так как веду такие дисциплины, как «Лингвистика текста», «Комплексный анализ текста» и «Юрислингвистика». У меня опубликовано свыше 70 работ, связанных с анализом текста. И автороведческие экспертизы мне приходилось делать. Иногда они были комиссионными. Например, в 1998 году автороведческую экспертизу параллельно со мной делала коллега с кафедры литературы. Результаты литературоведческой экспертизы подтвердили выводы лингвистической. Кстати, замечу, что для проведения такого рода экспертиз вовсе нет необходимости ссылаться на большое количество работ, как полагает В.А.Ефремов. Ведь это самостоятельное исследование текста, а не анализ теоретических взглядов.

Вопрос: Значит, автора текста всё-таки можно определить? А как же скандал с атрибуцией «Тихого Дона»?

Ответ: Во-первых, этот скандал был ещё в 70-е годы. В науке с тех пор произошла смена научных парадигм, и появилось много современных методик, позволяющих это сделать. Для публицистического текста определение авторства давно стало реальностью. И «протяжённый текст, в котором автор мог бы себя реализовать в полной степени», как полагает В.А.Ефремов, вовсе не обязателен. Существуют и специальные методики проведения такой экспертизы. Некоторые из них описаны, например, в книге А.Н.Баранова «Введение в прикладную лингвистику» (2001), в материалах научно-практического семинара «Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах» (М.,2002). Конкретные приёмы автороведческой экспертизы зависят от цели и задач, поставленных перед экспертом. А задачи могут быть такими: например, имеется много текстов или фрагментов, по которым необходимо установить, скольким авторам они могут принадлежать, соотнести каждый текст с конкретным автором. Это самый сложный случай. Экспертиза, которую я делала, представляет собой более простую задачу: имеется пример текстов некоторого автора и необходимо установить, является ли он и автором некоторого другого текста. Но и в этом случае используются специальные методики, разработанные с учётом психолингвистических аспектов текста, то есть основанные на теории языковой личности. Автор, как любой носитель языка, использует языковые средства не только осознанно, но и подсознательно, интуитивно. Именно в интуитивных средствах и реализуются неосознанные мотивы, маркирующие мироощущение автора. Странно, что господину В.А.Ефремову неизвестны такие понятия, как «неосознанный мотив», «осознанный мотив», «внутренняя форма текста» и другие, широко используемые в речеведении, лингвистике текста, речевой конфликтологии, теории языковой личности и т.п. К сожалению, «независимый» эксперт оказался  «независимым» и от знания понятий, весьма существенных для экспертной деятельности. Отсюда, видимо, и безапелляционное их отрицание по принципу: «не знаю - значит, их нет».

Вопрос: Татьяна Александровна, а всегда однозначно можно трактовать текст в процессе лингвистического исследования?

Ответ: Разумеется, нет. Текст может содержать множество смыслов. Но юридическая строгость требует максимальную правовую однозначность ответа. Поэтому на эксперте лежит большая ответственность. Лишь тогда экспертиза становится инструментом права, когда она содержит приличную доказательную базу. В случае невозможности однозначного вывода, эксперт вправе предложить варианты, аргументировать предпочтение одного из них или равноправность каждого.

Вопрос: Получается, что экспертизы делаются для юристов и их правового иструментария? Журналисты с их правдой обречены?

Ответ: Это не так. Во многих своих заключениях я приводила аргументы и в пользу журналистов. Например, ко мне обращался и аудитор И.В.Азовского с ходатайством о проведении лингвистической экспертизы статьи «Азовщина». Мои выводы были совсем не похожи на те, к которым пришла О.И.Воробьёва, назначенная экспертом. Объективность и независимость - главные мои принципы. К сожалению, именно слово и текст, в котором оно существует, становятся главным предметом возникающих конфликтов. А журналисты зачастую не представляют себе ясно те границы, в которых это слово может и должно существовать. Думается, что истина заслуживает того, чтобы о ней писали и говорили в высшей степени корректно. Тогда не останется повода или возможности обращения героев публикаций в суд. Но, разумеется, пока существует власть, пресса будет с ней конфликтовать, так как функции власти и прессы конфликты по определению. Мне кажется, журналистская практика должна выработать новые коммуникативные принципы, главным из которых должна стать моральная чистоплотность. Журналист должен отвечать не только за подлинность своей информации, но и за её последствия и форму подачи, а также обязан уважать как юридические, так и этические законы о распространении и получении информации, принятые в обществе.


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Апрель 2024 (167)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)
Ноябрь 2023 (335)







Деньги


все материалы
«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20