Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Путешествие из Петербурга-2004

На сей раз возвращались из Питера всем семейством - мы с женой и отрок Данилка полутора лет отроду. На дворе - конец июля, северный народ потянулся домой, а, значит, изобилия мест не предвиделось. Опасения подтвердились, в итоге пришлось караулить билеты с брони. Они оказались в разных вагонах, но радость от удачи была столь велика, что сверить даты даже в голову не пришло. А жаль! Жене с сыном достался 8-й купейный «с повышенной комфортностью» (подразумевается гарантированное двухразовое питание за 26 часов следования, обычно - две порции риса с соевой сосиской, сдобренные «моментальным» супчиком), мне же пришлось довольствоваться плацкартным местом в 14-м вагоне. Не впервой, да и к народу ближе. По дороге, особенно из Архангельска, наслушаешься, бывало, всяких историй, особенно от рабочих СМП, массами едущих на заработки в Питер. Грустно, но зато держишь руку на пульсе событий. День отъезда начинался вполне буднично, не предвещая катаклизмов, разве что чемоданы собирали в последнюю минуту, благо, отец подвез до метро. На вокзале предстояло встретить приятеля, попросившего доставить свояченице в Северодвинск картину средних размеров, в раме. Картина оказалась несколько больше, чем ожидалось, но, учитывая два неподъемных чемодана и детскую коляску, в целом, погоды она не делала. На вокзале выяснилось, что мы зря неслись, как угорелые: поезд, несмотря на оставшиеся пять минут до отправления, еще не подан. Громкоговоритель предложил пассажирам не волноваться, ожидая дальнейших сообщений. Обнадеженные услышанным, мои домашние с визгом умчались по бескрайним просторам Ладожского вокзала, чтобы размять кости перед дальней дорогой. А я остался сторожить багаж с нехорошим предчувствием на душе. Когда десять минут спустя диктор радостно сообщил, что состав, наконец, подается, но стоять будет не дольше пяти минут, стало ясно - предчувствия не подвели. Когда на балюстраде появилась «сладкая парочка» родных и близких, я понял, что объявлений они не слышали. До отправления оставалось не более двух минут, когда мы, ощетинившись пожитками, ринулись к поезду. - Поздравляю, - мрачно возвестила проводница 8-го вагона, взглянув на билет супруги, - Вы едете завтра - 29 июля, а вы (это относилось ко мне) – сегодня, но в 14-м вагоне! - Что же делать? - Бегите в штабной вагон №6, может быть, начальник поезда вам ответит. Напоминая небольшой цыганский табор и верблюжий караван одновременно, мы помчались в указанном направлении. Объявление об отправке откровенно добавило прыти. Я был весьма благодарен жене, что в ходе марш-броска она не опустилась до упреков. Билеты-то покупал не А.С.Пушкин… - Ну, что ж, - почесав затылок, молвил долговязый начальник поезда с белесым женоподобным лицом, - если вы не претендуете на «повышенную комфортность», можете располагаться в вашем 14-м плацкартном. Скажите, что я разрешил. Со словами благодарности мы кинулись в хвост состава, моля всевышнего о том, чтобы он дал нам силы не растерять по дороге «корзины, картины и картонки». Кто искренне радовался происходящему, так это Данилка, похоже, считавший все это веселой игрой, затеянной родителями. Поезд уже тронулся, когда мы, наконец, достигли заветной двери 14-го вагона. Проводница, мимо которой только что пролетели предметы нашего багажа, недоверчиво выслушала леденящую душу историю, отреагировав на упоминание своего начальника с нескрываемой иронией: «Ишь ты, какой умный. А вот нет у нас ни одного свободного места!» Увы, это было именно так, и я отправился вдоль состава в поисках начальства и лучшей доли. Начальник попался довольно скоро. - Ну, что я вам скажу. Пятьсот рублей, и я вас поселю в одном купе. - Отлично, - воодушевился я, предвкушая скорое окончание мытарств, порожденных собственной бестолковостью. - А где и когда? - Пока пошукайте по поезду, найдете место – заселяйтесь, нет, после Волховстроя жду в штабном вагоне… Активно «пошукав» в купейных вагонах, я быстро убедился в отсутствии свободных мест и наличии весьма доброжелательных проводниц, готовых придти на помощь «лишенцам». Они-то и подтвердили, что в штабном вагоне места есть… однозначно. Обнадеженный авансами начальника я терпеливо дождался Волховстроя, но как только в окне мелькнула плотина первенца советской энергетики, подхватил чемоданы, туго набитые детскими вещами, и отправился через весь состав в вожделенный 6-й вагон. Надежда обрести скорый покой и отдохновение в кругу любимых чад и домочадцев придавала мне силы. По дороге пришлось выслушать немало комментариев, особенно со стороны шумных компаний, расположившихся в тамбурах и проходах. Знали бы эти несчастные, что «странный мужик с чемоданами типа «мечта оккупанта» еще не раз нарушит их покой. Лично мне все реплики и остроты представлялись полной ерундой, не заслуживающей внимания. Наконец, сбросив десяток потов, я добрел до штабного вагона. - Вы в своем уме? - Прошипела энергичная дамочка, оказавшаяся ближайшей сподвижницей начальника поезда. - Ревизия в полном разгаре, а вы притащились! Вам же ясно сказали - после Волховстроя. Немедленно возвращайтесь в свой (14-й!) вагон и не мозольте глаза! Коря себя за поспешность, я угрюмо отступил на исходные позиции, громыхая колесами чемоданов и породив очередную порцию комментариев со стороны все тех же компаний. Стоит заметить, что реплики стали значительно острей. К счастью, попутчики не подозревали, что не пройдет и четверти часа, как их вновь потревожат. Однако именно так я и поступил, когда Волховстрой окончательно растаял за горизонтом. - Слушай, друг, тебя, что специально засылают мешать нам пить пиво? – встретили меня старые знакомые. - Ты нам еще в прошлый раз все ноги отдавил своими колесами. - Еще пара рейсов, и вы меня больше не увидите, - попытался отшутиться я, обливаясь потом. В тамбуре вагона №7 мы буквально столкнулись лбами с белесым начальником. - Ну? – исторг мой измученный организм. - Значит так, обстановка накаляется, в Тихвине отдаем ревизору 750, и я вас вселяю в отдельное купе. Только постельное бельё выдадим на одного. - Это еще почему? – искренне удивился я. - Потому что ваша жена все равно будет считаться «зайцем». Это переполнило чашу терпения и я, не замечая стенаний все тех же лиц, сметая все на своем пути, подобно танку двинулся в родной плацкартный №14, где в ожидании светлых перемен сидело, бережно обхватив полотно неизвестного мастера, мое семейство. - Ну, как, дорогой? - Отлично, Тихвин покажет, чем все это закончится. Я был полон решимости, а план действий созрел еще во время четвертой «ходки». Примерно через час поезд прибыл в Тихвин. За двенадцать минут стоянки я успел купить билет, разумеется, в штабной вагон №6 и поспешил поднять свой «табор» по тревоге. Торжественно и на сей раз уже по перрону, мы подошли к штабному вагону (прокатиться по ногам соотечественников в пятый раз я бы не рискнул!). У подножки нас приветливо встречал начальник поезда в окружении двух дам. Методом исключения уже известных персонажей, я заподозрил в насупленной особе грозного шефа бригады ревизоров и оказался прав. - Ну что, надумали, наконец? - ласково улыбаясь, произнес начальник. - А что нам остается, вот билеты в этот вагон. Гнетущую паузу расколол визгливый ревизорский крик: «Что вы себе позволяете?» - А почему вы кричите? Уж билетов у нас теперь – хоть отбавляй, – тихим и спокойным голосом поинтересовалась моя жена, положив конец «диалогу». Мы едва успели взойти в вагон, как поезд тронулся. Убедившись, что семейство, наконец-то, устроено, я с легким сердцем вышел из купе, направившись (уже налегке!) по исхоженному маршруту – в хвост поезда. В тамбуре, как черт из коробочки, появился начальник. - Ну, как же вы так? Я сделал недоуменное лицо. Однако поток упреков не иссякал. - После того, что мы для вас сделали…эти демарши. И за билет переплатили и людям не дали заработать. - Зато вы мне явно даете заработать на фельетоне. А денег на благое дело развития железных дорог не жалко. Главное - не в карман людей, делающих вид, что следят за порядком… В Череповце на перроне ко мне, хихикая, подошли две симпатичные проводницы: - А вы, действительно, журналист? - А что? - Вы ведь не собираетесь про нас писать? - Конечно, нет, особенно если дадите мне свои имена, чтобы знать о ком не писать! Девушки дружно рассмеялись: - А про начальника можете, он нам тоже не нравится, и вообще он не наш, а прикомандированный… Сервис на оставшемся отрезке пути был отменным. Разумеется, в тех вагонах, где он предусмотрен. Но самая душевная девушка-проводница была, конечно, в моём 14-м – плацкартном. Дай бог ей хорошего мужа и приличных начальников! А билет, оказавшийся третьим-лишним, сдать так и не удалось. Он остался эдаким напоминанием о старой, но непреходящей истине: «Граждане пассажиры, проверяйте билеты, не отходя от кассы!» Сергей АПРЕЛЕВ Санкт-Петербург - Северодвинск ФОТО: http://crashsiteforts.narod.ru/mo/moscow/dot/shuk-kanal/shuk-kana...

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Декабрь 2019 (93)
Ноябрь 2019 (256)
Октябрь 2019 (292)
Сентябрь 2019 (269)
Август 2019 (241)
Июль 2019 (251)



Деньги


все материалы
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20