Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Судные дни, или Первый раз в жюри. За кулисами кинофестиваля Arctic open

Итак, я впервые на кинофестивале не в качестве зрителя. То есть, сравнивать не с чем.

Не знаю, как там на «Оскаре» или в Каннах, но думаю, что также – членам жюри заранее предоставляют возможность отсмотреть ленты, вошедшие в шорт-лист (лонг-лист – всё, что прислали на фестиваль желающие поучаствовать, достойное отбирается оценочной комиссией оргкомитета). Сейчас это проще – скинули по интернету ссылки и сиди на родном диване, балдей (или скучай, всякое бывает). А раньше надо было в просмотровый зал тащиться… сейчас уже страшно представить.

Получается, что члены жюри встречаются уже максимально подготовленными с готовым мнением об увиденном, чтобы обсудить, кто чего достоин. Увы, это в теории, а на практике… председатель нашего короткометражного жюри Кристер Енгеберг из Швеции успел посмотреть только четыре конкурсные ленты из 14-ти. Пришлось отправлять в гостиницу с ноутбуком, выполнять домашнее задание.

Наш третий, Александр Хант, прилетел только к обеду. Поэтому первый свой фестивальные день я провёл в кают-компании Научной библиотеки САФУ в обществе жюри, судящего документальное кино. Провёл, надо сказать, с кайфом, до того интересные люди собрались. Причём близкие по возрасту (не буду уточнять, какому), взглядами на кино, фанаты именно документального… да и вообще хорошо знающие друг друга. Прямо расстроился, что не в это жюри попал.

Хотя нет, не расстроился. Та ещё нагрузка отсмотреть и оценить более тридцати работ. Из разговоров я понял -  что-то смотрелось на одном дыхании, а что-то через силу. Работа такая…

Там же зашёл разговор о будущем кинофестиваля Arctic open. Председатель жюри, очень авторитетный в документальных кругах Павел Печёнкин считает, что провинции, типа нашей, вообще нечего замахиваться на игровое кино, где всем заправляют деньги и хрен какого популярного актёра в нашу холодную тьму-таракань вытащишь. Вон, в главном хите программы Игровое кино «Жили-были…» снялись и Мадянов, и Добронравов, и Розанова… и где они (хотя явно картина что-то получит)? Фильм же представляет его создатель Эдуард Парра, достойный человек, но, прямо скажем, по узнаваемости ни разу не Эльдар Рязанов.

То есть, никогда не стать Набережной Северной Двины северной Круазет (Канны), нечего и напрягаться?

Я был готов согласиться с маэстро Печёнкиным, тем более, что он не москвич, а пермяк, значит, фишку сечёт… если бы дальше разговор не свернул на тему глобального превосходства неигрового кино над игровым. И вели его именно документалисты. Помните эпохальное про народные театры, которые в конце концов вытеснят академические? Из той же оперы.

Впрочем, и мы в художественном кино не лучше, всегда относились к документалке с некоторым пренебрежением. Хотя она многих и кормила, и давала бесценный опыт работы без подготовки, с минимальным набором техсредств, поиском такого решения, что задержал бы зрителя у экрана.

Давайте говорить по чесноку. Документальное кино – это тот же балет, искусство для эстетов и посвящённых. Когда-то в Москве было два специализированных кинотеатра документального фильма со стоимость билетов на дневные сеансы 10 коп (как на детские в обычный кинотеатр). И, тем не менее, я помню только две очереди за билетами туда – на «И всё-таки я верю» Михаила Ромма и «Легко ли быть молодым» Юриса Подниекса (с последнего, собственно, и началась перестройка). Остальные же сеансы, скорее, для оправдания существования ЦСДФ (Центральной студии документальных фильмов). Ну и для таких кинофестивалей, как наш Arctic open.

Конечно, при более детальном рассмотрении всё гораздо сложнее. Я слышал в обсуждениях членов жюри – «какая же это документалка, это голимый телевизионный сюжет». Они видят в этом огромную разницу… а я не всегда. Тем более этого не видит человек с улицы. Поэтому, на мой взгляд, лишить архангельский кинофестиваль номинации «Игровое кино», означает лишить его зрителя. Останется маленький междусобойчик посвящённых, хоть завещай афишами весь город. А так хоть какое-то оживление в серых декабрьских буднях, народ в эти три дня действительно в кино потянулся.

Я пишу эти строки за шесть часов до официальной церемонии награждения. Поэтому пока не знаю, кто и что получил за большое игровое и документальное (завтра припишу). Могу сказать только за своё короткометражное. Сложное было обсуждение. И дело не в номинантах, а в составе жюри – очень разных людях. Сами представьте.

Кристер Енгеберг. Увидев его впервые, я подумал, что это плохо выглядящий сорокалетний швед. Уже в процессе общения выяснилось, что это отлично сохранившийся (несмотря на разные излишества… или благодаря им) шестидесятилетний швед. Совмещающий в себе ипостаси сценариста, режиссёра, продюсера, композитора и иногда театрального актёра. Влюблённый в Россию. Демократ до мозга костей, не любящий Трампа и сочувствующий палестинцам. Фамилия, говорите, незнакомая? А кого вы ещё знаете из этой страны, кроме великого Ингмара Бергмана? Вот и молчите.

Александр Хант. Чуть за тридцать. Рождён в Ханта-Мансийске. Только что прогремел своей первой полнометражной работой «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов», которую российский «Оскаровский комитет» на полном серьёзе рассматривал кандидатом на поездку в Лос-Анжелес в будущем году, до этого у Саши несколько лет были одни короткометражки. Про таких говорят – «поймал бога за причинное место», я видел, как ему даже на обеде звонят с разными предложениями, а он отказывается, так как уже завален работой. Нет, не «звёздочка», но цену себе знает и свой взгляд имеет.

И я… ну, про меня вы всё знаете.

Так вот, мои вкусы совпали с Крисовыми, по крайней мере, в главных номинациях. И в общей тенденции – российское кино нам показалось лучше, интересней иностранного. И квасной патриотизм здесь ни при чём, вы к кому с этим обращаетесь?! А у Александра наоборот, его фаворитом был фильм о рефлексирующем норвежском подростке в острый период полового созревания. Ну, не знаю… или я забыл себя таким. Крис, кстати, тоже.

Но работа в жюри – это искусство компромисса и договороспособности. Наш с Крисом фаворит – «Анна и Вано. Ванна и вино» Алекса Некто (читайте об этой короткометражке и других здесь), Саша Хант голосует за канадский «Lost face» («Потерявший лицо»), экранизацию рассказа Джека Лондона. В итоге первый становится победителем в номинации «Лучший короткометражный фильм», второй получает диплом за лучшую режиссуру.

А дальше интрига. Начинаем обсуждать номинацию «Лучшая операторская работа»… и Хант замыкается – «У меня здесь личный интерес, принимаю любое ваше решение».  В итоге присуждаем приз оператору «Поля клевера» Натальи Макаровой… которая оказывается супругой Саши Ханта. Вот скромник, я бы так не смог.

И отдельное слово о волонтёрах. Помните, я весной корил САФУ за воспитание равнодушного поколения. Так вот, судя по всему, это касалось только журфака. Лично со мной работали два прекрасных парня – Женя Покрышкин со спортфака и Антон Булыгин, будущий сварщик с Севмаша (оказывается, теперь в этой профессии без вышки делать нечего). Три дня таскали мою почти стокилограммовую тушку по всем мероприятиям, были предупредительны, как британские дворецкие и деликатны, как дипломаты. Так как в жюри были иностранцы, к ним прилагались сафушные переводчики. Мало того, что английским владеют как родным, у них и с чувством юмора всё в порядке, а ещё с внешностью и тактом. Короче, наконец-то Чертоку что-то понравилось в Северном Арктическом…

P.S.  Вернулся с закрытия кинофестиваля. Во рту и в душе очень приятное послевкусие. От всего.

Губернатор Орлов обещал взять Arctic open под своё административное крыло, а это значит, что в следующем году будет ещё круче.

Хотя, что значит, круче?  Круче для фестиваля – это переполненные зрительные залы на просмотрах. А они были уже в этом году. И лауреаты с удовольствием прилетели на закрытие за наградами, хотя денежные призы не предусматривались. И обошлось практически без накладок, хотя всё делалось на голом энтузиазме организаторов.

Вы знаете моё фирменное недоверие ко всему, что происходит на официальном поле. Как и к прошлым экспериментам с архангельскими кинофестивалями, в которых я видел больше халявы для второразрядных сериальных актёров, чем искусства. Но тут я ощутил именно праздник кино… и прощальный фуршет лишь его составляющая. «Вино, кино и домино», так мы говорили на «Мосфильме».

Главный приз за лучший документальный фильм получила «Арктика. Зазеркалье». Я его ещё не посмотрел, но члены жюри восторгались, верю их вкусу.

Вот с лучшим полнометражным фильмом не согласен. Я положительно очарован «Язычниками» Леры Сурковой, снятыми по пьесе Анны Яблонской, драматурга, погибшей при теракте в «Домодедово» в 2011-м. Теперь думаю – это какое же чудо мы потеряли?! Две недели прошло после просмотра, и до сих пор не могу решить для себя, как авторы относятся к церкви и религии – положительно или отрицательно. Сатира на гране фола, беспощадная, с вкраплениями обсценной лексики (но по делу). Вроде бы высмеивается фанатичная вера, но она же начинает творить чудеса. Короче, зрителям предлагается думать над увиденным, а это всегда здорово и продуктивно.

Но «Язычники» остались без награды. Без единой. Что в принципе объяснимо за три месяца до президентских выборов – зачем дразнить кремлёвских гусей. Гран-при получили «Три дня до весны". Крепкий военный боевичок из жизни блокадного Ленинграда... но не более того. С сомнительным сюжетным ходом - от НКВД в принципе нельзя было убежать, даже по Дороге жизни.

Приз за лучшую режиссуру достался Эдуарду Парри за "Жили-были". Ну да, с известными хорошими актёрами, миленькая деревенская мелодрама, что-то есть от «Любовь и голуби». Но никаких открытий. Вообще сложилось впечатление, что добрые друзья провели вместе месяц на природе, посмеялись-побухали… заодно и кино сняли. Что ж, и у в моей жизни подобное случалось, приятно вспомнить… только причём здесь фестиваль…

Впрочем, председатель большого жюри, а со вчерашнего дня ещё и президент Архангельского международного кинофестиваля Arctic open Игорь Угольников так прямо и сказал – «даю приз своим друзьям». А президентам у нас перечить не принято, сами знаете.

И в конце насчёт друзей. На будущий год постараюсь вытащить на фестиваль своих. В каком угодно качестве – участниками или членами жюри. Пусть это хоть как-то оправдает моё столь долгое пребывание в Архангельске.

Моя оценка всему случившемуся – ПЯТЬ БАЛЛОВ!

(на фото: подписываем дипломы фестиваля; встреча жюри с губернатором Орловым; общая фотография с лауреатами на сцене Архангельского драматического)

Леонид Черток 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Духи, как и музыка, могут многое рассказать о человеке, который их выбрал. И если ошибиться с выбором, то вы можете притягивать к себе не тех людей, и не те ситуации, которых вы ждете. Выбирая духи Дольче Габбана на сайте www.parfumoff.ru/production/dolce-gabbana/ вы заявляете всему миру, что вы открытая, яркая личность, настоящая звезда инстаграмма.


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Январь 2018 (143)
Декабрь 2017 (245)
Ноябрь 2017 (240)
Октябрь 2017 (249)
Сентябрь 2017 (235)
Август 2017 (234)





Деньги


все материалы
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Яндекс.Метрика
Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано ФС по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20