Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Больше, чем кино. Фильм «Фабельманы» Стивена Спилберга

Всё-таки западные санкции нанесли нам, если не смертельный, то очень болезненный удар. И это не про закрытие американского фастфуда, всё равно ничего вкуснее чебурека с лимонадом человечество не придумало.

А вот уход с российского кинорынка голливудских премьер – это да. Кассовый рекорд сомнительного по художественным ценностям «Чебурашки» (читайте серьёзную критику) можно объяснить одним – «на безрыбье». И это в то время, когда Стивен Спилберг угостил мир новым шедевром, прекрасно сошедшим за добрую рождественскую историю.

«Мы говорим – кино, подразумеваем Спилберга». Особенно те, кто вырос (взрослел, старел…) на его фильмах. Уникальный пример жонглирования киножанрами, и почти каждый раз попадание в десятку. Его ленты становились эталонами жанра – «Челюсти» (ужасы), «Инопланетянин» (фантастическая комедия), «Индиана Джонс» (авантюрные приключения), «Парк Юрского периода» (научная фантастика), «Список Шиндлера» (Холокост), «Спасти рядового Райана» (антивоенная драма), «Амистад» (аболиционизм), «Линкольн» (байопик)… дальше продолжать? 

77 лет, а именно столько исполнилось Стивену Арнольдовичу в декабре минувшего года, ещё не повод вешать хлопушку на гвоздь, как известно, из кино чаще всего уходят вперёд ногами. Зато самое время для подведения предварительных итогов. Не думаю, что к «Фабельманам» нужно относится как стопроцентному байопику, хотя перехлёсты с реальной биографией режиссёра безусловно есть (загляните в Википедию). Скорее, это авторский анализ собственной жизни, которая полностью посвящена (и подчинена) «важнейшему из искусств» (В.И. Ленин). Рассказ очень добрый, проникновенный, с элементами самокритики и новаторскими приёмами… короче, как обычно бывает у Спилберга.

Почему «Фабельманы»? Потому что не Ивановы и не Смиты, Стивен рос в то время, когда в США национальность ещё имела значение (сегодня это в основном цвет кожи, причём в трагически-карикатурных вариантах), и лично столкнулся на этой почве со школьным буллингом. Плюс, не исключаю, что название – дополнительный вклад в промоушн картины. Ещё в конце 80-х мы с друзьями вычислили название кинофильма, заведомо имеющее зрительский успех. «Я – Рабинович»… на него пошли бы как евреи, так и антисемиты. Да, это шутка, но не так, чтобы очень.

О том, как в кино приходят дети из звёздных семей, нам рассказала Наталья Кончаловская, они просто не представляю себя в другой жизни. У мальчика Сэмми Фабельмана из некинематографичного Цинциннати (как известно, почти всё американское кино сосредоточено в Лос-Анжелесе) был свой путь, тоже мной описанный в том интервью – он влюбился в кино раз и навсегда, увидев на экране крушение поезда (помните, весь кинематограф начался с «Прибытия поезда» братьев Люмьер). А подаренная чуть позже родителями игрушечная железная дорога наводит его на простую и ясную мысль – в кино ты можешь быть как разрушителем, так и спасителем. Смотря в какую сторону тебя поведёт.

Дальнейший путь Сэмми-Стивена в большое кино в целом подходит любому подростку любой страны, раз и навсегда решившему, где его место в жизни. Сначала съёмки своей семьи, потом первые игровые опыты с одноклассниками. Тут главное, чтобы близкие тебя понимали и содействовали.

Ему в этом плане повезло, родителям, отнюдь не миллионерам, даже денег на это не жалко. Причём отец - замороченный наукой один из первых электронщиков, а мать – несостоявшаяся творческая личность, повязанная по рукам и ногам многодетством. О таких детях говорят – Богом поцелованный

Но Спилберг не был бы Спилбергом, не запустив в эту довольно обычную семейную историю интригу, выводящую опять же на магию кино. Снимая пикники и домашние праздники, а потом десятки раз просматривая и монтируя материал, Сэмми замечает шуры-муры матери с лучшим другом отца и ещё ряд «скелетов» в шкафу внешне добропорядочных Фабельманов. Что в итоге приводит родителей к разрыву… двух по отдельности очень хороших людей, которым искренне сопереживаешь.

А сопереживаешь, не в последнюю очередь, потому, что родители Сэмми очень одинокие люди, каждый живёт своей сокровенной жизнью, но для детей, окружающих, да и для самих себя они разыгрывают почти идеальную пару. Тему внутреннего одиночества поддерживает появившийся буквально на 10 экранных минут (при хронометраже 2 ч. 40 мин.) дедушка, язвительный старый еврей из цирковых, на пальцах объяснивший внуку, что это состояние характерно для любого человека искусства… но такова входная цена билета в волшебный мир. Не от этой ли правды жизни выросший Спилберг прятался в «Юрских периодах» и «Контактах третьего вида»?

Такой разрушительный эффект плёнки вполне мог оттолкнуть Сэмми от дальнейших съёмочный экспериментов, превратить его просто в активного зрителя. Если бы не переезд в Калифорнию, который семья сначала активно не приняла, но, как показала история, это был промысел божий. И если бы не столкновение с открытым антисемитизмом (в их районе Фабельманы стали единственными евреями, такие странные были времена).

Именно там будущий режиссёр окончательно убеждается в волшебной силе экрана. По сегодняшнему Спилбергу видно, что он и в юности не был двухметровым атлетом, способным постоять за себя, просто симпатичный подросток с вполне заурядной семитской внешностью. Но магия кино, умение грамотно снимать и монтировать, позволяют ему напрочь уделать своих главных обидчиков – одного выставить полным идиотом, в другом выявить положительные черты и такой запас привлекательности, что в итоге приводит отпетого негодяя к покаянию. Самого же Сэмми заурядный школьный киноролик о празднике «последнего звонка» выводит в ранг неформального лидера школы.

Параллельно он завладевает сердцем и помыслами одной из самых перспективных невест их учебного заведения, чей папа «может купить всё». История любви, преподанная с фирменной спилберговской иронией – через взбалмошную, наивную тягу к христианству, но при этом не затрагивая ничьих религиозных чувств.

Да, в «Фабельманах» есть эпизоды, которые у взыскательного зрителя могут попасть в категорию «развесистой клюквы». Это, прежде всего, корявая русская речь в устах американо-еврейской семьи или их вариант «Калинки-малинки» - «в заду ягода-малинка». А также финальный эпизод фильма, где великий Джон Форд говорит пока невеликому Сэмми Фабельману набор кино-банальностей, которые проходят на первом году обучения в любой киношколе.

Но не будем забывать, что Стивен Спилберг не только великий кинорежиссёр, но и один из самых успешных кинопродюсеров Америки. Он наверняка рассчитал, что именно эти эпизоды будут вспоминать невзыскательные зрители, стоящие в самом начале интеллектуальной цепочки.

Остаётся ждать вердикта Американской киноакадемии (премия «Оскар»). И что-то подсказывает мне…

Леонид Черток  


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Январь 2023 (295)
Декабрь 2022 (397)
Ноябрь 2022 (358)
Октябрь 2022 (356)
Сентябрь 2022 (303)
Август 2022 (381)





Деньги


все материалы
«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20