Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Когда разруха в головах. В Коряжме разыгрывается сценарий «Собачьего сердца-2»

Речь идет о встрече главврача городской больнице южного города бумажников Татьяны Свиридовой с населением, где в коллективной роли Клима Чугункина (Плиграфа Полиграфовича Шарикова) выступили сразу несколько известных в городе бузотеров.

Аналогию провела Надежда Сухопарова («Трудовая Коряжма»). Вот ее взволнованный рассказ:

- Величайшее произведение классика поставили на встрече населения с главным врачом городской больницы Татьяной Свиридовой четыре известных коряжемских персонажа и примкнувшая к ним несостоявшаяся депутат городской Думы Коряжмы. Самое страшное – им аплодировали.

Так случилось, что накануне я брала интервью у Татьяны Свиридовой. Повод был хороший – в больницу поступило суперское оборудование – передвижной рентген-аппарат, с помощью которого можно увеличить число малоинвазивных операций через небольшой прокол, расширить их перечень. Хирург, оперируя пациента, будет видеть операционное поле на большом мониторе, может регулировать размер и качество изображения. Фантастика!

Кроме этого, со дня на день должны поступить стационарный современный рентгеноаппарат и два аппарата ультразвукового исследования, один из них экспертного класса. Татьяна Анатольевна делилась планами: в декабре предстоит открывать современную поликлинику для маленьких коряжемцев, она разместится в одном здании с нынешней городской, новое оборудование станет отличной начинкой для обеих поликлиник…

Информация с самыми разными показателями работы больницы и планами развития была скомпонована в слайды. Главный врач очень серьезно готовилась к встрече с горожанами, говорила, что впервые возьмет с собой всех заместителей и юриста, чтобы максимально полно ответить людям на вопросы…

В настоящее время каждый имеет свое право…

«А-а, уж конечно, как же, какие уж мы вам товарищи! Где уж. Мы понимаем-с! Мы в университетах не обучались. В квартирах по 15 комнат с ванными не жили. Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет своё право...» («Собачье сердце», Михаил Булгаков).

По хронометражу встреча длилась 1 час 50 минут. Из них 1 час 10 минут выступали пятеро, среди них женщина. На пятерых – две махровых уголовных статьи (одна – в приговоре, другая – в обвинении), административная ответственность – за ненадлежащее воспитание ребенка, депутатский мандат и явная необходимость вмешательства… ну как минимум в монологи – врача учреждения, которым Свиридова заведовала до Коряжемской больницы.

Один прочитал по бумажке многостраничный доклад, четверть которого составило толкование «Википедией» слова «геноцид». Позднее доклад был гордо опубликован в социальных сетях. Вторая выбрала себе тон, какой используют при выяснении истин под бутылку суррогатного пойла в районе не самых спокойных коряжемских секций. Депутат областного Собрания, забыв, видимо, что он уже власть, в предвыборном духе рассказывал собравшемуся народу о том, как этот народ плохо живет. Хотя, по логике, должен был отчитаться, что сделал для народа за проведенные на хорошей зарплате полтора года... Но это в планы, похоже, не входило.

Мишенью был главный врач. И, судя по всему, съемка кино. Как-то случайно сошлись в этом зале эти пятеро, видеооператор, который отснял шоу на видео, смонтировал, кино выставили в местный паблик. Файл закреплен (что само по себе стоит денег), уже набрал 59 тысяч просмотров и более полутысячи лайков.

Поскольку исполнители пьесы – люди известные, не с лучшей, к сожалению, стороны в недавнем прошлом в разной комплектации не раз выступали в роли грязного оружия в руках предпоследнего градоначальника, они невольно натолкнули меня на мысль: это точно не радение за местную медицину, а заранее спланированная и срежиссированная акция. Возможные цели, на мой взгляд, две: передел рынка платных медицинских услуг, отвлечение внимания горожан от протестного движения против мусорного полигона на Шиесе. Скорее, первое. Но возможно и второе, поскольку многочисленный пикет по поводу отмененного городским судом постановления мэра Коряжмы от 1997 года о зоне санитарной охраны водозабора стал на фоне кино малозаметным мероприятием.

Разруха – в головах!

Сейчас я – не о главном враче. О нас. Недели полторы назад зашла в «Семеновский». Там при входе часто тусуются подростки. Один из них омерзительно хамил женщине, которая мыла машиной пол, запрыгивал на полотер, обзывал. Пообещав пацану чего-нибудь собственноручно вырвать, я подошла к здоровому охраннику, который стоял у кассы.

- У вас там сотруднице пацаны хамят.

- Это не наша сотрудница, – был ответ.

Вполне допускаю, что общую площадь между магазинами убирает человек, не имеющий отношения к «Семеновскому».

- А как мужчину вас это не смущает?

- Нет, - ответил охранник и демонстративно отвернулся…

Я абсолютно уверена, что страна встает перед пропастью не тогда, когда не хватает денег от получки до получки. И не тогда, когда в больницу надо занимать очередь в пять утра. Сколько себя помню, всю мою жизнь так и было. Уж если совсем по чесноку, то большинство из нас никогда не жило так, как живем сейчас. Пусть в ипотеку, пусть в кредит, но с полными прилавками, без необходимости выстаивать очередь в полдня за трусами-носками или куском колбасы. Не голодаем, не побираемся.

Но что-то с нами такое стало, мы перестали улыбаться, разучились радоваться, мы готовы сутками сидеть в соцсетях и ныть-ныть-ныть… И если нам умело подыгрывают, мы превращаемся в толпу, которой отказывает разум. И это маркер времени, когда не обремененные мало-мальским образованием начинают учить врача, как лечить. Их дети «тренируют» учителей, спровоцировав, снимают на телефон и выкладывают в интернет. А мы ведем себя, как тот охранник в «Семеновском»…

Во всяком случае, хамство в отношении врача никто из сидящих в зале не прервал.

Притча о сербском священнике

Мне ее рассказали как раз в эти дни, и она не выходит из головы. Цитировать не берусь, попробую ближе к сути. Трагедия Сербии, потерявшей Косово. Сербские христиане спрашивают своего патриарха: почему Бог допустил, что их исконные земли перешли агарянам*? И якобы сербский священник ответил: а что вы хотите? У агарян нет детских домов, у них не бросают детей. Агаряне с почтением относятся к старшим. Они не пьют на улицах и не приветствуют разврат. Они не убивают в чреве младенцев… И если Бог следит, чтобы на земле не превалировало зло, то он поступил абсолютно справедливо. Иноверцам эта земля нужнее…

Я искренне боюсь – уж не доныли ли мы до того, что Бог решил: зачем им город.

В Москву! В Москву!

Видеоролик со встречи главного врача с населением набрал более полутысячи комментариев. Один из пятерых «артистов» продолжает кликушествовать: «Два года!!!! Два года осталось Коряжме как городу. Люди вы можете. Спорить или молчать. Остаться равнадушным или быть активным защитником. Два года!!!!!». И пользователи вторят: у-у-у-у-у!!! А там – и на дыбу, и в шею, и еще бог весть куда. Одна дама постит: «В Москву это кино послать надо!».

Я представила письмо в Москву. И особенно – как оно будет читаться из моей родной деревни в Устьянском районе, где я летом, когда прихватило, ближайшую аптеку отыскала за 70 километров, врач от моих земляков – на таком же удалении, на 15 тысяч – один фельдшер на своих двоих. А тут – томограф, УЗИ, рентгены, С-дуга. Тут – 90 врачей. Скорые, которые реально приезжают. Тут за 30 километров кардиохирурги ставят повально шунты на сердце и сосуды стентируют, то есть делают то, что раньше было возможно только в Москве, в Бакулевском центре. В девяностых – за очень большие деньги или по квоте одному из миллиона нуждающихся. Тут – полно платных врачей, если прижмет – по цене трех банок пива можно получить консультацию любого специалиста.

Меняем главных как перчатки?

Глупо повторять за президентом Путиным, признавшим недавно публично, что реформы первичного звена здравоохранения были весьма неудачными. Если учесть, что Коряжемская больница по числу прикрепленного населения относится к первому уровню, то не сложно догадаться, что вся кривизна реформ отразилась на нас в полной мере. Но даже в этой ситуации мы имеем современное, хорошо экипированное лечебное учреждение. Врачами обеспечены не лучше, но и не хуже, чем другие города и районы Архангельской области.

Отличает нас от других любовь к некому виду спорта – смене главных врачей. Давайте вспомним современную историю коряжемской медицины. В перестроечные главным врачом коллектив избрал Василия Ивановича Бояринцева. Если мне память не изменяет, поруководив, он написал заявление и ушел с поста. Далее была Тамара Яковлевна Котенева – умнейшая женщина Коряжмы, врач от Бога, под руководством которой строилась детская больница, коллектив лидировал по многим позициям на уровне всей России. Она возглавила горбольницу. Вскоре Тамару Яковлевну «ушли».

Далее был Константин Барышков, молодой, продвинутый, окончил курсы МБА, с тогдашним мэром Александром Дементьевым они всерьез занялись развитием нескольких направлений здравоохранения, чтобы придать им статус межрайонных. Одним из этих направлений было родовспоможение. Типовое здание, построенное при Мальчихине, хорошие ремонты в палатах, оборудование для родового зала, профессиональный коллектив, который возглавлял Анатолий Капитонович Толстиков. У нас действительно был очень хороший шанс стать роддомом второго уровня. Для этого велись переговоры, к решению вопроса привлекались депутаты областного Собрания, правительство области.

Но в 2007-м коллектив горбольницы потребовал у мэра убрать из главных врачей Константина Барышкова. Вот во что бы то ни стало! Я помню, с каким тяжелым сердцем Дементьев выполнил это требование. Кстати, Константин Витальевич уже много лет успешно руководит областным кожно-венерологическим диспансером, никаких скандалов, никаких «импичментов»…

Вскоре случились выборы, к власти под лозунгом «Каждого выслушаю, каждому помогу!» пришел Валерий Елезов. На должность главного врача была назначена Наталья Авдеенко. Она курировала завершение строительства медсанчасти, уже был готов ее кабинет в новой больнице, но главу опять завалили жалобами на главврача, и Елезов Наталью Авдеенко от должности освободил. Потом где-то мелькнул в качестве главного Александр Манаков (я его даже не запомнила). Затем – Сергей Хохлов. Говорят, он очень хороший врач, но главный оказался никакой – Коряжемская больница погрязла в долгах так, что через месяц, останься Хохлов, было бы нечем платить зарплату. Но Хохлову никто никаких требований не выдвигал – всех все, похоже, устраивало. Татьяна Свиридова фактически была назначена антикризисным управляющим.

Ключевое обвинение

Честно говоря, прослушав запись со встречи, я там практически не услышала вопросов. Ощущение, словно собрались не поговорить, а на спектакль. Попробовала вычислить претензии главному врачу в постах в интернете. На первом месте – закрытие роддома. Об этом и поговорим…

Первый митинг в Коряжме по поводу закрытия роддома состоялся 11 мая 2017 года. Свиридова была назначена главным врачом 6 июля 2017 года. Но роддом, на самом деле, мы потеряли ещё раньше. В 2011 году, когда в соседнем Котласе начал строиться перинатальный центр (именно так он назывался вначале). Центр был заявлен как межрайонный, причина централизации родовспоможения – юг области «давал» 24 процента младенческой смертности. В норму вступал стандарт – выхаживать 500-граммовых живорожденных крох. Для этого требовались другое оборудование, другой состав врачебных бригад. В общем, в 2011-м Котлас нас переиграл. Как, впрочем, и в кардиохирургии, и в других межрайонных направлениях, на которые мы могли претендовать.

В 2017-м статус больниц первого уровня по родовспоможению получили Коряжма, Новодвинск, Мирный и Няндома. В этих больницах могут принимать роды, которые не несут риска малышу и маме. Котлас, Вельск, Северодвинск стали роддомами второго уровня – здесь примут на себя случаи потяжелее. Самойловский роддом в Архангельске и областной перинатальный центр – для особо осложненных родов, в принципе, для тех, кому раньше вообще по состоянию здоровья запрещали рожать…

В общем, все это случилось задолго до Свиридовой, в соответствии с федеральной программой реформы родовспоможения. В соцсетях сразу следующий вопрос – а почему она роддом не отстояла? Напомню, что уже при Татьяне Анатольевне приехала комиссия из Минздрава, мы столь бледно выглядели в рамках современных требований, в том числе и по количеству и качеству персонала, что выбор в пользу Котласа был сделан окончательно. Родильным отделением (роддома как такового у нас никогда, собственно, не было) руководил токда котлашанин Эдуард Авилкин, позднее осужденный за причинение во время операции смерти женщине по неосторожности (трагедия произошла 14 октября 2015 года), и это тоже наверняка было не в нашу пользу…

Вопрос коллективной ответственности

Я абсолютно убеждена, что Коряжма осиновый кол в свое развитие вбила собственными руками. В 2008-м мы отказали в доверии Александру Дементьеву, при котором профицит бюджета города составил 67 миллионов рублей (это, что называется, медицинский факт). Город впервые приобрел для врачей и медработников 10 квартир, бюджетники получили льготу в виде 30-процентной скидки на оплату жилищно-коммунальных услуг, гарантию бесплатного оздоровления раз в два года, врачам компенсировали найм жилья, на 95 процентов была готова медсанчасть, территория нынешней Рублевки готовилась под малоэтажную застройку (под жилье бюджетникам и многодетным)…

Зато человек, получивший доверие избирателей благодаря лозунгу «Каждого выслушаю, каждому помогу!», оставил Коряжме в «приданое» долг банкам в размере 286 миллионов, комбинату за энергоресурсы – почти полмиллиарда, предписаний надзорных органов – на 180 миллионов. Одним словом, под миллиард.

И вот удивительная вещь. При Елезове был взят кредит в банке на оборудование больницы в 80 миллионов рублей (Если честно, до сих пор не понимаю, зачем глава, передавая в 2012-м больницу области, повесил на Коряжму это ярмо?! Ведь с процентами банкам это вылилось уже в сотни миллионов.) Ему одобрительно говорили: «Да-а-а!»

Главный врач Свиридова, без всяких издержек для Коряжмы, без учета ныне поступающего оборудования, привлекла за два года своей работы на оснащение больницы больше 100 миллионов рублей (список приобретенного опубликую в следующем номере). Посмотрите в социальных сетях, какую мы ей выразили благодарность за это…

Не дай бог жить в эпоху перемен

Здравоохранение в России переживает реформы. Они непростые, с огромными издержками. В последние годы мы получили много специализированных центров, но (еще раз повторю, что это публично недавно признал Путин) очень неудачно реформировали первичное звено, к коему, по сути, и относится Коряжемская больница. Может ли главный врач малюсенькой больницы, живущей в рамках жестких требований и стандартов, нести ответственность за федеральные реформы? Утвердительный ответ может прийти в голову только людям с дефектом мозга.

А вот вопрос о качестве медицинских услуг в Коряжме реально назрел. Но это – вызов всему коллективу больницы. И у меня невольно сложилось мнение, что части коллектива хотелось бы в очередной раз поменять главного врача. Чтобы не меняться самим.

Для этого в последнее время активно используется вброс дерьма на вентилятор, роль которого отменно играют социальные сети. Фильм со встречи стал частью этого вброса. Интересно, сколько потенциальных врачей отпугнуло от Коряжмы «Собачье сердце – 2»?  


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Декабрь 2019 (56)
Ноябрь 2019 (256)
Октябрь 2019 (292)
Сентябрь 2019 (269)
Август 2019 (241)
Июль 2019 (251)



Деньги


все материалы
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20