Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Эмиграция – вчера, сегодня… и всегда, или Чего не знает Света с 29.ru

К написанию этого материала меня сподвигла статья, вывешенная на 29.ru, сайте популярном, задорном, молодёжном, с американской прокладкой… но часто легковесном.

Восторженный рассказ котлошанки, которая искала-искала себя… и нашла в Канаде. Теперь ездит по действительно красивой стране (пока деньги позволяют), радуется улыбками и контактности прохожих (что действительно имеет место, иногда даже с избытком до сомнения в искренности), надеется там зацепиться (может, кого себе и найдёт в личном плане).

Почему уехала? Любовь к перемене мест. И странная фраза – «меня здесь ничего не держит», хотя из размещенных в статье подписей под фотографиями ясно, что у неё в Котласе осталась мама. Впрочем, разные люди бывают, как и разные отношения в семьях.

Меня же больше всего покоробили комментарии. Оказывается, среди нас много тех (причём молодых, если учитывать основную аудиторию агрегатора), кто расценивает отъезд за границу на ПМЖ как измену родине. А ведь почти 30 лет прошло с того момента, как границы открылись, и человек стал волен искать, где жизнь лучше. Впрочем, есть серьёзный препон – не везде вам будут рады. Вот об этом и поговорим.

Света из Котласа сравнительно недавний тип эмигрантки, что уезжает потому, что прошла собеседование в посольстве и отвечает требованием принимающей стороны – признана перспективной для канадского рынка труда. И, главное, своя страна её спокойно отпускает, что несомненный прогресс.

Раньше было намного сложнее. Оставим революционные бури, выбросившие за рубеж не только неугодные пролетариату сословия, но и сливки российской интеллигенции (есть мнение, что тот урон генофонду так и не был восполнен). И хорошо, что выбрасывали… лучше было уплыть на философском пароходе, чем стоять у стенки или гнить в ГУЛАГе. Из-за чего позднее, в период индустриализации, пришлось зазывать иностранных специалистов и расплачиваться с ними золотом… но делалось это незаметно и оправдывалось подготовкой агентов влияния для мировой революции.

Зато потом жалюзи на границе опустили наглухо. Аж до 1972 года, когда эпохальная поправка двух американских сенаторов - Джексона и Веника - дали шанс на отъезд советским евреям (а то бы вообще прижали санкциями). За сим стали выпускать на историческую родину этнических немцев и греков, причём первые, как один, выбирали ФРГ, брезгуя ГДР. Но за такое послабление представителям этих трёх наций пришлось расплачиваться ограничениями при приёме на работу, они автоматически попадали в неблагонадёжные списки.

Про то, как выпускали, написано много и не мной. Изощрённое издевательство, что в аэропортах, что на вокзалах при проходе таможенного контроля, фактически узаконенный грабёж, на которой жаловаться бесполезно. Справедливости ради скажу – я с матушкой пересекал польскую границу летом 72-го, мы видели, как пограничники любезно подсаживают в поезд семью евреев из Узбекистана, ещё и удивились такой предупредительности. Потом стало ясно – это было самое начала исхода, чуть ли не рекламная акция.

Именно с того года вокруг меня многие стали готовится к отъезду. Но это особенность окружения. В армии я с удивлением узнал, что о возможности покинуть пределы СССР не знает НИ ЕДИНЫЙ боец моего взвода (естественно, до появления ефрейтора Зальцмана). Когда же я их просветил, началось – «отщепенцы», «в тюрьму», «они всем Родине обязаны, а сами»… примерно то же самое, что и сегодня пишут в комментариях.

Хотелось бы сделать скидку на происхождение и место призыва однополчан, но… уже на «Мосфильме» я столкнулся с тем, что кое-кто из моих друзей (не евреев) уверены – для отъезда достаточно просто прийти в ОВИР, написать заявление, что не желаешь жить здесь и всё – вали на все четыре стороны.

Некоторые, кстати, так и пытались сделать, и в худшем случае оказывались в психушке («только сумасшедшему может не нравится жизнь в советской стране!»). Один мой приятель, как только исполнилось 18, направился в американское посольство и попросил у дежурившего там милиционера встречу с главным по отъезду. Новых джинсов парню хотелось, кока-колы, да и вообще прикольно. Из ближайшего отделения милиции его вытаскивал дедушка-генерал… но из института попёрли.

В реальности для отъезда необходимо было получить приглашение от родни, уже проживающей за рубежом (называлось красиво – воссоединение с семьёй). Конечно, далеко не у всех таковая имелась… но это было делом техники. И выпускали именно на историческую родину – немцев в Германию, греков в Грецию, евреев… соответственно. Но у последних было преимущество. Так как у СССР не было дипотношений с Израилем, не было и прямых рейсов. Ехали до Вены или до Бухареста. Оттуда, кто хотел, отправлялся в Тель-Авив, но многие переезжали в Италию, и там ожидали, какая страна их примет. Большинство рвалось в Штаты, да не всем удавалось. Вообще считалось, что главное – вырваться из СССР, а дальше… где ни осядешь, по любому будет лучше.

Конечно, среди тех, кто решился на отъезд, не было поклонников советской власти, все в какой-то мере политические эмигранты. Но среди них кто-то во главу угла ставил экономику, кто-то религию, кто-то патриотизм в отношении исторической родины. Евреям откровенно завидовали представители титульной национальности – вы хоть свалить отсюда можете – сколько раз эти слова слышал. Свалить.. да не всегда. Например, автора этого материала отец-режиссёр конкретно предупредил – «до моей пенсии даже не думай, всю карьеру мне поломаешь» - обязательным условием ОВИРа было разрешение на отъезд со стороны ближайших родственников. Поговорку – «еврейская жена не роскошь, а средство передвижения» тоже многие наверняка помнят… если успели родиться в ту эпоху.

Ну, а если ты русский и не женат? Тогда одна надежда на загранкомандировку и просить политического убежища, советским его давали по умолчанию, других путей просто не было.

Створки открылись в перестройку, при Горбачёве стали выпускать. Популярный анекдот тех лет – Объявление в газете: «Кооператив «Свобода» возьмёт в аренду погонный метр государственной границы». Но тут выяснилось, что Запад готов принять отнюдь не всех, приходилось доказывать, что тебя здесь преследуют и притесняют. В этом случае ты сразу получаешь всевозможные пособия и льготы как политбеженец. Если же нет… Света рассказывает, сколько денег для старта нужно, если получил разрешение на въезд.

И всё-таки уезжают, хотя в какой-то момент считалось, что поток желающих практически иссяк. Плюс открытой информации – если при железном занавесе казалось, что за бугром пивные реки с джинсовыми берегами, то теперь не каждый и решится, сначала трезво оценит свои силы. Решительности прибавляет возможность вернуться, чего при советской власти не могло быть априори (разве что одиночные акции рекламно-пропагандистского характера). Возвращаются, кстати, чаще всего деятели культуры, работающие в языковой среде. Впрочем, гуманитариям везде непросто… тут важно решить, что ты хочешь от этой жизни.  

Всегда надо учитывать, что эмиграция… то есть, внутренне состояние, что едите не на время посмотреть-попробовать, а с серьёзными намерениями обрести страну постоянного проживания – это всегда стресс, всегда непросто. Даже в свой приезд в США, когда с социализмом и Союзом ещё ничего не было ясно, наши уехавшие раньше бывшие сограждане, из тех, кто вполне прилично устроились, рассказывая о своих достижениях, обязательно вставляли – но уезжали мы, прежде всего, ради детей. В этом была и ностальгия, и нежелание показаться слабаками (жизнь в СССР, как, впрочем, и в сегодняшней России, то ещё испытание).

Совсем интересно стало в 90-е. У выпускников технических вузов было два пути – или уехать на Запад, или попытаться в новой России открыть свой бизнес, желательно по профилю.

Так вот, в то время считалось, что первый путь выбирают двоечники, лентяи и неудачники, которые не могут здесь найти своего места, но и там могут предложить на рынке труда только свой троечный диплом (МИФИ или МФТИ котировались). В итоге получали околонаучную работу лаборантов или младших преподавателей. С соответствующей зарплатой, которая всё равно была на порядок больше той, что платили в наших разваливающихся НИИ.

Кинематографисты тоже уезжали. Без иллюзий – там снимать не будем, но мы и здесь ничего не снимаем… так какая разница, где фигнёй страдать. Эти косяками стали возвращаться в нулевые, когда кино на бешеных нефтедолларах вновь стало важнейшим из искусств… в деле пропаганды. Вернулся кое-кто и из технарей, с иллюзией – уж если Вася с параллельного потока третий завод прикупил, то я, Марик… Это была серьёзная ошибка, бизнес к тому времени практически поделен, то, что у тебя американский паспорт в кармане, вызывало снисходительную усмешку и больше мешало, чем помогало. Подняться смогли единицы, остальные вернулись обратно на Запад, резонно посчитав, что просто выживать там всё-таки легче. Новые же деловые эмигранты уезжали к своим оффшорным счетам, виллам и яхтам. Впрочем, и среди этих большинство, как выяснилось, может делать бизнес только в России. С бандитскими разборками, кидаловом, трёхсотпроцентной прибылью… такая специфика.

Казалось, что кончилась великая эмигрантская иллюзия, о чём говорили и цифры покинувших Россию с концами. Над ними ещё иронично посмеивались и называли проигравшими. Сравните – если в 2000 году отсюда уехали 146 тысяч человек, то в 2009-м лишь 32 тысячи. Впечатляет?

Однако… С 2012 года количество россиян, покидающих страну, устойчиво росло: с 36 774 в 2011 году до около 350 тысяч в 2015 (более поздних цифр не нашёл). И не евреи (их всего-то по последней переписи в России проживает менее 200 тысяч), поехала титульная нация. Социологи это связывают не с экономическим кризисом (первый на этом направлении никакого оживления не произвёл), а с причинами чисто политического характера – третий срок Путина, недовольство результатами парламентских выборов, появление термина «иностранный агент», движение белоленточников и т.д. Причём много людей с громкими именами, из тех, кого в либеральной прессе принято называть политическими интеллектуалами. В России формируется устойчивый круг неодиссидентов, которые хотят не только вкусно есть, но и свободно (в их представлении) жить.

Зато сегодня идут разговоры о появлении совсем новой волны эмиграции. Уезжают, пусть и не толпами, специалисты с хорошим высшим образованием и практикой - врачи, инженеры, ученые, предприниматели, преподаватели. Люди без особых запросов, середнячки, та самая советская прослойка, оскорбленная когда-то Лениным, но без неё в стране станет совсем пусто. А куда им деваться, если только в Подмосковье в процессе оптимизации здравоохранения не у дел оказались около 7 000 медработников. Где лучше искать им работу – в Воронеже или в Бостоне? Ответ, мне кажется, очевиден. Увы, утечка мозгов из России – это факт, а не миф, как заявляют в Госдуме. Хотя дворников-таджиков нам всё равно не хватает.

А вообще, эмиграция – дело интимное. Почти как брак. Чтобы потом не всплёскивать руками – ах, и ведь говорила мне мама..!

(на фото: перелётные птицы)

Леонид Черток  










Грузия - это прекрасная страна, чудесная и загадочная. Туры по Грузии дают вам уникальную возможность насладиться местным колоритом, ощутить дыхание гор.


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Октябрь 2018 (170)
Сентябрь 2018 (242)
Август 2018 (260)
Июль 2018 (235)
Июнь 2018 (273)
Май 2018 (244)





Деньги


все материалы
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20