Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Вопрос смерти. Наркотический бред депутата Яровой

Для начала хочу выразить своё отношение к наркотикам. К любым. Однозначно отрицательное. Во времена бурной молодости много чего попробовал, но ни на что не подсел. Но таковы индивидуальные особенности моего организма. Я и не спился, четверть века проработав в кино и на телевидении, и в одночасье бросил курить после 35 лет активного потребления (до трёх пачек в день).

Зато много друзей потерял из-за бездарных попыток «расширить своё сознание». И, что самое страшное, детей своих друзей тоже приходилось хоронить. Впрочем, от беспробудной пьянки в моём окружении погибло гораздо больше. Но тут есть важнейшее различие – алкоголь можно потреблять культурно и в разумных дозах. С наркотиками так не получается. Есть пример, когда знакомый экспериментирова л с ними лет тридцать, повышая и понижая дозу (надеялся вычислить «безопасный подход»). Загнулся в пятьдесят. Последние лет пять провёл по психбольницам. Грустный финал когда-то способного творческого человека.

Мне странно слышать, когда в американских фильмах герои затягиваются косячком и объясняют – «доктор от глаукомы прописал». У моей матушки был подобный диагноз -обошлось без марихуаны. В интернете прочитал: терапевтическая ценность потребления производного от конопли не установлена. В любом случае, я бы не рисковал.

При всём вышесказанном, я всегда выступаю против маразма. Речь идёт о законопроекте председателя думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой, в котором говорится о введении уголовной ответственности за пропаганду наркотиков. Что в принципе правильно и сопоставимо с запретом на пропаганду гомосексуализма. В первом случае калечится организм человека, во-втором - его душа, а на практике эти два греха часто «дополняют» друг друга.

Между тем ряд экспертов полагает, что законодательная инициатива Яровой после вступления в силу значительно осложнит общение врачей и пациентов, поскольку медики будут опасаться говорить с больными об особенностях применения обезболивающих. Ну и дальше вплоть до маразма – например, придётся на территории бывшего ВДНХ снести фонтан «Дружба народов» - в венчающий его скульптурный ансамбль сноп вплетены побеги… конопли, когда-то считавшейся ценной технической культурой.

И это не либеральное ёрничество над ярой единороской Яровой, а конкретное предупреждение… разве мало было подобного маразма в истории нашей страны?

Дело в том, что депутат Яровая предлагает расширить понятие «пропаганда наркотиков». По её мнению, помимо запрета на информацию о способах изготовления запрещенных веществ, их использовании и местах приобретения, нужно заодно карать за изображения наркотиков и наркосодержащих растений, упоминание их названий в СМИ, фильмах, книгах и интернете. Что, увы, вырубит из российского употребления немалый пласт мировой культуры, где, нет-нет, да покурят, нюхнут и даже уколются.

Печально? Ещё бы. Но не это главное. Закон ставит в двусмысленное положение врачей. В первую очередь, онкологов: их пациенты чаще других нуждаются в сильных обезболивающих. Я уже сегодня знаю немало женщин, подверженных приступам мигрени, которые страдают от отсутствия в продаже кодеина – многим из них реально помогал только этот препарат. И врачи об этом знают, но… разводят руками. Как разводят руками ветеринары, которым в их практике запретили применять наркосодержащие препараты. Ведь несколько их коллег уже оказались под следствием, и других охотников нет.

Я очень люблю собак (кто бывал в гостях у автора Итогов, тот в курсе), но людей мне всё же жальче. Нас уже несколько лет пугают жуткими историями про тех, кто не совладал с муками телесными. Причём среди них те, из которых было впору делать гвозди – например, вице-адмирал Вячеслав Апанасенко. 7 февраля 2014 года офицер-подводник совершил попытку самоубийства, выстрелив себе в голову из пистолета. В тяжёлом состоянии он был доставлен в больницу, где через четверо суток скончался. Его дочь так описала причину: «Мой отец совершил это не для себя, и не потому что он не мог дальше справляться с этой тяжелой болью (у Апанасенко был диагностирован рак). Он сделал это для своих родственников, потому что ему было тяжело наблюдать, как тяжело родственникам заниматься лекарственным обеспечением. В частности, для того чтобы получить обезболивающее, приходилось проводить многие часы в поликлинике. И в день перед его смертью маме в очередной раз не удалось получить морфин, прописанный для него, потому что не хватило буквально одной подписи. И когда она пришла домой в очень подавленном состоянии, видимо, это и стало последней каплей». Теперь его именем будет назван закон, по которому рецепт на обезболивающее будет действовать не пять, а 15 дней, ампулы и пластыри не надо будет сдавать обратно, чтобы получить новые обезболивающие, а пациента с болевым синдромом не смогут выписать из стационара, не обеспечив его всем необходимым для лечения на дому. И параллельно принимается закон имени Яровой… ну не маразм ли?

Известной своим мракобесием депутатше крупно не повезло и с самоубийством 65-летнего физика-ядерщика Алексея Калагина, повесившегося на турнике в Подмосковье. Из его предсмертной записки следует, что учёный не выдержал ужасных болей, часто сопровождающих онкологию. Его супруга винит врачей районной поликлиники в затягивании выписки бесплатных медикаментов. А всего за две последние недели марта 2015 года в столице совершили суицид восемь человек, страдавших онкологическими заболеваниями. Впечатляет статистика?

По словам практикующих медработников (не депутатов), врачи, назначая пациентам наркотические и психотропные обезболивающие препараты, уже сейчас из опасений подозрений на пропаганду боятся рассказывать об их действии. Они считают, что, если закон будет принят, ситуация станет катастрофической . Откровенно вредным назвал законопроект детский онкогематолог, замдиректора Федерального центра онкологии имени Димы Рогачёва Алексей Масчан. По его мнению, закон Яровой не поможет борьбе с наркобизнесом, но сделает запрещённой важную для пациентов медицинскую информацию.

Специалисты однозначно утверждают, что у онкологических больных в России, нуждающихся в сильных обезболивающих, тяжёлая жизнь и без дополнительных инициатив, которые потенциально могут по ним ударить. Помимо борьбы со смертельным заболеванием, они вынуждены сталкиваться с бюрократическими препонами при обеспечении лекарствами. Но кому-то в здании на Охотном ряду чудится, что российские врачи и есть главные наркобароны в стране, а больные лишь симулируют боль, лишь бы получить дозу.

И всё-таки читать о мучениях - совсем не то, что их видеть. Мне довелось побывать в квартире гениального актёра Анатолия Солоницына («Андрей Рублёв»), умиравшего в 1982 году от рака. На кровати лежал уже не человек, а воющий комок боли. Его жена Света (гримёр с «Мосфильма»), от творящегося вокруг ужаса выглядевшая чуть получше мужа, обречённо сказала, что выписываемых сильных препаратов не хватает, а другие на эту стадию рака уже не действуют. Самое страшное, что их маленький сын спросил с надеждой – «вы папу хоронить?». До сих пор эта сцена перед глазами…

Зная, что у меня в роду были онокобольные, ещё тогда для себя решил не допускать ситуацию до крайности и уйти, если что, самостоятельно. Но с развитием медицины появились более мощные препараты. Врачи всё больше говорят не просто о продолжении жизни тяжелобольных, но и об их комфортной жизни. И тут появляется Яровая…

Конечно, она сразу кинулась оправдываться, говорить, что никто ничего не понял, что это её политические оппоненты сгущают краски. Ну, а кто виноват в том, что Яровой нет веры? Разве не она выдаёт сентенцию, от которой присел бы и главный идеолог брежневского аппарата Суслов: «За время обучения в нашей школе ребенок изучает русский язык в объеме 866 часов, а иностранные - 939 часов. При этом Минобрнауки собирается ввести еще и обязательный ЕГЭ по иностранным языкам, а также изучение второго иностранного. Граждан какой страны мы растим?». Это мать двоих детей рассуждает о том, что неплохо бы сократить обучение иностранным языкам российских школьников, иначе из них, того и гляди, вырастут шпионы и диверсанты.

За депутатом Яровой много чего числится, за что журналисты многих изданий любят её сравнивать с литературной Яровой. Кто не в курсе, последней так революция мозги зас…а, что любимого мужа чекистам сдала на погибель (Павлик, блин, Морозов в юбке). Только та, с подачи автора Константина Тренёва, выглядит вполне аппетитно, а у реальной на лице явное несварение желудка.

Тут вы в праве предъявить Чертоку претензии – нельзя так отзываться о женщине. Отвечаю – в большой политике нет никаких гендерных различий.

Леонид Черток


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2019 (143)
Август 2019 (241)
Июль 2019 (251)
Июнь 2019 (246)
Май 2019 (239)
Апрель 2019 (250)



Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20