Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Когда улыбаются бесы. Кому помешало Общество "Мемориал"?

Правозащитное общество «Мемориал» включено в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Что сие значит? То, что такой человек или организация действуют на территории нашей страны в интересах (в пользу) иностранного государства. То есть, враждебность действий подразумевается сама собой… тут и нюансы русского языка, и особые свойства российского менталитета. И, бога ради. Только не путайте с СП (совместные предприятия), это совсем другая история.

Вот, что пишет Википедия, с которой сверяется подавляющее большинство российских пользователей интернета: Такой термин покрывает очень широкий круг значений, однако из-за того, что иностранными агентами называют также и шпионов, словосочетание «иностранный агент» в русском и английском языках имеет негативный оттенок. Такого оттенка нет у словосочетания «зарубежный представитель».

О, как же быстро прошли те времена, когда советские люди, медленно, но верно превращающиеся в россиян, стали видеть в иностранцах скорее друзей, партнёров, иногда даже спасителей, чем врагов и диверсантов.

В практическом поле у иностранного агента ограничений не так уж и много. Разве что в ноябре 2014 года Владимир Путин подписал закон, запрещающий российским партиям совершать сделки с иностранными государствами, международными организациями и общественными движениями, выполняющими функцию иностранного агента НКО, а также российскими юрлицами с иностранным участием более 30 % уставного капитала. Ну, так подписывайте договор не с «Единой Россией» или КПРФ, а с одной из тех фирм, которыми владеют партийные боссы (благо, таким несть числа).

Так что удар, скорее, репутационный. Как клеймо прокажённого. Уютно с таким жить и работать?

«Мемориал» возник как неформальная организация в 1987 году. На самой волне перестройки. Уже позже организовался и сразу зазвучал. Все вокруг делали первые деньги, а эти бескорыстно занимались историей и архивами. Добивались исторической справедливости (очень модная формулировка тех лет).

Изначально (и поныне) основной задачей организации было исследование политических репрессий в СССР. Граждане Советского Союза жаждали узнать о судьбе своих родственников, бесследно сгинувших под известным и страшным грифом «десять лет без права переписки». Выплывали имена не только жертв, но и палачей. Тех, кто помельче, которые не упоминались в докладах ХХ и ХХII cъездов. Так я, например, узнал о некрасивой жизненной истории своего двоюродного дедушки, следователя НКВД аппарата Генриха Ягоды. После нескольких публикаций Юлиана Семёнова и Анатолия Рыбакова он стал почти знаменитостью. А я о нём ничего не знал. И кому предъявлять претензии, если я с семьёй отца почти не общался? Впрочем, мне этим родством по сей день в нос тычут.

Про своих репрессированных родственников по материнской линии я и без «Мемориала» знал предостаточно (кстати, тот дедушка-палач тоже в эту категорию попадает, так как его своя же «машина» и перемолола). Но многие не знали (вспомните фильм «Любовь с привилегиями»), и для них работа «Мемориала» стала настоящим окном в тот мир… который спокойней было бы и не знать. В первые годы многие кооператоры считали за честь подкинуть деньжат на такую работу. Знаю примеры, когда кое-кто из так называемых «новых русских» пытался договориться за деньги «соорудить» ему репрессированных родственников (это считалось модным). Таким гневно отказывали. Так и ходили начинающие демократы с дедушками-вертухаями. О, время романтиков бессребреников… наверное, и сейчас такие где-то есть.

К слову, «Мемориал» в своём первозданном виде был очень выгоден действующей власти, так как получалось, что всё плохое и преступное осталось где-то позади, в далёком советском прошлом. Там, конечно, ещё копать и копать. Вот только понятие «политические репрессии» не только историческое, но и вполне современное, вполне подходит по статусу «Мемориалу». Конечно, всё должно быть доказуемо и, прежде всего, политическая составляющая - иначе это уже типичная уголовщина. Но как раз копание сотрудниками организации в нюансах очень кому-то не понравилось.

А потом историческо-генетический кураж у наших богатеньких довольно быстро сошёл на нет. По той простой причине, что в современных политических играх «Мемориал» не имел никакого практического веса, оставаясь романтическим анахронизмом первых перестроечных лет. Доходов от вас никаких, значит, и денег не получите. Соответственно, финансирование деятельности пришлось искать за рубежом. Ведь к власти идти с протянутой рукой - это потерять свой статус, после чего остаётся только лечь под какого-нибудь мунделя-омбудсмена типа Павла Астахова. Кстати, сам «Мемориал» никогда не скрывал своего зарубежного финансирования как единственного варианта собственного выживания. Просто он отказывался вешать на себя эту новую «жёлтую щестиконечную звезду» иностранного агента… смотрите все, я – пария, меня скоро поведут на расстрел.

Руководитель образовательных программ организации Ирина Щербакова объяснила последние события тем, что Минюст счёл политической деятельностью заявления «Мемориала» с критикой закона об иностранных агентах. «Нам вменяется в вину критика закона об иностранных агентах, с которой «Международный мемориал» много раз выступал, критика объявления Сахаровского центра иностранным агентом, заявление по поводу убийства Немцова о том, что ответственность за него несет власть, наше заявление по поводу событий на востоке Украины в 2014 г.».

Из этих слов выходит, что правозащитная организация объявлена шпиЁном не за иностранное финансирование («нам же расходов меньше, «Молодой гвардии» больше останется»), а за политическую позицию. Разве это не те же репрессии, которыми и занимается «Мемориал»?

Я почему-то уверен, что «Мемориал» упрётся (в нём по определению должны работать бойцы… а где ещё, если не там?), и, если государство проявит принципиальность, пойдёт на закрытие. Что, из-за этого на нас наложат новые санкции, предадут политической анафеме, не захотят садиться рядом на саммитах и конгрессах? Полноте! Максимум, укоризненно покачают головами… да и то такие же «мемориалы» из других стран. Может и ну его. Все, кто действительно хотел узнать про замученных советской властью родственников, давно это сделали. Остальным просто наплевать, они из «Иванов, родства не помнящих».

Но только представьте, какая радость будет в стане упёртых сталинистов. Тех, кто снова мечтает утыкать нашу землю бюстами своего усатого и преступного лидера. В Архангельске он уже отлит, и только позиция местных властей не даёт Архангельску стать в очередной раз информационным позорищем на всю Россию. В Сургуте это чудище поставили, и уже снесли по предписанию прокуратуры как нечто незаконное, читайте – преступное.

Кстати, тот сургутский бюстик за свой недолгий век (что-то около полумесяца) несколько раз «подвергался надругательствам» - потомки репрессированных обливали его краской самого ядовитого цвета. А поборники «жёсткой руки» только безмолвно оттирали своего идола, понимая, что правда (и сила) не на их стороне.

Но вот исчезнет «Мемориал», и они воспрянут. И пойдёт махалово между сторонниками и противниками в нашем и без того не очень консолидированном обществе.

Оно кому надо?..

Леонид Черток


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Январь 2021 (194)
Декабрь 2020 (373)
Ноябрь 2020 (308)
Октябрь 2020 (307)
Сентябрь 2020 (297)
Август 2020 (292)



Деньги


все материалы
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20