Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Нина Репина – женщина-милиционер: «Женщина может все. Мужчина - все остальное»

Проблема "женщины в милиции" существовала всегда. Традиционно считалось, что милицейская служба не для женщин. Представительницам «слабого пола» приписывались эмоциональная ранимость, боязнь риска, логическая непоследовательность, меньшая, чем у мужчин, скорость реакции. С такой психологической характеристикой на руководящие должности в правоохранительных органах не назначают. Забывая при этом, что женщины способны компенсировать свои "нежелательные" особенности такими редко встречающимися среди мужчин чертами, как усидчивость, пунктуальность, умение сострадать. В 1979 году Нина РЕПИНА приехала в Архангельск. Почему именно Архангельск? «Досюда хватило денег на билет, хватило бы до Москвы - поехала бы в Москву». Ни родственников, ни друзей здесь не было. Тогда так сложились жизненные обстоятельства, что было все равно куда ехать. «В чужом городе в глаза бросились сразу три вещи, во-первых, очень многие мужчины были одеты в джинсы, а тогда это была не просто большая редкость, а, я бы даже сказала, показатель благосостояния. Во-вторых, когда я стояла в очередях, услышала, что в магазинах здесь говорят не «рубль», а «рубель», и, в третьих, запах… Особенно когда едешь в автобусе десятого маршрута как-то странно пахнет, это уже потом объяснили, что запах - издержки процесса производства целлюлозно-бумажного комбината». Работа в органах - это наследственное от родителей, они тоже были сотрудниками милиции. С детства Нина тверда была уверена, что хочет быть милиционером. Она мечтала стать криминалистом, но аллергия на некоторые химические препараты, которые используются сыщиками, не позволяла осуществить задуманное. Тогда Нина решила пойти другим путем, сначала получить диплом учителя химии, а потом, уже имея высшее образование, строить карьеру в органах. Но после окончания университета Нина все-таки отработала три года химичкой в школе, и говорит, что может быть когда-нибудь и вернется к педагогической деятельности, но не сейчас: «Уж слишком предана я делу своему» (в милиции). - Свою карьеру в милиции я начала с детской комнаты, меня все хулиганы знали, я тогда на Сульфате жила. Идешь по улице после работы - с тобой вся шпана здоровается. Уже много лет прошло, а совсем недавно ко мне на работу приходит симпатичный мужчина, красивый, представительный, с огромным букетом роз. Сначала я понять не могла - кто это, а потом узнала: когда-то этот мужчина был самой отъявленной шпаной Сульфата – Егора его кличка. Большей благодарности и придумать сложно. - На такой работе, наверное, мальчики в вас влюблялись? - Да нет, я специально немножко изображала "комиссара в юбке", так сказать, не давала повода. Мои коллеги только сейчас признаются, как были в меня влюблены. Один сознался спустя 26 лет. А тогда даже и не представлял, как мне об этом сказать. Остальные коллеги-мужчины относились ко мне покровительственно. Сейчас так к молодежи не относятся. А некоторые гражданские молодые люди, когда узнавали, что я из милиции, находили в этом даже что-то оригинальное. Кстати, работая начальником паспортно-визовой службы, я, можно сказать, приобрела определенные навыки психолога: за столько лет через меня прошло столько людей, что я с порога могу сказать, что это за человек, и даже могу определить его профессию. Например, военные ведут себя очень скромно и вежливо, а бандиты общаются очень по панибратски. Поэтому иногда милицейская форма очень даже необходима, некоторых она все-таки заставляет общаться в определенных рамках, хотя милицейские наряды совсем не приспособлены для женщин, постоянно приходится где-то ушивать, где-то приталивать как-то, подгонять, чтобы на женщину быть похожей. Хотя женщина в звании не такая уж и редкость, иногда нужно видеть лица людей, когда, приходя на прием за столом они видят даму в погонах.. Я даже табличку на кабинет прибила, где крупными буквами написано «Репина Нина Николаевна», чтоб заранее подготовить, стресс снять, так сказать. Нину Николаевну в Соломбале знают очень многие, потому как в доброй половине семейных альбомов есть её фотография, ведь момент вручения паспорта - торжественное событие в жизни каждого человека. Нина Николаевна вручает паспорта уже второму поколению соломбальцев, и каждый раз старается сделать это событие как можно более запоминающимся. Например, 14-ти летним юношам и девушкам, впервые получающим паспорт, она проводит целый экскурс в историю, рассказывает и показывает историю паспорта в России. Вообще же нынешнее положение дел в милиции Нину Николаевну удручает: «Сейчас в милиции такие тяжелые условия работы - и зарплаты маленькие, и дел невпроворот. Но я не имею права уйти. И ветеранов службы прошу не уходить. Сейчас такой период, что еще чуть-чуть - и милицию заполонят совершенно случайные люди. Нельзя этого допустить. Пока государство не повернется к милиции лицом, опытные юристы в нее не пойдут. Сейчас даже в следствии зачастую работают люди без юридического образования. Это же ужасно! Конечно, в жизни надо что-то иногда менять, но в последнее время, к сожалению, в милиции много и "одуванчиков" работает. Вот из-за них отношение к женщине-офицеру и ухудшилось...» - Простите, одуванчики это кто? - интересуюсь я. - Девочки, которые хоть и носят форму, но не знают, что такое настоящая работа милицейская. Которые, чуть что потребовалось, тут же говорят: «я не могу, я женщина». Когда мне говорят, что я женщина, отвечаю: "Я не женщина, я офицер". Кстати, когда я только пришла работать, у нас были такие ПМГ - патрульно-милицейские группы: с вечера до пяти утра мы ездили по городу, притоны объезжали, подростков собирали. Мне даже никогда в голову не приходило брать себе сопровождающего. Женщины из моей службы и сейчас любого участкового или опера сами сопроводят. Не зря же говорят, что лучший мужчина – это женщина. - Получается, что Репина - женщина с мужским характером? - Все-таки я бы так не сказала. Хотя и бываю очень жестким и неудобным человеком, когда речь заходит о роли моего ведомства. Как руководитель, я должна отстаивать интересы своей службы и своих подчиненных. К тому же считаю, что нет плохих подчиненных, а есть плохие начальники, которые неправильно ставят задачу. Для меня не так важно, кто мой оппонент по должности. Как известно, "чины людьми даются, а люди могут обмануться". Умный и интеллигентный руководитель всегда постарается понять ситуацию и не будет надувать щеки. Но в милиции стремление что-то изменить к лучшему, игнорируя субординацию, почему-то считают "завышением самооценки". Вообще, работа начальника накладывает отпечаток, да тем более в такой структуре, поэтому бывают курьезы: дома звонит телефон, я беру трубку и по привычке вместо приветствия выдаю фразу «Репина слушает». Как никак 14 лет начальствую! Как писал Чехов, в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. То же самое относится и к милиции. Я считаю, что красота и милиция - вполне совместимые понятия. Ольга МИГУНОВА ФОТО: http://aikido.bugeisha.ru/avto/image/1024403239Milicia.jpg

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Ноябрь 2020 (249)
Октябрь 2020 (307)
Сентябрь 2020 (297)
Август 2020 (292)
Июль 2020 (303)
Июнь 2020 (303)



Деньги


все материалы
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20