Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Не живите в Ярославле. «Один настоящий день» Георгия Шенгелия

Фильмами про продажных ментов… пардон, полицейских нас удивить сложно (сериалами, тем более). 

Как правило, сняты они по одному клише – полицейское управление города (городка, посёлка…) поражено язвами коррупции, там не столько ловят преступников, сколько решают дела. Но обязательно находится герой-одиночка (отдел, следственная бригада…), который даёт бой как начальству, так и морально опустившимся коллегам. И выходит в нём абсолютным победителем (получает столичную вакансию, возглавляет следственный орган, выходит в отставку на высокооплачиваемую работу…). Бывает, что его в финале с почестями хоронят… но это для киногурманов.

На моей памяти из этого «бермудского треугольника нравственных уроков» смог вырваться только «Майор» Юрия Быкова (не зря право на использования сюжета закупили американцы), где нет ни одного положительного героя, а только жёсткие жизненные обстоятельства. Что соответствует правде жизни, фильм скорее относится к авторскому кино, чем к полицейскому боевику.

Георгий Шенгелия относится к категории нечасто снимающих режиссёров. Как говорится, редко, но метко – его «Менялы», «Стрелец неприкаянный», «Классик», авантюрные полукомедии из 90-х, до сих пор с удовольствием крутят на второстепенных телеканалах. А тут замахнулся на «чернуху» из настоящего (такие сценарии сегодня принято облачать в одежды тех же 90-х). Причём действие разворачивается в хорошо узнаваемых пейзажах Ярославля, настоящей кино-Мекке российского кинематографа (слава, слава, слава Юрию Ваксману!).

Само название фильма некоторым образом провокационно. Оно напоминает «Самый последний день», историю выхода на пенсию самого доброго и честного участкового, обожаемого всеми, от простых граждан до матёрых преступников. Да, погиб от рук хулиганов, но это же нехарактерное явление для советского строя.

В фильме Шенгелии всё начинается сразу и в лоб. Одного-единственного неподкупного следака на полумиллионный город «нагибают» спустить на тормозах дело об убийстве. «Нагибают» все, от начальства до коллег, последние видят в нём бунтаря против сложившейся системы, живущего «не по понятиям».

Дают 200 тысяч «бакинских» - он не берёт. Такого проще убить… что и было сделано. Заказчик всем известен – местный олигарх, находящийся под следствием. Коллеги, конечно, скорбят, но без должного понимания – все берут, и я возьму, иначе дадут другому.  

Тут хочется скомандовать «Стоп!». Уже на первой лекции умный мастер сценарного курса обязательно скажет своим студентам – даже в самой фантастической истории должны быть достоверные детали, иначе зрителю скучно. А то в современных сериалах воры в законе бывают на побегушках у сутенёров, что равносильно слову «офоршмачиться».

Менты, конечно, продажные, таких много. Но до того момента, когда убивают одного из них. Тут не только корпоративная этика, а инстинкт самосохранения – значит, завтра и меня могут так. Начинается активный поиск убийц со всеми вытекающими – обыски, аресты, разгром «малин». В итоге свои же приводят нашкодившего, если он, конечно, не залётный беспредельщик. Такова правда жизни.

В «Одном настоящем дне» её нет и в помине. Полицейские ведут себя как последние «шестёрки» олигарха. Мало того, раз пять пристают к нему с вопросом – «когда, наконец, заберёте ваши доллары, что в нашем сейфе лежат» (кто же такие взятки отдаёт обратно, что упало, то пропало). Откровенные бандиты с пинка ноги входят в кабинет следователя (типа в такие места проход не по пропускам на самом входе) и залихватский тыкают стражам порядка дулом в затылок при первом же намёке на строптивость.

 Бандитствующий хозяин города саморучно превращает лицо следователя в фарш, при этом оставляет его в живых, мало того, отпускает на все четыре стороны. Короче, жуткие нравы российской провинции глазами рафинированного московского интеллигента.

Кстати, про олигарха. Его представляет в фирменной неспешной манере Александр Робак. Который копит, копит… а в конце эмоциональный взрыв. Вот только на наслаждение актёрской игрой в фильме хронометражем 1 ч. 40 мин. у зрителя есть от силы минут 7. Впрочем, нельзя исключить, что использование таланта Робака на полную катушку разрушительно бы подействовало на бюджет картины… даже затрудняюсь предположить, сколько сегодня стоит его съёмочный день.

А жаль, ибо он второй центр драматического противостояния. Из проходного диалога в самом начале действия становится известно, что он-то, как раз, бандит из 90-х, давно ушедший в легал. Теперь известный меценат и благотворитель. Я с подобными типами сталкивался в жизни, они свои криминальные замашки выдавливают из себя, как другие – раба, и не только за счёт цивильного прикида.

Кстати, и убил он не конкурента по бизнесу, а наркобарыгу, посадившего на иглу его родную дочь. И полицейские такой поступок оправдывают – «иначе продолжал бы травить людей». Не оправдывал только тот, кого замочили в самом начале, у него на такие вопросы был жегловский взгляд – убийца должен сидеть. В то время, когда остальные занимались привычными делами – подбрасывали улики невиновным, били их книгой по голове на допросах, сажали в пресс-хаты и прочий классический набор тюремно-полицейского беспредела.

Вот тут бы и развернуть дискуссию на тему борьбы со злом наркомании, когда с одной стороны поступок криминальный, а с другой – чуть ли не благородный в условиях полицейского попустительства. Нам же предложены три четверти экранного времени наблюдать перековку продажного следователя в принципиального. Причём через диалоги с беременной и набожной женой, узревшей в родном человеке коррупционера. Наконец-то… вряд ли он ей до этого не рассказывал о нравах в их отделении полиции и строил из себя майора Томина. А, если да, то каждый её поход в храм - или путь на Голгофу (отмаливать семейные грехи), или лицемерие, ибо забитой курицей под пятой мужа она не выглядит от слова совсем. Хотя и ходит по экрану с одинаковым сочувственно-укоряющим выражением лица (кроме сцен, где собралась рожать).

Конец рассказанной истории приближается по настроению к философской притче. Зло так и осталось безнаказанным, что встречается сплошь и рядом. Полицейский, проживший свой один настоящий день, еле-еле бредёт по дороге и выходит на панораму рассветного Ярославля (опять очень узнаваемого). По настроению кадра, он должен быть горд собой и почти счастлив, впереди честная жизнь. Вот только с чем в кармане, если возвращение на службу при существующих порядках в городе грозит реальным тюремным сроком (избил начальника, связал секретаршу, изъял служебные документы)? Звонить в УСБ… почему давно этого не сделал и довёл ситуацию до полной крайности? Да и братва, которая правит там бал, даст такому дышать, разве что, через раз. И это в семье с новорождённым.

Встать на сторону абстрактного добра? Но где оно в рассказанной истории?! Всё-таки та ещё штучка, этот миленький с виду Ярославль…

Леонид Черток  


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Июнь 2024 (262)
Май 2024 (346)
Апрель 2024 (355)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)







Деньги


все материалы
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20