Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Паралич памяти. ГУЛАГ, который мы почти потеряли

В России на основании засекреченного межведомственного приказа 2014 года уничтожают архивные учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР. Об этом директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов сообщил советнику президента РФ, председателю Совета по правам человека (СПЧ) Михаилу Федотову, попросив его вмешаться в ситуацию. Уничтожение карточек означает полное удаление информации о нахождении осужденных в системе ГУЛАГа, говорится в письме. («Коммерсант»)

Впрочем, уже появились сообщения, что уничтожение архивных документов такого характера не система, так называемый, «эксцесс исполнителя» - у нерадивых пропала нужная историкам учётная карточка одного из репрессированных.

И всё понятно… если бы не пена в соцсетях.

«Это позор… Сталин уничтожал живых людей, теперь его последыши пытаются уничтожить память о них» - пишут одни. Что справедливо, если принимать во внимание  известное изречение Александра Суворова – «Пока не предан земле последний погибший солдат, ни одна война не закончена». По этой же логике сталинский ГУЛАГ до сих пор жив – на месте массовых расстрелов до сих пор ведутся раскопки, восстанавливаются имена и истории репрессированных.

«Ваш «Бессмертный барак» - подлость, предательство и позор… если кого-то и сажали, то за дело», - пишут другие. По моим наблюдениям, эти же люди отрицают Холокост и считают, что немецкая нация только унижает себя бесконечными извинениями за содеянное. Вот такие у нас забавные патриоты.

В период горбачёвской гласности на население СССР вылилась правда о преступлениях большевизма, начиная с расстрела царской семьи. Если то, что убрали царя, который мог стать объединительным символом символом белого движения, ещё можно было объяснить стратегией Гражданской войны, то убийство его детей - ничем, кроме варварства и садизма захвативших власть. Начиная с Ленина.

За сим люди стали вспоминать и говорить о своих родственниках, попавших в те мельничные жернова. «Латинскими шпионами» объявляли тех, кому в вину могли вменить только знание латыни. «Указ о трёх колосках» – голодные колхозные детишки отправлялись в лагеря на 10 лет. А кем, как не политическими заключёнными можно признать тех, кто получил срок за опоздание на работу? А высылка целых народов… господи, да что я вам по сотому разу рассказываю?!

В советских семьях о таких родственниках старались лишний раз не вспоминать, особенно при соседях. Казалось бы, ХХ и XXII съезды давно прошли, документы опубликованы, но в брежневскую эпоху вопрос реабилитации Сталина (а не его жертв) так и витал в затхлой атмосфере застоя. Говорили, что должно было случится на XXV съезде, но зарубежные компартии взбунтовались – пригрозили массовых выходом своих членов. По крайней мере, тема репрессий в искусстве находилась, пусть и не под официальным, но запретом – в кинематографе и литературе того периода трудно найти даже прозрачный намёк.

Но и открытия Перестройки были не всегда приятными. Еду я в 85-м на «Мосфильм» и читаю в «Московском комсомольце» о своём двоюродном дедушке – оказывается, был одним из самых жестоких следователей НКВД аппарата Генриха Ягоды. И источник авторитетней некуда – Юлиан Семёнов (потом Анатолий Рыбаков подключился в «Детях Арбата»). На киностудии от меня пару месяцев шарахались…

Я за разъяснениями к отцу, его же родной дядюшка, должен помнить. Оказывается, этот упырь был опорой для всей родни, его в семье пострадавшим считали. Когда пришли арестовывать, он в руки коллег не дался – выбросился из окна от испуга, ибо знал, какие муки ждут. Теперь лежит на Донском кладбище, как приличный… а не в общей могиле на каком-нибудь полигоне.

С материнской стороны было несколько по-другому. Мой родной дедушка не сидел. Не успел… он сошёл с ума в ожидании ареста, голубая кровь… нервы ни к чёрту. В его учреждении (МОГЭС) как раз начались аресты, ждал, когда очередь до него, дворянина с близкими родственниками в Европе, дойдёт. А тут забирают мужа родной сестры, комкора Виктора Чернышёва. Вот он умом и тронулся – забился под кровать, откуда его вытащили санитары соответствующего профиля. Сестру постигла та же участь, когда за ней пришли сотрудники, то увидели соляной столб, что-то жалобно шепчущий в пустоту, с тем и ушли.

Но главная трагедия этой семьи в том, что мужа через несколько месяцев выпустили и даже восстановили в звании. И не в связи с началом войны, как было с некоторыми военными специалистами. Бравый командир просто подписал всё, что от него требовали на допросах, отправив на смерть и в ГУЛАГ сотни, если не тысячи сослуживцев. Потом до конца дней преподавал в Академии Фрунзе. Гости в их дом больше никогда не приходили…

Очень много споров вокруг цифры репрессированных. «Мемориал» настаивает на 10-12 млн. (с учётом высланных народов). Фигня, отмахиваются их оппоненты, никак не больше одного миллиона. МИЛЛИОНА… у меня и эта цифра в голове не укладывается… а что тогда геноцид?! Это без учёта историй, которые читаю в интернете – чьим-то родственникам вменяли уголовную статью, хотя и загребали их под какую-нибудь чисто политическую кампанию.

«В моей семье никто не сидел, надо было быть простыми людьми и жить честно» - эти поучительные откровения я слышал ещё в перестройку. Да так ли это… если посмотреть «таблички памяти», что скорбно висят на некоторых архангельских домах, в иностранные шпионы записывали не только профессоров, но и сантехников.

Впрочем, кого-то и обошло, почему нет, страна была большая. И число репрессированных в ней росло не по количеству обвинений, но часто умножалось на членов семьи – ЧСИРы. АлЖИР – Актюбинский лагерь жён изменников родины… скажете, фантазии Солженицына и Шаламова?

А дети, которые отвечали за родителей… У меня было два отчима, известные детские писатели. Оба отсидели за отцов.

Роман Сеф – сын крупного партийного работника, расстрелянного в 37-м. Мать получила 10 лет лагерей за «недоносительство на вредительскую деятельность мужа».

Из официальной биографии будущего писателя - В 1951 г. был репрессирован по статье 58,8; 58, 1-а; 58,10. Один год провёл в одиночной камере! Пять лет жил на поселении в Караганде. Здесь выучил английский язык и начал заниматься стихотворным и прозаическим переводом. В 1956 г. был реабилитирован.

Камил Икрамов – сын первого секретаря ЦК компартии Узбекистана, расстрелян в 38-м. Мать – заместитель наркома земледелия Узбекской ССР, погибла в лагере.

Из официальной биографии: В ноябре 1943 года 16-летний Камил был арестован за антисоветскую агитацию (в школе на переменах доказывал невиновность отца) и приговорен к пяти годам исправительно-трудового лагеря. В 1948 году освобождён, но в 1951 году повторно арестован по той же статье. В 1951—1955 годах отбывал наказание в Карагандинском лагере.

Ну да, не пролетарии… но человек не выбирает, в какой семье ему родиться. При том, что в другой стране и в другой исторический отрезок их детство было бы счастливым, отличным стартом в будущее, а не превратилось бы в кошмар и сплошное преодоление обстоятельств.

Все они – жертвы ГУЛАГа, неотделимые от истории нашей страны. И очень прискорбно, что на втором десятке XXI века такие простые истины нужно кому-то доказывать.

Значит, может повториться. А будущие вертухаи – вон они, в интернете. Только кинь клич…

Леонид Черток  


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Октябрь 2018 (131)
Сентябрь 2018 (242)
Август 2018 (260)
Июль 2018 (235)
Июнь 2018 (273)
Май 2018 (244)





Деньги


все материалы
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20