Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Кино, вино и Алекс Некто. Разговор на Arctic open

С этим кино вообще получилось интересно. 2017 год, самый первый Arctic open, я в жюри короткого метра. Присылают фильмов на конкурс не много, как любым новичкам на кинофестивальном рынке, но есть интересные, в том числе, зарубежные.

Дебюты вообще грешат излишней (часто) заумностью и мрачностью, у начинающих такое представление об авторском кино (все же тарковские-германы). И тут смотрю «Анна и Вано. Ванна и вино». Светлая, ироничная московская история с грузинским акцентом. Два дня боролся с другими членами жюри (один из них – скандинав, испытанный жизнью), доказываю, иду на компромиссы. В итоге ленте Алекса Некто достаётся Гран-при… и я возгордился как участник процесса.

Автор прилетел на награждение. Накоротке переговорили. Выяснилось, что у Алекса непростой период в творчестве, даже возникли мысли о правильности выбора профессии. А ведь этот дебютант в кино – совсем не дебютант в жизни, идёт к четвёртому десятку. И именно приз в Архангельске дал силы и надежду двигаться дальше, он сам так сказал. Я даже щёки надул от гордости.

И вот уже на Седьмом Arctic open, в конкурсной программе полного метра, вижу тоже название под той же фамилией. Такое нечасто бывает, поверьте, и нам есть, о чём поговорить.

По киношному сразу переходим на «ты», так у нас принято, без политесов.

- С учётом возраста, ты явно из тех, кто влюбился в кино в процессе взрослой жизни.

- Как сказать. Ещё в школе начал снимать на VHS, мне нравилось. Но после окончания решил не рисковать с туманной перспективой творческой профессии и поступил на стабильный юридический. Хватило меня на один год… заскучал. Потом была журналистика, работа в различных медиа проектах. Но мысль о кино была всегда. Да, именно о своём кино.   

В 2011 году Алекс с группой единомышленников (среди которых главный – супруга), создаёт креативное агентство. Не только для зарабатывания денег, но с упором на творчество в развитии. Как раз в то время, когда медиа стали уходить в интернет, развивались соцсети и платформы, это считалось архиперспективным.

- То, что тогда зарабатывали, вкладывали из семейного бюджета в творчество, приобрели профессиональную камеру. И сняли проект… но на выходе не смогли продать. Тут уже я задумался о профильном образовании.

Поступить во ВГИК, когда тебе 37, это, знаете ли, поступок. Впрочем, не уникальный, кино любит и принимает одержимых. Правда, выборочно, из 20, поступивших на курс режиссёров-сценаристов, в кино сложилось у 4.

Года вгиковской учёбы пролетают, как те пули у виска. Для того, чтобы защититься, нужно снять самостоятельную работу, сиречь, дебют в профессии. По слова Алекса, идея сценария про «грузина московского розлива», в трудную минуту жизни решившего вернуться к исконному делу своих предков, пришла неожиданно и была написана за одну ночь. Уже на госэкзаменах известный сценарист Юрий Арабов удивлённо спросил: «А почему сразу не писал на полный метр?!». «А что, так можно было?». «Нужно».

- Мне действительно было тесно в рамках короткого метра, - признаётся собеседник. – Сел и стал дописывать, расширять историю.

В итоге короткий вариант «Анны и Вано…» взял несколько призов на кинофестивалях, в т.ч. главный в Южной Корее. Получилась история без границ, грех было не продолжить. Но на большой метраж нужны и большие деньги...

- В 2019-м году в Доме кино проходил питчинг фильмов о Москве. Мы на него делали большую ставку, ведь наша история чисто московская, пусть и с выездом на кавказскую натуру. Но ничего не получили.

- А кому же тогда дали?

- Например, истории о столичной проститутке и её возвращении в профессию после жизненных неурядиц. В чём-то похожа на нашу, но согласись…

Я соглашаюсь.

В итоге сценарий полнометражного фильма с обласканным кинофестивалями короткометражным вариантом получил субсидию от Минкульта. Что равносильно тому – «на что денег хватит, то и снимите». Так и снимали. Даже выкроили на экспедицию в Дагестан, исполнивший роль Грузии.

Если коротко, это история о том, как великовозрастный разгильдяй, запутавшийся в бизнесе, решает заняться виноделием, которым славились его предки. В съёмной квартире. В ванной. А вино то оказывается волшебным и вторгается в людскую жизнь. Ну и, конечно, любовь. Отсюда и Анна.

- Но причём тут ты, коренной москвич, и Грузия?

- Я всегда любил эту страну, её кинематограф, особенно Иоселиани. Кстати, Отар Давидович разрешил взять в нашу картину кадры из его знаменитого «Листопада», которых так не хватало для полноты картинки. Нашли его французский телефон, позвонили, объяснили, он разрешил без проблем.

Гении – они широкие люди. Жаль, что тоже смертны (1934-2023).

- Ваш грузин Вано какой-то данелиевский…

- Совершенно верно, на всей истории есть влияние «Мимино» и ещё «Жил-был певчий дрозд», эти фильмы вдохновляли. А вообще грузины разные. Наш – лёгкий романтик. Но мы его помещаем в трудную жизненную ситуацию, из которой он выходит с честью, для раскрытия образа нужны страдания. Что там больше – московского или грузинского…

Рядом сидит продюсер картины Мария Никитина, она же супруга Алекса Некто. Такой альянс в кино не нов, но и не частый, всё-таки не актриса. Представляю, как они проводят вечера (сам себе в юности дал зарок – никого из кино в семью!). Оказывается, ничего особенного.

- Просто мы с мужем – единое целое. У меня была совсем другая профессия, но Алексу нужна была помощь, и я встала под знамёна. Нет, не семейный подряд… скорее, семейная бригада и не единственная в нашей команде. К тому же моя профессия – психолог – очень помогает в продюсерстве. И, кстати, далеко не все знают, что мы супруги.

- Но это получается – дома за столом только работе… не устаёте друг от друга?

- Мы же на съёмочной площадке почти не пересекаемся, у меня другой функционал. Ну, а как же целые семьи работают в общем бизнесе? Такие компании традиционно считаются самыми успешными. Общие эмоции, общие переживания только укрепляют брак.

- А что прокатчики? (вопрос уже к Некто)

- Смотрят. Им нравится. А потом говорят – не формат. Но зрителям-то нравится… тогда что формат?

Действительно, от одних «Пацанов» Крыжовникова с ума сойти можно.

- Значит, мыслей об уходе из профессии больше нет?

- Я понял, что нужно рисковать в киношной профессии. У меня сейчас лежат четыре сценария полного метра. Например, мистическая драма по рассказам Грина. Но деньги на производство найти катастрофически сложно. Пробуем себя в производстве сериалов, их смотрят хотя бы на платформах. Сняли 4 пилотных серии… но опять упёрлись в тот же «не формат».

- В Архангельск приехали за призом? (мы говорим за день до объявления результатов Седьмого Arctic open) 

- Не поверишь, даже не думаем об этом. Нашу картину так принимали в Архангельске и Новодвинске. Полные залы, аплодисменты стоя, просто праздник души. Короче, ваш город и ваш кинофестиваль второй раз дают нашему кино вторую жизнь.

Приятно, чёрт возьми!

Леонид Черток

 


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Июль 2024 (195)
Июнь 2024 (354)
Май 2024 (346)
Апрель 2024 (355)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)







Деньги


все материалы
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20