Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Русская нежить в фильме «Подельники» Евгения Григорьева

Кажется, Корней Чуковский сказал (типа, пошутил) – «В России нужно жить долго, тогда до чего-нибудь доживёшь». Логика интеллигента из писательского поселка в ближнем Подмосковье.

Если вы увидели в российском прокате фильм с названием «Жить» (или производные от этого глагола), можете быть уверены – вас ожидает остросоциальная «чернуха» из провинциальной жизни. С непременными составляющими – убийствами на бытовой почве, пьянством, мордобоем и обязательно с вонючими ПАЗиками, этими кораблями нашей заснеженной пустыни. Не жизнь, но выживание.

С этого горбатого шедевра отечественного автопрома и начинается первый художественный полнометражный дебют известного документалиста Евгения Григорьева. Случай нечастый, как правило, именно «игровики» в момент вынужденного простоя берутся за документальный эксперимент. Чтобы потом, с облегчением вздохнув, вернуться в родной жанр, где и деньги, и слава, и безграничный полёт творческой фантазии.

Документалисты же берутся за темы, в которых они поднаторели. В нашем случае, про самое-самое российское дно жизни. Такое обыденное и от этого ужасное.

В родную сибирскую деревню, покинутую в ранней юности, возвращается биатлонист-неудачник («да не попал я в олимпийскую сборную»). Возвращается с красавицей женой, явно столичного розлива, чтобы занять скромное место физрука в местной школе. Из вещей – пара сумок и спортивное ружьё, которое для охоты на медведя-шатуна (любимая местная развлекуха) явно не подходит. Разве что выцелить в глаз, так он и на мишени «десятку» не каждым выстрелом выбивает.

Жить – в разваливающейся родовой избе с выбитыми стёклами, отапливаемой по-чёрному, с удобствами на морозе. В соседях – харизматичный уголовник Витя по прозвищу Людоед («я бы рядом с таким собаку не оставил, не то, что жену»). «Здесь всегда так жили» - наставляет биатлонист Петя нездешнюю жену Настю, которая самоиронично представляется друзьям детства мужа фамилией Декабристова. Людоед - типа шутка. Как-то Витя пошел с другом на рыбалку, а вернулся один. Все решили, что сожрал по причине фатального неулова, посмеялись и забыли. Юмор там такой... фирменный.

Какими посулами он её сюда увлёк, так и остаётся за кадром, подобными вещами документалист Григорьев не заморачивается. Разве что походя брошенная в постели фраза «Помоги мне лучше» намекает на регулярное выполнение супружеского долга, хотя у спортсмена Пети какие-то неясные проблемы по мужской части.

А тут ещё у соседей убийство. Все знают, кто и за что, даже единственная власть в лице участкового. Но молчат. Потому что по понятиям – ещё один учитель «за козла ответил». Точно также в расцвете лет погиб мой лучший друг по школе, и произошло это не затерянной Сибири, а на совминовской даче рядом с МКАД. Но в 90-х… так что расслабьтесь.

В то, что сельчане восприняли убийство как должное, обыденное, понятийное, я способен поверить. Но то, что они проглотили подставленного под статью младшего брата Витька-людоеда с явными симптомами врождённого дебилизма (сиречь – юродивый), воспринимаю как поклёп на главные русские скрепы и традиционные устои.

Переживает только парочка пришельцев да малолетний сын погибшего, блондинчик по кличке «Немец» (мама – учительница немецкого языка). Последнему учитель физкультуры обещает помочь отомстить, то есть, завалить убийцу («только сначала стрелять научись и на лыжах бегать»). Ох, рановато Пете в педагоги!

И дальше начинается снежный вестерн, почти такой же, что при схожих обстоятельства мог произойти в прериях Техаса. Мало ли мы видели голливудских историй про возвращение какого-нибудь бостонского интеллигента в родные пенаты, где до сих пор правит культ кулака и кольта (те же «Соломенные псы»). Борьба добра со злом, в американской версии всегда в выигрыше первое, украшенное надеждой на скорые позитивные перемены. Однако у русского кино свой собственный путь…

В классику жанра вмешивается жена Настя, верящая в торжество закона. Примерила на себя личину доморощенной тети-детектива из Донцовой и пошла соблазнять Витю-людоеда, лишь бы он дал признательные показания. Причём мужа не поставила в известность, что это всего лишь ловля на живца и ни разу не беспутство.

То есть, противостояние вышло на новый уровень с личным мужским мотивом.

В схватке двух харизматиков отечественно кино – Юрия Борисова и Павла Деревянко – неожиданно побеждает второй, за ним просто интересней наблюдать. Биатлонист-неудачник выписан достаточно топорно, с предсказуемой реакцией и рефлексией человека, вернувшегося на малую родину проигравшим по всем статьям. Нет и намека на обстоятельства, заставившего сделать спортсмена столь самоубийственный шаг, в любом мегаполисе физруки-мужчины в большом дефиците. Интерес у зрителя только один – на какой минуте жена-декабристка пошлёт всё по известному адресу.

Деревянко, актёр полукомедийный, уже интересен в новом амплуа. Его герой по местным меркам человек солидный, «с прошлым», удачливый в лесу и на реке, его приглашения «повечерить», пусть и с опаской, но принимают самые заметные люди деревни. Плюс соображает в ветеринарии на уровне шаманства и природный гинеколог, по запаху определяющий способность к воспроизводству – «ты баба годная, это твой что-то там себе отморозил». Способный на поступки – выйти обнажённым к маленькому мстителю и популярно объяснить, куда надо бить его ножом, чтобы душа сразу вон. То ли фактическое признание в убийстве, то ли моральное уничтожение несчастного ребёнка.

Всё это на фоне замороженной сибирской красоты и отмороженных нравов. Где пьёт вусмерть даже педагогический коллектив, где в среде школьников процветает арестантский уклад, где семейные отношения построены на насилии и унижении.

Лёгкой отдушиной в кадре изредка появляются колоритные местные старушки (не путать с бурановскими бабушками), выдающие сентенции на непонятном рядовому зрителю северном наречии (что-то угро-финское?), от которых становится не по себе в текущем политическом моменте – «быть войне», «когда беда и страшно, что-то великое свершается».

В итоге зло гибнет. То ли Витька-людоед, то ли медведь-шатун, вселившийся в человека. И непонятно, от чьей конкретной пули. Намёк на то, что правда и сила всегда за коллективом?

И в самом конце зритель узнаёт, что автор эту жуткую и совсем недухоподъёмную историю посвятил своему отцу. Даже страшно спрашивать о его судьбе.

В России, конечно, надо жить долго… но лучше за тысячи километров от таких мест. Выжить на какой-нибудь американской плантации (у автора этих строк есть соответствующий опыт) не в пример легче.

P.S. Позже прочитал, что «Подельники» - пример шедеврального чёрного юмора, Тарантино и Родригесом обзавидуются. Блин, это же надо было так замаскироваться!

Леонид Черток


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Ноябрь 2022 (339)
Октябрь 2022 (356)
Сентябрь 2022 (304)
Август 2022 (381)
Июль 2022 (314)
Июнь 2022 (375)





Деньги


все материалы
«    Ноябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20