Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Веселись, юноша, в юности своей

23-ем февраля навеяло…

«Веселись, юноша, в юности своей». Этой фразой из Экклезиаста начинается самый лучший, на мой взгляд, фильм об армии. Правда, армия эта американская, действие происходит во Вьетнаме. А какая разница? Главный герой фильма (Чарли Шин), студент престижного колледжа, идет на войну, чтобы почувствовать себя мужиком и узнать жизнь. Я тоже ушел с первого курса Историко-архивного, обормот Черток решил, что будущему сценаристу необходим разнообразный жизненный опыт…

Кстати, в отличие от сегодняшних дней, таких, как я, в советских войсках было достаточно много, примерно один из двадцати. Скажу больше, вузовский «поплавок» на солдатской гимнастерке не был редкостью. Но и тогда я и мне подобные нравственной погоды не делали, все были озабочены проблемами собственного выживания. 

Я уже не раз писал о том, что в моем взводе водолазов-разведчиков «ветеранство» носило, скорее, обрядовый характер. В наряды мы не ходили, канав «от забора и до обеда» не копали, каждый занимался своим конкретным делом. Но одна традиция была: салаги заправляли койки старослужащим. Став «черпаком», я попытался переломить ситуацию. Меня не поняли даже первогодки! Для них этот ритуал был переходом в новое состояние, типа, КАНДИДАТ в члены Политбюро становится его полноправным ЧЛЕНОМ. И я успокоился, потому что понимал - дальнейшая борьба за равноправие приведет к нарушению общего баланса и душевного равновесия. Та самая пресловутая «система сдержек и противовесов».

В своих письмах к любимой бабушке герой Чарли Шина восхищается новыми друзьями, они представляются ему цветом нации. Друзья эти в основной массе малообразованные негры из южных штатов. Меня бог миловал не только от негров, но и от нацменов, на весь взвод был один повар из Узбекистана. Но белые ровесники из колхозов и провинциальных городков России своими рассказами о мирной жизни вводили бывшего московского студента в состоянии ступора. 

У меня в голове не укладывалось, что их жизнью живет огромная страна развитого социализма. Тульский механизатор Вадик Гончаров любил вспоминать, как они с батей дрались оглоблями после каждой пьянки. Как правило, больше всего доставалось миролюбивой маме, она не вылезала из больницы с сотрясениями. И весь взвод кивал, поддакивал, вспоминал подобные истории. Я рассказывал им о своей жизни, о Хемингуэе и Ремарке, о Высоцком и Таганке, об «Араксе» и «Машине времени»…. А меня расспрашивали о колбасе без талонов, удивлялись, что после армии собираюсь опять отпустить волосы. Нас соединяла армия, гражданка разводила по несоприкасающимся углам.

Нашлось место в моей армии и прообразам двух сержантов из «Взвода». Силовику-наставнику, хранителю самых жестких армейских традиций, и просто хорошему парню, не злобному внутри, исполнительному солдату. Их конфликт не доходил до смертоубийства, но мата в каптерке хватало. Я и мне подобные представляли третий распространенный тип: сержант-раздолбай, офицерский пересмешник, пытающийся превратить воинскую службу в забавное приключение. 

Знаете, что объединяло все три категории? Постоянная мечта о дембеле. Несмотря на все потуги замполитов, я ни разу не слышал в солдатском кругу разговоров о патриотизме. С первого же дня все отсчитывали 730 солдатских дней, относясь к службе как к неизбежной потере двух лет жизни. У каждого была своя мотивация. Например, в сельской местности девчонкам было западло танцевать в клубе с неслужившим. Вася Симакин из Таганрога мечтал, как после дембеля он разопьёт с отцом бутылку водки, до призыва он считался щенком даже в собственной семье. 

Москвичам тоже косить не резон. Было два пути отсрочки: болезнь или работа в «почтовом ящике». «Белый билет» давали в основном по рекомендации психиатра. Это значило поставить жирный крест на дальнейшей карьере. Второй путь тоже имел серьёзные изъяны. Один мой приятель так боялся армейских историй, что до 28 лет просидел в фотолаборатории секретного института на 110 рублях. Когда угроза призыва отпала по возрасту, поступать в институт и искать интересное дело уже не было никакого желания, семью бы прокормить. Зато в армии можно было сделать очень важную вещь — вступить в партию (КПСС), на гражданке интеллигентному человеку это было архисложно. У меня не получилось. Но не жалею.

В перестройку стало модно говорить об армейской «дедовщине». Кстати, если быть точным в терминологии, не «дедовщине», а «отцовщине». «Отец» — это солдат, прослуживший полтора года, именно он представлял основную угрозу для новобранца. «Дедушкой Советской Армии» ты становился с момента подписания приказа до самого увольнения в запас, на месяц-другой, не дольше. Этим небожителям уже ни до чего, все мысли о парадке и дембельском альбоме. 

Армейское руководство тогда с трудом признало это явление, но каждый министр обороны считал… да и считает своим долгом заявить, что лично он с ним не сталкивался. Уверен, легендарный маршал Жуков тоже не догадывался, что творится в солдатских казармах после отбоя. Значит, эти сведения доходили до них из регулярной армии, те самые «перегибы на местах». А там знали, у нас командир дивизии такие взаимоотношения поощрял.

Армия, как любое другое закрытое сообщество, умеет хранить свои тайны, а недостатки превращать в достоинства. Меня поражал своим цинизмом документ из военной прокуратуры, висевший на видном месте во всех подразделениях. Не гарантирую точность передачи текста и правописания фамилий, передаю саму суть:

«Сержант Загорулько неукоснительно исполнял воинскую присягу, был требовательным и принципиальным младшим командиром. Рядовой Шварцман нарушал дисциплину, пререкался, игнорировал приказы командования. В ответ на справедливые претензии старшего по званию, рядовой Шварцман застрелил своего сержанта. Трибунал Московского военного округа приговорил его к высшей мере наказания…».

Представляете, что творил этот потомок запорожских казаков над еврейским мальчиком, если тот вместо скрипочки взял в руки автомат и нажал на гашетку?..

Откуда у нас появились эти традиции? Слышал две версии: после Великой Отечественной войны, когда фронтовикам пришлось служить с необстрелянной молодежью; в начале 60-х, при переходе с трехлетнего срока службы на двухлетний. Что же творилось в казармах после отбоя, когда с двухлетнего срока наша армия переходила на одногодичный?..

Я не знаю рецептов от синдрома дедовщины. Дело в том, что любое послабление молодые люди воспринимают, как твою слабость. Мягких командиров скорее презирали, чем любили. Был в моей сержантской практике такой случай…

В наш взвод пришло сразу тринадцать водителей. Зачем столько водолазам-разведчикам? Чтобы ездить на «целину» с весны до конца осени, помогать сеять и убирать урожай, а зимой что-то типа отстойника. Все ребята призывались из районов Орловской области, если и не знали друг друга на гражданке, то успели сдружиться во время следования. Их еще на призывном пункте предупредили о суровых нравах Кантемировки, не говоря уже о рассказах отслуживших односельчан. Парни шли в армию, сжав зубы, готовые стоически терпеть все тяготы первого года. 

И что они видят? Во взводе водолазов все друзья, никто еду не отбирает, на «очко» с зубной щеткой не посылает, толкать носом сапог под койками («ночные танковые вождения») не заставляет. «Орлы» мои расслабились, стали называть запросто Лехой, откровенно «шланговать», а то и просто посылать замкомвзвода на три веселых буквы. Можно, конечно, было «поговорить» с парочкой особо борзых в тиши каптерки, но в голову пришел более оригинальный выход. У меня сложились почти дружеские отношения со многими офицерами. Еще бы, половина командного состава дивизии щеголяла на танцах в ГДО в джинсах, приобретенных при моем посредничестве. 

Вот я и устроил одному из орловских краткосрочную командировочку «по обмену опытом» в мотострелковый полк пятым номером минометного расчета. Это тот несчастный, что таскает на спине плиту от орудия по системе «сопка наша — сопка ваша». Да и дембелями своими дикими полк на всю дивизию славился. Через неделю боец вернулся в родной взвод похудевшим, осунувшимся, с горячечным блеском в глазах. Когда он рассказывал о своем «опыте» землякам, те плакали, как дети. Я же предупредил, что следующая командировка будет на все два года. С этого момента в подразделение воцарились чистота и порядок, подчиненные ловили каждое мое слово. Скажете: паразит ты, Черток, чужими руками жар загребал и сам не при делах. А что делать?

Как показала практика, ни возвращение в армию политвоспитателей, ни введение института полковых священников не стали панацеей от перекосов во внутренней жизни армейской казармы, особенно после отбоя. Очень редко, но все же слышим о рецидивах той советской «дедовщины» (рядовой Сычев, рядовой Шамсутдинов). Сержанты-контрактники? Не знаю, если судить по армии США, то это выход. Но у нас подобную функцию выполняли старшины. Наверное, кому-то повезло, и ему достался прообраз прапорщика Валентира из «Зоны особого внимания». Мне же встречались экземпляры, полностью оправдывавшие общеармейскую кличку — «кусок». 

Наш ротный старшина, прапорщик по фамилии Фабричный, спал с семьей на солдатских койках, завтракал, обедал и ужинал вместе с подразделением, дома пользовался солдатскими столовыми приборами. Развлечение вне службы — выращивание ондатр. На продажу, разумеется. Говорил, что копит «на старость». Наверное, собирался жить вечно. Как вы думаете, полезен этот индивидуум для морального климата? Не станет ли сержант-контрактник самым суровым «отцом» призывников?

Наконец стало ясно, что полностью контрактной армии у нас не будет. Понимаю, такие расходы никакая нефть не покроит. Но заинтересовывать призывников можно. В качестве стимула предлагаю льготы для поступления на бюджетные отделения вузов. Плюс к этому, возможность скорого получения жилья. Такую практику применяют во многих странах. Но у нас должна быть оговорка: льготы действительны только при отсутствии замечаний. Вот он стимул, есть за что терпеть. Теперь вопрос к экономистам, не дешевле ли при таких условиях все-таки создать контрактную армию?

Пока же я не желаю своим сыновьям пройти эту «школу жизни». Просто на всякий случай… целее будут.

P.S. А та фраза из Экклезиаста заканчивается так: « …только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд».

(фото с https://dzen.ru/a/YAxGnkFzMybrJli7

Леонид Черток


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Апрель 2024 (242)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)
Ноябрь 2023 (335)







Деньги


все материалы
«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20