Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Что наша жизнь – кино. Третий Arctic Open закончился… ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЧЕТВЁРТЫЙ!

Третий Международный кинофестиваль стран Арктического региона в Архангельске закончился, оставив приятное послевкусие. Что-то терпкое, со сластинкой, как подлинная «Хванчкара».

Эти пять дней в году самые насыщенные впечатлениями и эмоциями в моей нынешней архангельской жизни. Как будто в киношную молодость вернулся.

Если первый фестиваль 2017 года был уютным и домашним (всего три дня, жюри всех жанров кучковались в одной кают-компании Научной библиотеки САФУ, в основном рассказывая друг другу киношные байки), второй (2018) обрёл форму серьёзного кинофорума, то третий стал устоявшимся, солидным, уже со своими традициями.

Для автора этой статьи вообще кайф – опять приехал закадычный друг Юсуп Разыков («Стыд», «Турецкое седло», «Керосин», «Танец с саблями») уже в качестве председателя Большого жюри. Да и сам я вырос из короткого метра и перешёл в полный. Посему общались много, плодотворно и не только на основе общих воспоминаний.

Опять скажете – эти придумали для себя междусобойчик на президентский грант, деньги от которого могли пойти на гораздо более нужные и практичные вещи, чем зрелище? Встречный вопрос нытикам – тогда почему на любом показе полные залы, чего не бывает даже на голливудских блокбастерах? Глупо думать, что только из-за бесплатных билетов, не такие уж они в кино и дорогие.

Где мерило солидности кинофестиваля?

Во-первых, на него уже не приглашают, сами едут. И фильмы на отбор шлют со всех концов земного шарика, вплоть до ЮАР. И «Арктика» в названии уже никого не пугает, не отталкивает, нордический характеры встречаются и в пустыне… там даже чаще. Три тысячи заявок на участие, попытайтесь зрительно представить этот объём, лично мне недоступно. То есть, вошли в фестивальную лигу, пока не в высшую («Оскар», Канны, Венеция, Берлинале), но в национальную точно.

Во-вторых, вокруг Arctic Open стали виться странные личности. На фуршете по поводу открытия столкнулся, как минимум, с двумя, увлечённо поедающими и попивающими. Не местными, москвичами, они сами напрашивались на контакт. Один представлялся независимым продюсером и козырял именами, хорошо известными в узкой тусовке (типа сигнала – я тоже в ней). Другой объявил себя мосфильмовским оператором. По возрасту мой ровесник… а я не только в лицо его не помню, но и имя впервые слышу, чего в реальности просто не может быть. Больше они на глаза не попадались. Ну и пусть, вреда от таких немного. Не такие уж и Гаргантюа… разве что пару тарталеток стырили на завтрак.

И третье – у фестиваля появились постоянные недоброжелатели. Из тех, кто игнорировал пресс-конференцию открытия, явно обидевшиеся на мои слова про «глупые вопросы дилетантов».  Но, согласитесь, что может быть глупее игнорировать событие такого масштаба, если в твоём СМИ есть специальная кинорубрика, а в штате редакции состоит культурный смотритель. Профессиональный инфантилизм, по-другому и не назовёшь. Особенно когда вместо хорошего кино и приехавших актёров-режиссёров (характерно для любого кинокритика) ищешь следы какого-то «лобстера», так и не появившегося ни на одной тусовке, что за ним никогда не водилось.

Честно говоря, написав о дилетантах я рассчитывал «на ответку». И получил, местами аргументированную, интересно читаемую… но с провинциальными обидками и понтами. Как это, вопрошает автор, при ретроспективе Бергмана (великий шведский кинорежиссёр) заполняемость зала 10 % от силы, а на просмотре фильма какого-то Дени Коте из Канады в зале мандарину негде упасть.

А вот это, дружок, и называется магия кино, в данном случае, фестивального. О чём подробно рассказал куратор и отборщик Arctic Open Алексей Медведев. Находясь в жюри полного метра, мне по долгу службы приходилось на конкурсных показах присутствовать в зале. Заявляю со всей ответственностью – меньше всего зрители, посещавший дневные сеансы, похожи на мажоров, собирающихся в эстетствующие стаи, чтобы козырять перед друг другом знанием кинотерминов. Им просто ИНТЕРЕСНО увидеть то, что дальше окажется недоступным для массового зрителя, решить для себя, подходит ли для них «кино не для всех». Судя по реакции зала, ещё как подходит - во время сеанса выходили считанные единицы (я бы сам, кстати, кое с чего ушёл), финальные титры всегда шли под аплодисменты, а выступавшие после просмотра создатели картин ещё минимум полчаса отвечали на вопросы.

И уж совсем развеселило следующее предположение автора критической статьи про «арктический шабаш» - определенное число зрителей могли загнать с помощью угроз. Свидетельствую – в «Мираже» я не видел ни запуганных бюджетников, пришедших смотреть кино под страхом увольнения, ни подневольных учащихся старших классов, ни осужденных с исправительной колонии на Пирсах. Все собравшиеся даже попкорн с колой покупали за свой счёт, никакой заманухи.

Я целиком и полностью поддерживаю предложение проводить хотя бы изредка показы шедевров мировой киноклассики уровня Годара, Феллини и Вайды (только где, если в Архангельске ни одного муниципального зала?), но сразу предупреждаю – зал будет пуст. Такие изысканные блюда должны подаваться в комплексе. Например, фестивальном.

Ну, а страшные истории про то, что где-то на квартирах тайно собираются любители Фассбиндера и Бунюэля, явно навеяны рассказами родителей про страшные 80-е, когда за видеопросмотр «Последнего танго в Париже» можно было загреметь на нары. Лично я не знаю ни одного подобного факта… только Меньшов знает («Зависть богов»).

Стоп, достаточно. Что ждать от журналистов-обывателей, если даже чиновники от культуры не понимают, зачем успешным и даже знаковым в своей профессии людям лететь за тридевять земель в заснеженный Архангельск, как не за тем, чтобы дербанить президентский грант, мотивация магии кино и кайфа общения с коллегами для них неубедительны. Переходим непосредственно к кино.

Честно признаюсь, судить полнометражное кино мне показалось менее ответственным занятием, чем короткометражное. Прежде всего потому, что последнее представляют в основном дебюты начинающих, и здесь важно не проморгать новых Тарковских-Звягинцевых, поощрить в самом начале творческого пути. Ну, а взрослые коллеги, которых часто знаешь лично… они, если что не так, поймут и простят.

И всё же мы старались быть предельно объективными, откинув ложный в этом случае патриотизм, нашёптывающий – отдай приз своим. Хотя… что значит «свой» в данном контексте – Гран-при кинофестиваля ушёл в руки американского режиссёра русского происхождения («Гив ми либерти»). Да-да, тот самый известный негритянский призыв «Освободи мой народ» из прошлого века. Только на экране сразу три народа – русские эмигранты из дома престарелых, собственно негры (со странностями) и обитатели неврологического интернета. Жанр? Я бы определил фильм Кирилла Михановского как роуд-муви с элементами трагифарса. Хотелось дать отдельный приз за «деликатность изобразительного решения», люди с ментальными отклонениями вышли очень симпатичными. Но нет, ещё один диплом мы отдали за лучший дебют парнишке, обещающе сыгравшему водителя американского микрика. Причём игравшему сразу на двух языках.

И второй по весомости приз («за лучшую режиссуру») ушёл в Западное полушарие. «Антология городов-призраков» канадца Дени Коте даже нам показалась слегка нудноватой и затянутой, но режиссёрски исполнена безупречно. Для этого и нужны профессионалы в жюри, чтобы понять то, что недоступно рядовому зрителю.

Некоторое смятение вызвал приз «за лучшую операторскую работу», мы положительно не знали, кому его вручать. Были и явные провалы по картинке (не буду обижать поимённым упоминанием), зато шедевров не было. Отдали Анатолию Петриги за крепкую руку и чёткость изображения. А вот сам «Однажды в Трубчевске», взявший уже несколько призов на других кинофорумах, нашего расположения не сыскал. Он мне вообще показался «Осенним марафоном» для бедных, тем более что считаю первоисточник не самой лучшей работой гениального Данелии.

И совсем интересно получилось с «В Кейптаунском порту», где сценарист и режиссёр в одном лице Александра Велединского. Тот самый случай, когда первый победил второго – читать сценарий было явно интересней, чем смотреть готовый продукт. Мне фильм вообще показался неудачным повторением тарантиновского эксперимента в «Криминальном чтиве» - попробуй сложить пазл из разновременных событий. За сценарий и получил.

Еще был один диплом и спецприз. Здесь настало время компромисса, в жюри это обычный приём. Дело в том, что мы с Юсупом дружим почти 40 лет, наши прошлые жёны до сих пор лучшие подруги. Мы понимаем друг друга, многое видим одинаково. В отличии от третьего нашего члена, старого шведского хиппаря Гуннара Бергдаля. Которому настоящими откровениями о российской действительности показались «Айка» и «Нет бога, кроме меня». Первый, хоть и лауреат Канн, я еле высидел в кинозале, не понимая, чем же он меня так раздражает. Объяснил Юсуп, когда-то написавший сценарий «Гастарбайтора» и погружавшийся в эту тему – там всё неправда. Плюс крайне политизированный, снимавшийся на казахские деньги, когда прописанную в сценарии гастарбайторшу-казашку в срочном порядке заменили на киргизку. Ну и равнодушная к приезжим людям Москва… куда без этого мотивчика в такой теме.

В якутской истории тоже много чего придуманного и нелогичного. Сам фильм проще простого – все персонажи говорят по-якутски, но такие банальности, что мне вполне бы хватило одних английских субтитров. И всего два славянских лица на всю ленту, даже не второстепенные персонажи, массовка голимая. Но, чтобы ублажить товарища, мы дали диплом на «лучшую женскую роль». Ну и поддержать (морально) самобытное якутское кино… нам не жалко.

Хочу отметить, что фильм самого титулованного и возрастного режиссёра Константина Худякова («Конец сезона») с набором модных нынче звёзд не удостоился даже нашего обсуждения. Только пошутили – дать лучшую мужскую роль Цыганову, лучшую женскую Чиповской… пойти и повеситься. А ведь кто-то углядел в этом всём аналогию с чеховскими тремя сёстрами. Странные люди, для меня это не больше, чем не слишком затейливый детектив с легко просчитываемой развязкой.

И, тем не менее, это была прекрасная пятидневка киношного и фестивального братства. Где все любят друг друга, восхищаются талантами каждого (по крайней мере, в лицо). Теперь буду ждать четвёртый Arctic Open.

Прямо сейчас и начну…

Леонид Черток

На этой неделе читайте на нашем сайте авторские разговоры главного редактора с создателями к/ф «Керосин», входившего во внеконкурсную программу.

     


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Май 2020 (229)
Апрель 2020 (299)
Март 2020 (291)
Февраль 2020 (230)
Январь 2020 (226)
Декабрь 2019 (265)



Деньги


все материалы
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20