Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Билет в волшебную страну (новогодняя история)

Мне было тогда лет 7…  Да, я  только осваивал чтение и это для меня было очень интересно…

 Приближался новый 1964 год и, значит, зимние любимые каникулы и  "елка" в Лужниках.
 Я обожал эти масштабные новогодние представления с захватывающей борьбой сил зла и добра. Причем силы зла, ездящие на каких-то оглушительно громких автомобилях, мотоциклах и  летающие на тросах  под куполом Большой спортивной арены,  притягивали мое детское внимание больше, а все эти сладкоголосые  снегурочки, дедушки Морозы - они навевали тоску как в школе.

Билеты, в которые входила заветная сумочка с подарком, кучкой разных (что важно!) конфет, моя мама обычно получала в месткоме. Местком, это, по моему разумению, было что-то типа рога изобилия или того самого места, где все есть, но надо туда вовремя попасть…

 Мама в тот вечер пришла с работы какая то особенно усталая и извиняющимся тоном мне сообщила, что все билеты в Лужники у нее расхватали  из под носа… У моей мамы был очень прямой и правильных пропорций нос. А у меня почему-то курносый - в бабушку, маму папы.
 Я не мог поверить, что такое возможно, что я не попаду на "елку" в Лужники. Мама вздохнула и сказала, что завтра в месткоме постарается добыть билет. Маме я верил. Кому же еще?

 Следующий день в школе явно не заладился, я был невнимателен и пропустил мимо ушей вызов к доске, за что был назван Ниной Петровной - нашей учительницей начальных классов - глухарем. А я просто  посылал мысленные импульсы в местком, чтобы мой билет остался  лежать как разведчик в лесной  листве до маминых теплых рук и радостно впрыгнул в них, словно золотая рыбка в сеть…

Герка с соседней парты больно ткнул меня своим локтем в бок? и я вынужден был прервать передачу импульсов…

Дальше был  еще и неудачный подход к доске, и , как  результат, жирный трояк в дневнике с  кровавым приговором: «Невнимателен!»/

В общем, я как то без особой радости плелся домой из школы, пиная свой ранец по твердому снежному насту  на хорошо утоптанной тропинке  от нашей школы.  Шел как разбитая армия Наполеона, о которой мне еще предстояло узнать… Все было впереди, но я этой перспективы не чувствовал…

 Дело не в конфетах, хотя  прохладную сладость «Снежка» я обожал. Дело в феерической новогодней мистерии, которой мне в этом году не видать. Такие ноты пессимизма разыгрались во мне, что я даже услышал звуки похоронного марша в соседнем дворе.

Видимо, очередная бабуся в беленьком платочке решила обойтись без встречи самого главного праздника в году и отбыла на небеса. А может это дед какой, весь в сером в полосочку костюме и в медалях лежал старым бильярдном шаром в последней лузе, пахнущей  елкой и формалином под завывания похоронного оркестра…

Маршем Шопена сопровождался мой сегодняшний скорбный шаг к дому.  

 Мама пришла непоздно. Папа смотрел телевизор, уткнувшись в круглую линзу КВНа и комментировал хоккеистов. Мазил и охламонов.

Я грыз гранит науки. Чистописал за круглым обеденным столом, служившим сейчас партой. Ручка была перовая  с новым пером и за все цеплялась.  Писать чисто не представлялось возможным…  
 Мама поцеловала меня в макушку, что я ей  категорически запретил делать  в школе при моих одноклассниках. Один раз она  при всех  в раздевалке назвала меня зайчиком! Сережка Соловьев меня потом дразнил этим зайчиком, наверное, неделю.  Несмываемый позор!

Я сделал боксерское увиливающее движение головой…
 - Ну, мам!
 - Женик, мне дали билеты!

Она  достала из своей сумочки  билеты, которые не были похожи на обычные лужниковские с картинкой круглого стадиона и крупными надписями  трибун по сторонам света.
 - Женик, но это не в Лужники. Это билеты в  Колонный зал Дома Союзов!
 - Ух ты! - сказал папа. И снова уставился в телек.

Я же готов был разрыдаться. Какие колонны? Какой союз? Где трибуны Лужников?!
 - Жень, - мама обратилась к моему папе, которого тоже звали Женя: ты поедешь или я?
 - Заяц, что я там буду делать? Кстати наш охламон получил сегодня замечание от Нины Петровны…

Конечно, я получил! И из-за этого дурацкого замечания импульсы потеряли силу и вылез этот, какой то, никому не нужный, Дом союзов…
 - Женик, что так?
 - Да ну ее!
 - Кого, Нину Петровну? Нельзя так говорить об учителе…
 - Я и не говорю. Только дома…
 - Еще не хватало… Ладно, мне тетя Шура сказала, что там  очень интересно, ее Лялька только туда на Елки ходит…
 - Ну а куда же ходить дочке председателя месткома? - пробурчал папа.
 - Жень!

Папа снова отвлекся от матча:
 - Заяц, я картошки пожарил, она еще теплая, на большой сковородке…
 Мама взъерошила мне мой полубокс.
 - Ты будешь со мной за компанию?
 - Буду.
 Так вот бездарно закончился этот день. Ели мастерски пожаренную моим папой картошку с черным хлебом и запивали молоком. А Лужники  растворялись в черном проеме окна  словно «Летучий Голландец» в тумане…

 Через пару дней мы  собирались в этот чертов  Колонный зал. Мама поправила капюшон моего пихора и  мы вышли  в раннюю темень последних дней  декабря 1963 года.

 «Колонный» зал начинался своими колоннами прямо с фасада, но мне это все уже не нравилось. Стало понятно, что никакие акробаты под куполом и, тем более, машины злодеев сюда никогда не въедут и даже не развернуться. Но внутри все сразу удивило меня.

Огромная настоящая ель в безумно красивой иллюминации и мишуре  необычайной яркости и  цвета. Она светилась  разноцветными лампами и весь зал был в кружащихся пятнышках ультрафиолетового цвета, под которым все белые  рубашки мальчиков, кофточки девочек и мамина блузка засветились волшебным синим светом.
 - Ну как тебе? - спросила меня мама, наклонившись к моему уху.
 - Ничего, - сказал я и снова, на всякий случай, сделал увиливающее боксерское движение. Для профилактики. Вдруг мама вознамерится меня поцеловать в этой толпе детей совершенно разного возраста.

Но никому не было до нас дела. Дети носились наперегонки, качались на огромных качелях под присмотром дядек крепкого телосложения одним движением останавливающих качели или зазевавшегося пацана, подошедшего в опасную зону. 

Мы стали переходить из зала в зал, в которых были разные чудеса. В одном Арлекин и Пьеро  изображали какие-то сценки из итальянской комедии, и безумно красивая тетя с голубыми волосами,  приседая на корточки перед  совсем маленькими детьми, что-то спрашивала у них. Наверное о том, вымыли ли они руки, прежде чем прийти на елку? Но она была такой завораживающей красоты, а клетчатый Арлекин так громко и заразительно смеялся, что я даже забыл про маму.  А мама была рядом и тоже с восторгом смотрела вокруг.

 Многие дети были в сказочных, карнавальных костюмах. Вот передо мной ввернулся   ужом кот в алых сапогах и полосатым хвостом. Придерживая шпаженку одной рукой, другой он дернул за косичку стоящую передо мной девочку в красной шапке. Она развернулась чтобы увидеть  обидчика, но кот ловко метнулся за меня и Красная шапочка с презрением посмотрела мне в лицо, поджала губы и тихо прошипела: Дурак! Мне бы этого кота предъявить за шкирку. Пацан был мелкий, но верткий и он уже исчез в толпе каких-то мушкетеров…

В другом зале крутились мультики про Микки Мауса, и дети громко смеялись, сидя на разноцветных стульях. Стоящие вдоль стеночки взрослые мужчины в строгих костюмах и женщины с маленькими сумочками в руках и в перчатках тоже не отставали. Смеялись все…

 Праздник здесь  был  совсем другим. Никто не сидел зрителем, все были вовлечены в  действие. Я тоже участвовал в какой-то викторине и получил награду в виде  пушистого маленького цыпленка.
 Меня все это поразило! Поразило невероятной атмосферой свободы и почти бесконтрольного детского бесилова, когда можно бегать, кричать нечеловеческим голосом и делать все, что хочешь, но во основном все были участниками этого представления. Представление, которое было не снаружи, а внутри.  

 Потом по билетику мне дали подарок. Это был красный мешочек. Я открыл. Там светились прозрачными обертками фантастической красоты конфеты. Как будто я открыл мешок с драгоценностями.

 Перед гардеробом был развернут столик с кучей  книжек, и вдруг я увидел  на обложке одной из книг  девочку Элли, с Тотошкой, Страшилу, Смелого Льва и Железного Дровосека! Эту книжку мне мама  читала в прошлом году, принеся из библиотеки своей ЦКБ… Книжка была волшебной, и я запомнил ее почти наизусть…

Застенчивая продавщица увидев мой интерес к этой книжке обратилась к моей маме:
 - А вот вышла новая повесть, продолжение «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Не хотите взять?
 Одного взгляда на обложку было достаточно чтобы понять, что в книге будут невероятно интересные события и не купить это было невозможно…

 Мы ехали в метро, и я крепко держал  две  вещи. Мешочек со сладкими алмазами, рубинами и сапфирами и, обернутый в серую упаковочную бумагу, портал в Волшебную страну, где все герои были  больше, чем настоящие. Они были мной…

Евгений Донской (1957-2020)


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Январь 2023 (295)
Декабрь 2022 (397)
Ноябрь 2022 (358)
Октябрь 2022 (356)
Сентябрь 2022 (303)
Август 2022 (381)





Деньги


все материалы
«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20