Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

О страхе. Между Хрущевым и Путиным

Ну что, пишут мне друзья из-за бугра, давно покинувший родные пределы, доигрались вы там со своим Путиным? Пиши больше, пока можно, скоро и читать запретят… в Турции загорать уже запретили.

Разве меня этим напугаешь? Половину жизни прожил в системе, где не только писать-читать, думать можно было, согласовываясь с линией партии. Но ведь писал что-то в стол и для друзей в порядке самореализации, мало того, ещё и снимать ухитрялись. С самиздатом проблем никогда не было, «Архипелаг ГУЛАГ» нагло валялся дома по всему паласу (фотокопия). Фильм посмотреть – на «Мосфильм» чего только не привозили (разве что не «Доктора Живагу»). Турецкий загар отобрали? Объездив полмира пришёл к заключению – лучше и веселее отдыха в Коктебели ничего нет. Особенно, когда тебе до тридцати… но мы ведь о детях-внуках заботимся в первую очередь. Страшно будет, если границы окончательно перекроют, прилавки опустеют, заработки ограничат – то, из-за чего я когда-то мечтал эмигрировать. А так, пока терпимо… хотя, не скрою, есть неприятные моменты, особенно во внешней политике.

И неужели ни чуточки не страшно, вопрошают сердобольные подруги «дней моих весёлых» из того же забугорья. Очень уж ваш президент резок, того и гляди всеобщую мобилизацию объявит. Ну, Черток, признавайся, страшно хоть чуточку?!

Начал вспоминать, когда было по-настоящему страшно. Семейное предание гласит, что маленький Лёня громко заплакал, увидев по только что приобретённому в долгую рассрочку чёрно-белому телевизору брызжущего слюной генсека Хрущёва с его хрестоматийным «мы вам покажем кузькину мать». И позже, как только видел Никиту Сергеевича на экране, хныкать начинал, прятаться пытался. Но потом прошло. Дело в том, что этот чудик внешне был очень похож на мужа моей двоюродной бабушки. Добрейшего дядю Шуру, такого же маленького и кругленького (не зря я в раннем детстве называл его Катика), а одевались они вообще один в один, особенно летом. Только мой дядя был умным и образованным, инженером с гимназическим и университетским образованием, из семьи обрусевших немцев, приглашённых к русскому двору ещё при Елизавете, а Хрущ – крестьянин, «кукурузный вредитель». Однако их внешняя схожесть вселила в детское сердце (ложную) уверенность – войны не будет.

Ещё по телевизору нас пугали атомной бомбой. Хиросима, лучевая болезнь, бумажные журавлики – символы вечной тревоги, с которыми пришлось расти моему поколению. Однако мне и тут повезло. Два лета провёл в подмосковной Дубне по соседству с первым синхрофазотроном. На просеке, где собирал грибы, через каждые 20 метров висели огромные плакаты с «Атом для мира!» на четырёх европейских языках. Ну, а раз для мира, значит, и бояться нечего.

Между тем, провожая меня в школу, в кино или на тренировку другая бабушка всегда напутствовала: «Лёня, бойся!». Ей казалось, что только это чувство может уберечь от напасти. Но в соседней квартире жил живой пример разрушительной силы страха, её муж, мой родной дедушка, сошедший с ума в 38-м в ожидании неминуемого (с его дворянской биографией) ареста. И я с детства повторял про себе мантру – не буду бояться, не заставите!

На смену Хрущёву пришёл Брежнев. Внешне он выглядел добрее и поначалу, как бы, вменяемей. Параллельно с его маразмом пришли анекдота… а когда смешно, тогда не страшно. Могли посадить? Запросто, таких невезунчиков знаю лично. Тогда меня от страха спасала молодость и диссидентский кураж. Сейчас даже странно вспоминать, как в самой середине 70-х курили за школой и поливали матом советскую власть, политбюро и даже самого товарища Ленина. Причём среди нас стояли дети-внуки номенклатуры высшего партийного руководства страны… фамилии называть не буду. Сами они, может, и не усердствовали, но и не вякали в защиту предков. Америку в нашей английской спецшколе никто не боялся… её вожделели.

Окончательно мне «отбили боялку» в армейской учебке, кому интересно, может прочитать в этой главеповести «Гвардии Черток».

В 80-е я жил ожиданием эмиграции. Приблизить мечту мешал послеармейский запрет на выезд и полученный заранее отказ отца дать мне разрешение на отъезд – «а как же мои заграничные командировки?!». Оставался один вариант – не вернуться из первой же киноэкспедиции за бугор, её и выжидал, ведя себя максимально прилично (живя с фигой в кармане). А потом здесь стало так интересно, что не только не уехал, но даже вернулся. Тем более что главные мои условия соглашения с властью были соблюдены – свободный выезд, свободные заработки (настолько свободные, что из-за бугра завидуют), продуктово-промтоварное изобилие.

Про 91-93-й я много чего написал, повторяться не хочется. Страх был только перед возможностью вернуться обратно в социализм… и то до первого выстрела. А ещё был кураж (наверное, ложный) сопричастности к историческим событиям, из-за него я так рвался поснимать в Чечню на подписании Хасавюртовского договора… да не пришлось. Вообще-то годы те были просто переполнены адреналином. Например, в 95-м на выходе во дворы из офиса на Новом Арбате за моей спиной взорвали чей-то джип…. секунд на двадцать раньше, и эти строки написаны не были. Но это локальные опасности – «всё, что угодно, лишь бы не было войны» крепко сидит в российском народе.

В 99-м, когда по телевизору крутили кадры полу обрушившегося дома на улице Гурьянова, сам себя поймал на мысли о том, что не дай бог остаться в живых в такой ситуации, потеряв всё имущество – это же начать жизнь заново. Правда, через два года я всё равно начал жить с нуля, да ещё и не в своём городе. Но это уже было моё личное решение, а не злая воля какого-то Басаева или Масхадова.

Теперь я думаю, боялся ли Ельцин влезать во вторую чеченскую компанию? Наверное, нет, его заранее предупредили – за всё ответит преемник Путин. Ну, а самому Владимиру Владимировичу было страшно? Тоже вряд ли, за его спиной была поддержка простого народа. С непростым пришлось поработать, в первые пару лет своего президентства он активно общался с творческой и научной интеллигенцией, небеспочвенно воспринимая её, как самое слабое звено в новой государственной конструкции. Благо, есть в истории поучительные примеры – если плохо разбираешься в живописи (Хрущёв на выставке в Манеже), лучше не на вернисаж сходить, а в цирк или кино.

Самый скользкий момент – его профессионально прошлое. В «Священном мусоре» у Людмилы Улицкой такая мысль: если бы советский народ внимательно прочитал «Архипелаг ГУЛАГ», опубликованный в 90-м, он через десять лет вряд ли проголосовал за подполковника КГБ. Именно об этом Путина пытали в одном из первых интервью – знал ли он, что творила его организация во времена оные? Новенький президент отвечал – знал, но отрывочно. Наверное, это правда, знали и не могли простить те, по чьим семьям проехал тот безжалостный каток, чьи родственники сходили с ума от страха.

Интеллигенция, особенно творческая, принимала Путина осторожно. Соболезнуя самим себе – мы, увы, не Чехия, не видать нам своего Вацлава Гавела. Была фигура сопоставимого масштаба – академик Сахаров – так захлопали его ещё в конце 80-х. Чего же после ждать истинного интеллигента (не образованщину) во власти? Не идут…

Мне другое интересно, идя на Чечню Путин изначально рассчитывал не кошмарить всех и каждого, а переманить (перекупить) половину боевиков на свою сторону? Если второе, то не боялся. Только на какие шиши? Значит, везение.

Алексей Венедиктов («Эхо Москвы») рассказывает (с чужих слов) о реакции Путина на гибель российского пилота в небе над Сирией. Сначала президент был в бешенстве, которая постепенно перешла в стадию холодной ярости. Понимаю, что здесь имеет место литературная метафора, но пытаюсь представить себе, как это выражалось. По кабинету летали пресс-папье, разбил об пол именной мобильник, глава государства позволил себе непарламентские выражения в адрес руководства Турецкой республики? Всё можно понять по-человечески, главное, что президент не подписал приказ о немедленной авиа атаке на Анкару. Вот где была бы точка невозврата, всё остальное ещё можно исправить.

Я не сомневаюсь, что Путин патриот своей страны. Причём патриот, наделённый такими полномочиями, каких нет ни у кого из нас. И я не знаю, есть ли в его окружении тот, кто может сказать ему в глаза – «Вова, ты не прав, охолони». Лично я бы такого человека всегда держал рядом… для стабильности во всём мире.

Зато кумиры у нас с Путиным явно разные. Уверен, для него ХХ век состоит из маршала Жукова, Королёва, Гагарина, Валерия Харламова, литературного полковника Исаева-Штирлица. Я же присоединюсь к списку, составленному уже упомянутой Людмилой Улицкой – Николай Вавилов, Андрей Платонов, Святослав Рихтер – добавив от себя Алексея Германа, Андрея Тарковского и Сергея Довлатова. Иными словами, я явно не его избиратель просто по личностным показателям, мы исповедуем разные ценности. Но это совсем не значит, что я буду оправдывать такие выкрутасы со стороны Турции. Тем более что президент Эрдоган уже понимает, что перебрал с собственной крутостью. А это Восток, там за подобные внешнеполитические ошибки ближайшее окружение может любому эмиру голову отрезать… на минуточку забыв, что в Евросоюз рвутся.

Что действительно… нет, не страшно, но неприятно, так это квасное беснование в наших телевизионных ток-шоу. Не знающему сущности главных записных участников теле-ристалищ, может показаться, что выдай им только автоматы, и завтра падёт Стамбул вместе с Киевом. Попробуй выстрелить рядом с Жириновским без предупреждения… лучшей рекламы непромокаемости памперсов «Хаггис» и не придумаешь.

С другой стороны, нас лишь возвращают в недавнее прошлое. Я прекрасно помню, что в мои школьные годы (60-70 г.г.) Турция никогда не рассматривалась дружественным нам государством. Тут и Крымская война, и обида за болгар-«братушек», и кровь геноцида армян, и участие в одной коалиции с нацистской Германией. То есть, в нашем советском сознании был устойчивый образ чего-то полуфашистского и явно немиролюбивого. Всё перевернулось с началом зарубежного курортного отдыха, оказавшегося одним из самых доступных, и появлением турецкой кожгалантерии на наших вещевых рынках. Не маловато ли мотивации для глобального изменения отношений со страной, которая на словах глядит в сторону Запада, а на деле голосуют за самый мракобесный Восток?

Впрочем, не будем бояться завтрашнего дня… не к лицу.

 

Леонид Черток

 

 

 



ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Май 2020 (224)
Апрель 2020 (299)
Март 2020 (291)
Февраль 2020 (230)
Январь 2020 (226)
Декабрь 2019 (265)



Деньги


все материалы
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20