Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Украина: Цена кадра

Не секрет, что журналисты гибнут на любой войне: это естественное и неизбежное следствие военной неразберихи и ожесточённости сторон. Иногда репортеров расстреливают намеренно, но чаще они встречают смерть от шальных пуль и осколков. Впрочем, на Украине количество таких случаев на удивление велико, даже в Чечне такого не припомню.

Первый из них произошел 9 мая в Мариуполе, во время разгона народных выступлений боевиками Национальной гвардии. Один из силовиков выстрелил в живот внештатному репортеру видеоагентства RT Ruptly Федору Завалейкову. После, в течение трёх дней, украинские власти запрещали немецкому (!!) медицинскому самолету вывезти журналиста из города. Отправить в Москву 23-летнего парня удалось только после того, как его перевезли в Донецк, контролируемый ополченцами. И уже через четыре дня украинские военные обстреляли машину с репортёрами LifeNews на дороге в Краматорск. Тогда по счастливой случайности никто не погиб.

А 24 мая уже пошли трупы. Украинские силовики в селе Андреевка накрыли минометами группу европейских журналистов. В результате погибли итальянский репортер портала Cesura.it Андреа Роккелли и его переводчик Андрей Миронов. Был ранен французский фотограф Вильям Рогульон.

Два дня спустя украинский вертолет атаковал группу журналистов возле аэропорта Донецка. 27 мая съемочная группа телеканала «МИР-24» попала под огонь снайпера. Журналисты залегли и смогли вырваться из опасной зоны только благодаря помощи ополченцев. После этого российские корреспонденты ещё несколько раз попадали под минометные обстрелы. В ходе этих инцидентов никто не пострадал.

Справедливости ради стоит отметить, что украинские минометчики могут не знать, что стреляют по представителям прессы. Однако 11 июня в поселке Семёновка по журналистам открыл огонь украинский танк. Под обстрел попали телевизионщики «Первого канала». Те, на ком в обязательном порядке надеты каски и бронежилеты с опознавательными надписями «ПРЕССА» (о том, что за ними могли прятаться террористы-сепаратисты, пусть потом прокурору докажут). Танк - не миномёт, он стреляет на расстояние видимости.

16 июня украинский снайпер попытался перебить журналистов пула, в котором находились сотрудники «РИА Новостей», «Комсомольской Правды» и внештатный корреспондент Ruptly. «Когда мы вышли в зелёную зону, отделяющую Славянск от посёлка, и пошли по полю, прозвучал выстрел снайпера. Мы упали на землю и укрывались в траве некоторое время, а потом ополченец вызвал по рации машину», - рассказал об этом инциденте Андрей Краснощёков, работающий на Ruptly. По его словам, украинский снайпер снова попытался их застрелить в момент, когда они уезжали с места происшествия на джипе: посланная им пуля попала в колесо. Снайпер - профессия особая, его причастность к тому или иному убийству можно доказать только в том случае, если самого пристрелить на месте «лёжки». А дальше можно гадать - сам он решил отомстить «борзописцам-москалям» или начальство приказало.

Кстати, одной стрельбой там дело не ограничивается. С конца мая украинские ухари начали активную кампанию по «отлову» журналистов. Первыми были задержаны, точнее - похищены, журналисты LifeNews Марат Сайченко и Олег Сидякин. По их собственным словам, украинские силовики содержали их в «гестаповских условиях», требовали признать, что они являются агентами российских спецслужб, и угрожали «сгноить их в тюрьме» или расстрелять. Возможно, с «гестаповскими условиями» есть некое литературное преувеличение... но бананами ребят точно не кормили. Репортёры провели в плену неделю, пока в ситуацию не вмешались эмиссары, направленные главой Чечни Кадыровым. Судя по намёкам самого Рамзана, переговоры от его имени вели «воры в законе». Ссориться с чеченскими бандосами украинские силовики не рискнули (им прямо сказали, что имеются их домашние адреса и имена ближайших родственников, обо всём этом рассказал Кадыров в телеинтервью Марианне Максимовской), и отпустили россиян.

20 мая боевики Нацгвардии задержали независимого журналиста Грэма Филлипса. Репортера заподозрили в том, что он является российским шпионом. Впрочем, обижать британского гражданина украинское командование тоже не решилось, и вскоре его отпустили. Уже в начале июня украинские силовики задерживали две съёмочные группы телеканала «Звезда». С репортёрами также обращались жёстко, но освободили относительно быстро.

Конечно, захваченных журналистов пока не бросают в зинданы, не требуют выкупа, как было в Первую чеченскую. Но как оно будет развиваться дальше, отец мне рассказывал, что бандеровцы сороковых любили сжигать живьём захваченных в плен коммунистов...

А теперь попробуем без эмоций. Ребят, конечно, безумно жалко, но, увы, таковы издержки профессии. Причем на командировки в горячие точки в «Останкино» всегда очередь выстраивалась из желающих. В 90-х за день в воюющей Чечне платили 500 долларов, уверен, что сейчас эта сумма выросла. Да, и адреналин, и желание проверить себя в настоящем деле, почувствовать мужиком. Но делать из журналистов героев-бессребреников я бы не спешил. Тем более, что с нашей стороны идёт такая же информационная война, как и с украинской... где ни законов нет, ни понятий.

Насколько я знаю, депутат Госдумы Михаил Маркелов предложил ограничить командировки российских журналистов на Украину, ибо «никакая информация сегодня не стоит гибели наших ребят». В общем и целом согласен, но эта бабушка о двух концах (так говорят в Одессе). Россия и без того частенько проигрывает в информационных войнах (ярчайший пример тому август 2008-го в Южной Осетии), ну, а в этом случае будет полная и добровольная капитуляция. Я бы, наоборот, отправлял репортёрские группы и в расположение украинской нацгвардии, и к донецко-луганским ополченцам. Истина всегда находится где-то посередине... а отношение к российским журналистам улучшится, они с обеих сторон будут своими.

Тут самое время сказать, что рыльца украинских журналюг тоже в хорошем густом пушку. Во всех их репортажах читаю «наёмники-наёмники-наёмники», это касается российских граждан, воюющих на стороне юго-востока. Давайте разбираться.  Вот определение из статьи Уголовного кодекса.  «Наёмником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей». То есть другими словами, если российский гражданин принимает участие в военных действиях где-то за границей, то следствию для того чтобы привлечь его к уголовной ответственности, надо доказать, что он действовал в целях получения материального вознаграждения. И если этого доказать нельзя, то это не наёмник, это интернационалист. Вряд ли в аналогичном украинском кодексе есть статья, по которой можно посадить воина-интернационалиста. Я, конечно, понимаю, что воевать едут не столько те, кто в детстве не наигрался в «Зарницу». Среди таких больше маргиналов, адреналинщиков, людей, которым нравится рисковать и убивать. Но будьте профессионалами, называйте вещи правильными именами. К этим людям нет и не может быть одинакового отношения, кто-то из них обязательно достоин уважения.

 

Леонид Черток

 


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Январь 2021 (178)
Декабрь 2020 (373)
Ноябрь 2020 (308)
Октябрь 2020 (307)
Сентябрь 2020 (297)
Август 2020 (292)



Деньги


все материалы
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20