Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Итоги недели с 8 по 14 апреля 2019 года (следующий выпуск 28 апреля)

Сегодня в Итогах:

- Сто грамм для культуры – министр Мединский захотел превратить музеи в распивочную;

- Базар за зарплату – недовольные ее размером россияне могут стать хозяевами своей судьбы;

- «Я смотрел в небо» – директор архангельского аэропорта Ваге Петросян о Михальчуке, севере и о себе.

Федеральные новости

Культура: Культур-мультур

Модный анекдот времён перестройки, который, несмотря на обсценную лексику, в 90-х рассказывали с телевизионных экранов (вот лихие времена были!):

- Алло, это прачечная?

- …чечная! Это Министерство культуры, внимательнее набирайте номер.

Над ним ржали, как подорванные. Не в последнюю очередь потому, что в то время мало кто понимал – нужно ли новому капиталистическому государству подобное ведомство или всё разрулит рынок.

Оказалось, что всё-таки нужно, иначе бы нас с вами погребла попса во всех направлениях культуры. Если на Западе всё новаторское и недоступное понимания массового зрителя финансирует крупный капитал, то у нас он до сих пор не наелся (за редким исключением).

Какие времена, такие и министры культуры. Живьём видел одного. В 1996 году недолго проработал на популярной тогда телепередачи «Времечко». Внутри неё был блок «Иванов, Петров, Сидоров…». Как-то выезжаем с одной студенткой-первокурсницей-журфака (сейчас почти мега-звезда шоу-бизнеса) на Новый Арбат с опросом «Не могу молчать». Цепляет моя девуля мужичка невзрачного, бестолково фланирующего, пиво из иностранной банки посасывающего.

- Здравствуйте, мы из программы «Иванов, Петров…».

- Как здорово, а я как раз и есть Сидоров, министр культуры этой многострадальной страны.

Я чуть было камеру не выключил, охота была кассету на всяких пьяных чудаков трать. Но корреспонденточка аж копчиком мне семафорит – подсекли крупную рыбу, ей их всех в лицо знать было положено. Минут 15 тот Сидоров гнал пургу на отвлечённые темы, собственно… и культура при нём была такой же. Но вы только представьте – целый министр гуляет в самом центре Москвы без единого человека охраны! А ведь из той банды Ельцина, которую народ мечтал отдать под суд…

Потом были разные, например, Наталья Дементьева, с которой я летал в 2001-м на Соловки (её уже в замы перевели). Лично автору больше всех по сердцу пришёлся Швыдкой – он к этой должности лучше других подходил профессиональным образование, авторитетом в культурном бомонде (в том числе, мировом) и, что греха таить, национальностью. Увы, на чиновничий вкус был слишком независимым и радикально-либеральным… вообще раздражал. Через четыре года убрали.

Потом были невнятные Соколов и Авдеев, отсиживавшие четырёхлетний срок тогдашних кабинетов министров, и с облегчением исчезавшие из информационного пространства. И вот приходит Медицинский, историк с весьма сомнительной репутацией мифотворца и патриотичного отбеливателя. Думали, проходная фигура, а он эвон как задержался.

Зачем такой нужен? Потому что верный… это на его лице крупными буквами написано. Умеет дружить и угождать тем, кто нравится его главному ШЕФУ. А ещё что… выдающиеся деловые качества? Ну, это что качествами назвать…

Владимир Ростиславович стАтью напоминает мне комсомольского вожака. Но не из 20-х, тем было по плечу и узкоколейку построить, и в сабельную атаку, он голубой воришка 70-80-хх. Который сам много не украдёт, но и взрослым серьёзным дядям запретить воровать постесняется.

Например, своему заму Пирумову (вот фамилия, так фамилия… почти славянский бог-громовержец, пойди такому что-нибудь запрети – испепелит). Отвечал он в Минкульте за реставрационные работы – должность финансовоёмкая, воруй – не хочу.

А Григорий хотел, пока в 2016 в Следственном комитете не решили, что этот выпускник МФТИ совсем страх и совесть потерял. На минувшей неделе расплата нашла коррупционера - Следственный комитет России предъявил обвинение в организации преступного сообщества (статья 210 УК РФ) бывшему заместителю министра культуры Григорию Пирумову, арестованному по делу о мошенничестве на 450 млн рублей при строительстве новых корпусов Эрмитажа. Причём это его второй срок, первый (1.5 года) он отсидел в СИЗО до суда, ему инкриминировали мошенничество при реставрационных работах на Новодевичьем монастыре и Изборской крепости. Меньше года походил на свободе… и снова в клетку.

Странно, не правда ли? Подобные дела раскручивает целая бригада следователей, среди которых люди с хорошим экономическим образованием, а не только школой милиции. Очень похоже, что физик Григорий Пирумов тупо не выполнил условий первого освобождения, не вернул ворованное (возможно, уже спустил, или самого подельники кинули, или борзометр зашкаливает).

Самый простой и логичный вопрос, который возникает – какого чёрта?! Какого … на должность замминистра по реставрационным работам берут стопроцентного технаря, за какие такие заслуги? Вряд ли это вопрос напрямую к министру – к нему явно привели незнакомого человека те, кому глава ведомства по определению не может отказать. Тогда тяните за все ниточки, вы следователи или где?!

Так за что держат Мединского на культуре? Вариант номер один – не могут подобрать под его таланты место для перевода. Представляете, присылают такое чудо в Архангельскую область губернатором… и всё, со слезами умиления вспоминаем Михальчука. Вариант другой – он устраивает верховную власть в своей нынешней роли. При нём пируновы чувствуют себя уверенно и вольготно (разве что СК заинтересуется, но это, как мы знаем, гусарская рулетка). Кстати, наш ушлый Коля Малаков (бывший председатель областного правительства при Ефремове), которого поставили на место Пирунова после ареста последнего, предусмотрительно слинял руководить Госфильмофондом аккурат перед объявлением второго приговора. Отличная синекура для пенсионера! Много там не украдёшь (если вообще что-то можно), зато трудовой путь завершишь в интеллигентной кампании. А то, что Малаков в кино разбирается, как тот хряк в цитрусовых… таких у нас на любом посту через одного.

И вариант запасной – Мединский как громоотвод для остальных членов правительства. Ладно, какого-нибудь министра транспорта костерят водители и пассажиры, наш герой как сброс пара для творческой интеллигенции, к мнению которой прислушиваются во всём мире. Да, чудик-патриот и мистификатор, но на его должности большой вред принести сложно, чай, не АЭС строит.

А ещё Мединский чудик с инициативой, финансовой инициативой. Помните, сколько раз прогорали в прокате поддержанные им кинопроекты? Всё отдам, сказал Владимир… и решил разрешить торговать спиртным во всех учреждениях культуры. Я вот не знаю, в буфеты кинотеатров вернули хотя бы пиво? Про алкогольный ассортимент Драмтеатра им. Ломоносова я уже как-то ёрничал. Но розлив в музеях… даже для меня слишком смело. Сразу вспоминается знаменитая реприза Аркадия Райкина «В греческом зале, в греческом зале», видимо наш культминистр пропустил её по малолетству.

К слову, меня удивляют нормы – в концертных залах алкоголь продавать можно, а на стадионах нельзя… хотя и там и там бушуют одинаковые страсти.

Ссылки на то, что во многих западных странах алкоголь вполне совместим с культурой, что рюмка коньяка в антракте оперы лишь дань аристократическим традициям, что на территории Лувра распложены 15 кафешек и ресторанчиков, сомнительны, ибо в России совсем иная культура пития. Когда это мы на одной рюмке останавливались… а аристократы давно в Париже.

Явно за новой рыночной инициативой Минкульта стоит его глава, без него и заикнуться не рискнут. Обратите внимание – первыми против выступили именно директора музеев, которым, казалось бы, и деньги в карман. Просто эти ушлые люди прекрасно представляют, что за сим последует. А последует вот что – вам дали на розливе заработать, вот и зарабатывайте, и не фиг приставать к нам с дотациями. Ну, а договориться, чтобы освободившиеся средства перекинуть внутри министерства на другую киношно-провальную статья, как вы понимаете, дело техники.

Так что не звоните в Министерство культуры, пока там Мединский, бесполезно. Уж лучше в прачечную…

 

Экономика: Жить на зарплату – проклятие или реальность

«Чтоб ты жил на одну зарплату!», - реплика контрабандиста Лёлика из «Бриллиантовой руки» неизменно взрывала хохотом зрительный зал. Уже в начале 70-х годов прошлого века советский народ понимал, что худшего проклятия сложно придумать.

Хотя в то время почти все жили на одну. Но понимали, насколько это смешно и обидно - жить на ТАКУЮ зарплату.

Итак, сколько тогда получали? Я специально посмотрел в интернете – цифры и воспоминания очень разняться в зависимости от жизненных обстоятельств. Вот конкретный пример, запись из ЖЖ: На Крайнем Севере шахтеры получали до 500 рублей, мой отец работал в 70-х на шахте "Маяк", недалеко от Норильска, затем переехали в Украину, и папа устроился на доменные печи, и зарплата была у него 300 рублей. Потом, из-за вредности, ушел в порт работать простым слесарем и получал около 150 рублей по своему 5 разряду (6-ой ему не давали, предложили в партию вступить сначала, а отец отказался, так и не получил высший разряд). Мама (врач-гинеколог) вместе с ночными дежурствами + операции получала около 250 рублей в Украине. Санитарки получали от 80 до 120 рублей, в зависимости от объема работ. Вот и выходит - в среднем около 200 рублей у мужчины выходило на заводе, а если еще прогрессивки, премиальные и т.п, то и до 250 рублей получали.

Обратите внимание, зарплата в рассказе про отца дважды падает в два раза. Но ухудшается ли настолько же комфортность жизни в условиях социализма? Спорить могу, что нет. 200 рублей, потерянные отцом рассказчика при переезде из холодной Воркуты на тёплую Украину, с лихвой компенсировались и тёплым климатом, и дешевизной продуктов питания, и близостью отдыха (если вообще к морю надо было ехать).

250 рублей врача и санитаркины 120… и тут разница минимальная именно в комфортности. Лишняя кофточка, лишний поход в ресторан… а на серьёзную покупку всё равно копить годами или лезть в кассу взаимопомощи. О собственной машине ни та, ни другая категория и мечтать не смели.

Интересный момент. Многие наверняка читали роман прогрессивного американского писателя Джона Стейнбека «Гроздья гнева» о тяжёлой судьбе пролетария в мире капитализма. В сороковом году за океаном была сделана экранизация, купленная для демонстрации в СССР в послевоенном 48-м. Купить-то купили, даже дублировали… но через несколько дней убрали с экранов, как будто и не было. В кино идеологи социализма увидели то, во что не смогли вчитаться – в эксплуататорской Америке любой работяга и даже разорившийся фермер могут приобрести подержанный грузовичок, чего не мог позволить себе ни один советский инженер (если, конечно, не внук генерала). Ну, разве не вражеская пропаганда?

Если копать то время глубже, натыкаемся на перевёрнутые представления о престижности профессий. Действительно, хороший врач, особенно специалист, а не участковый терапевт, получал в два раза больше санитарки. Но на предприятии инженер (если не главный) никогда не получал больше работяги. Потому что гегемон (ох, как я это слово с детства ненавидел!). Кроме этого пролетарии имели льготы и в социальной сфере - на заводах, по крайней мере, московских, периодически устраивались распродажи, что ни одному НИИ не снились. А ещё свои санатории-профилактории, ознакомительные турпоездки в страны социалистического зарубежья (за колготками), прочая приятная фигня.

Но самым ненормальным с моей точки зрения было то, что в неофициальный рейтинг престижности профессий наряду с дипломатами и космонавтами (туда попадали единицы) входили носильщики, официанты, таксисты, бармены, мясники, товароведы, продавцы в пивных палатках. То есть, те, кому государство давало минимум с расчётом на то, что такие сами доберут себе до приличной жизни. Потому что, если платить им достойно, они всё равно будут добирать… так зачем это делать?

Но перечисленные в прошлом абзаце категории имели ещё одну общую для них черту – крутясь в подпольном мире дефицита они умели доставать. То есть, превращать деньги в качественный товар, а не покупать то, что лежало на прилавке. А вот врачам и санитаркам приходилось довольствоваться тем, что в свободной продаже, и это их окончательно социально уравнивало.

Хуже всего себя чувствовали те, кто, имея на кармане деньги, не имел возможности приобрести, что хотел. По крайней мере, без мук – без ночных очередей, общения со спекулянтами и дружбы с халдеями. Поганое чувство… уж поверьте на слово. 

Но вот дождались того времени, когда ничего не надо доставать – всё на прилавках. И цены на один и тот же товар разные, и распродажи с кратным снижением цен случаются (мы в юности о таком лишь в прессе читали, в рубрике «Их нравы»). В такси теперь идут скорее от безнадёги, пересидеть трудные времена, официантами подрабатывают студенты, а мясник – просто тяжёлая и вредная профессия, но никак не полубог в окровавленном фартуке.

Главное, появилось уважение к зарплате. В прежние времена при выборе профессии больше говорили о призвании, об интересе, о любви к выбранному делу (американцы последнего напрочь не понимали – работа должна кормить), теперь первое место занял размер оплаты труда. Именно им многие недовольны - В среднем для достойной жизни россиянам в месяц нужен доход в пределах 66 тысяч рублей. Жителям Москвы - не менее 100 тысяч, а Санкт-Петербурга - 91 тысячи. …В ходе исследования также был определен набор основных благ, составляющих стандарт качества жизни. Это наличие собственного дома или квартиры, автомобиля, возможность получать хорошее лечение и обучение, полноценное питание, в том числе в кафе и ресторанах, занятия спортом или любимым делом, посещение театров, выставок, интересная работа, дающая простор для творчества, путешествия по своей стране и за границу.

Сравниваю желанные суммы со списком благ и понимаю – как минимум квартира должна быть получена в наследство, иначе ипотека сожрёт остальные пункты. Впрочем, вы её всегда можете взять, а не ждать по 10-15 лет, как раньше, когда ещё государство соизволит бесплатно расселить три поколения семьи с одной жилплощади.

Я хорошо помню, как, устав от безденежья, от попрёков семьи, от постыдного положения «рыцаря с рублём в кармане» мосфильмовские мужики уходили на серьёзное производство… и через пару лет возвращались обратно разочарованными – зарплаты в полтора-два раза выше не решали основных жизненных проблем, не ставили их выше по социальной лестнице, зато сама жизнь становилась гораздо более тусклой. То есть, советские деньги при их низкой покупательской способности по ценности не идут ни в какое сравнение с деньгами российскими. Поэтому их и хранили в кубышках, поэтому столько личных трагедий было после павловской реформы.

Социальный строй изменился… но взял с собой из прошлого далеко не лучшие составляющие.

Всё-таки та страна кичилась социальным равенством (тонким слоем на всех), поэтому разрыв в зарплатах был не столь впечатляющ – шахтёр в Воркуте получал 500, а министр угольной промышленности 900. Но кроме этого у последнего были такие бесплатные блага (на чём и держался принцип советской номенклатуры), что сама зарплата часто оставалась неприкосновенной.

Тоже самое было и у директоров крупных предприятий (это называлось – приравниванием). Переименовали в «топ-менеджмент», и их заработкам завидуют западные коллеги. Зато зарплаты рядовых сотрудников часто на смех даже курам, а полякам.

А вообще, недовольство собственной зарплатой – не новость для любой страны мира, постоянное ощущение, что тебя недооценивают. И избавиться от него можно только одним способом – открыть собственное дело, сам себе недоплачивать вряд ли будешь.

Ну, а если не дано, не хочешь рисковать, то и ныть нечего. Как там у Чехова – кушай, что дают! 

 

Региональные новости

Архангельск: Ваге Петросян, который всегда на взлёте

Мы друг о друге знаем больше десяти лет. И хорошего, и не очень.

Захотел с ним пообщаться, когда узнал, что человек с совсем не поморской фамилией и внешностью занимает первой место на партийном праймериз в Плесецком районе, а потом выигрывает и сами выборы. Причём по тому одномандатному округу, где «Единой России» давно уже ничего не светило. Ну, директор аэропорта, так у них самих целый космодром под боком!

Созвонились… и всё дела, дела, дела…

Потом случайно пересеклись на «Поморье», я ждал начало пресс-конференции жюри Международного кинофестиваля Arctic open, куда входил, Ваге Петросян… по своим аэропортовским делам к начальству телекомпании. Всего-то три минуты разговора, а интерес только возрос. Интеллигентность, деликатность в общении и при этом умеренная нота кавказского радушия… а ведь когда-то этого человека иначе, чем «шереметьевский носильщик» и не называли.

Опять договариваемся о встрече, но… дела, дела, дела.

И вот свершилось. Сидим за красиво накрытым столом вип-зальчика «Старого Тифлиса», вкушаем. Встреча наша неформальная, дружеская, но я просто не могу не совместить приятное с полезным.

При этом всё время помню, что Ваге Самвелович, как и я, на архангельской земле варяг. Только автор этих слов ефремовского призыва, а директор аэропорта «Архангельск» - михальчуковского. Но оба не по номенклатурной разнарядке, не по институтскому распределению. Мы – добровольно. И оба из Москвы.

- Вы – армянин московского розлива… или какого? – спрашиваю.

И удивляюсь, когда узнаю, что Ваге родился и до 15 лет жил в Ереване. Удивляюсь потому, что говор у него типично московский… разве что какие-то нотки проскакивают. Мне на «Мосфильме» встречались люди, лет по тридцать в Москве прожившие, а как рот откроют – как будто на прошлой неделе с гор спустился. И это говорит о многом. Например, об уважении к собеседнику, если более объёмно – к стране, которая тебя приняла, и не в последнюю очередь о собственной внутренней культуре.

Ваге – сын военного. Он попадает в Москву в совсем непростое для его отца время. Армия потихоньку ветшает, из неё выпихивают, особенно активно тех, кто призывался из национальных республик бывшего Союза – у вас теперь свои армии. Отец только начинает пробовать себя в бизнесе, Ваге помогает семье резьбой по дереву (до сих пор гордится вышедшими из его рук подарочными нардами).

Потом семья переезжает в подмосковную Лобню, а там… В школе, которую он заканчивал, почти все родители имели отношение к небу, кто непосредственно, кто на земле. Что вы хотите, рядом два «Шереметьева», практически градообразующие предприятия, не заразиться было нельзя.

Я всегда представлял, что в аэропортовские службы попадают люди, мечтающие о небе, но… что-то не сложилось. Вот и школьник Ваге Петросян смотрел-смотрел на самолёты… и пошёл на курсы бортпроводников. Им он благодарен знанием английского – «до сих пор при чтении технической документации многие термины в голове всплывают» - ну, и входным билетом в особый аэропортовский мир.

Однако поработать по специальности не пришлось. Ваге рассказал, как они с отцом летели в Ереван на побывку, как их учтиво обслуживал парень-бортпроводник, и как он почувствовал – отец представляет сына в такой же роли и ему неприятно. А что вы хотели – офицер, советская закалка.

И сын начинает искать себя в других аэропортовских профессиях. Начинает с приёмо-сдатчика багажа (вот откуда эта байка про шереметьевского носильщика). Дальше по служебной лестнице в диспетчеры. Потом профессионально занимался розыском багажа, почти сыщик. И вот он администратор «Шереметьева», да ещё ночной. Ваге смеётся, что в тот период жизни его измерение суток сместилось ровно на 180 градусов. Зато насмотрелся, в те годы через «Шереметьево» на выходные летали те питерские, которые сейчас часто появляются на телевизионных экранах в серьёзных новостях… летали, пока окончательно не переехали. Для молодого парня ещё та психологическая нагрузка.

- Страшно было? – спрашиваю.

- Страшно было, что могут за что-нибудь уволить, а я этим уже жил.

Когда Ваге работал начальником смены, к нему обратились друзья с просьбой достать билет мэру Якутска. Помог, всего-то и дел. Несколько раз передавали от него благодарность (словесную, словесную). Года через два сообщают – твой якутский друг губернатором где-то на севере стал. Он уже и забыл ту историю…

А Михальчук (это был, конечно, он) не забыл. Многие, наверное, не помнят историю, как в самом начале его правления под Путин в Архангельске сломался аэропортовский трап. Хорошо, что прошли времена, когда можно было из этого раздуть попытку теракта против главы государства, но позор тот ещё. Илья Филиппович стал потихоньку выяснять, что не так с архангельскими «небесными воротами» и понял – с этим надо что-то делать. «Дурдом «Талаги» было им самое подходящее название, а не «Аэропорт «Архангельск». С пьяными сотрудниками, засыпающими на досмотре багажа, с канистрами авиационного керосина, перелетающими через забор в нужном месте.

Надо было срочно что-то менять, причём не на местном материале. Михальчук разыскал Петросяна, как единственного знакомого, имеющего отношение к аэропортовским службам, и сделал ему предложение… от которого тот сначала отказался. Потом уговорили, прилетел, познакомился с обстановкой… и дал согласие только на советника. Но Михальчук окучивал и окучивал, это он умел. Поймал, можно сказать, на слабО – ты что, не мужик, боишься не справиться? Ведь знал, кому это говорит.

Но стать директором аэропорта совсем непросто, надо пройти через утверждение советом директоров. Чтобы доказать своё реноме, несколько месяцев проходил в первых замах. Особое внимание уделял проблемам безопасности… при заместителе Петросяне потери от воровства внутри аэропорта сократились на полмиллиона.

И тут началась настоящая информационная война (что там джинсы морщить, автор этих строк в ней принимал самое непосредственное участие). Ваге до сих пор удивляется – «нет, чтобы поймать меня на непрофессионализме, вот это и было бы доказательством». В итоге совет директоров утверждает генеральным директором аэропорта «Архангельск» Ваге Самвеловича Петросяна. Мой собеседник смеётся:

- Тогда все строили догадки, чей я родственник… чуть не внебрачный племянник Михальчука. При этом мы с ним поддерживали исключительно деловые отношения, к телу я допущен не был.

Я отмечаю деликатность Ваге, он почти не рассказывает о кознях, с которыми ему пришлось столкнуться в самом начале работы, только общие моменты без конкретных имён. Если в 2008-м году прибыль аэропорта составила 5 млн. рублей, то в 2009-м – 33 млн., еще через год - 42 млн., еще через год – 55… . Да я и сам помню, как отношение к нему стало меняться в журналистской среде, его перестали ассоциировать с остальной командой «якутских туристов».

При директоре Петросяне, который сам входит в массу всяких профессиональных союзов и ассоциаций и даже является председателем МАРАП (международная ассоциация руководителей авиапредприятий), аэропорт получает на своё развитие из федерального бюджета 1 млрд. 300 млн. (как принято говорить – привезти деньги из Москвы в провинцию). При нём же «Архангельск» стал принимать большие Боинги, на взлётном поле появились телескопические трапы, прямые рейсы летят туда, куда до него летали «через Ширшу в Маймаксу», акции-завлекалочки для пассажиров типа «Купил билет – посмотри кино».

- А вот мои жалуются, что в зоне международного вылета… - начинаю канючить я.

- Всё знаю, поверьте на слово – уже в мае там многое изменится.

Всем хорош такой Ваге? Отнюдь. Он начал с увольнений (или оптимизации) – от 4 замов генерального и 7 директоров подразделений остались один зам и один директор. В первое время все документы подписывал только собственноручно. Петросян настоял, чтобы к аэропорту был постоянно прикреплён сотрудник ФСБ, дабы избежать и провокаций, и вывести вопросы безопасности на новый уровень. С собой он не привёз НИ ОДНОГО человека, вспомните пригласившего его Михальчука. Зато, когда последнего сняли, и команда якутских стала разбегаться, акционеры аэропорта сказали Ваге – «спокойно работайте, это не ваша история».

- Можете сказать, что у вас за эти годы образовалась своя команда?

Ваге вздыхает, видимо, с этим проблемы. Но он справляется.

Самое время спросить о переименовании аэропорта из «архангельского» в «абрамовский». В глазах директора скепсис – нужно было спрашивать не только мнение народа, но и прислушаться к людям, профессионально занимающимся аэропортовским хозяйством. Ведь этого расходы – одни буква на здании поменять 2 млн. минимум. А памятник писателю у входа, что будет более чем логично… вот и считайте. Только не забудьте приплюсовать замену всех печатей, табличек, буклетов, справочников и пр.

Наконец-то доходим до депутатства.

- Хотите верьте, хотите нет, но никого деньгами там не закидывали.

Тоже самое я знаю и от людей, работавших в его команде. Ваге Петросян просто… внушил доверие избирателям. Во-первых, люди поверили в возрождение местного аэропорта, что смогут летать в Москву по прямой, а не через Архангельск. Во-вторых, с полтычка решил вопрос программы «Детское молоко» для Североонежска. Там и требовалось полтычка, просто некому было его сделать.

Зачем эта ноша нужна успешному аэропортовскому директору, в управлении которого огромный кусок неба? Опять тот самый классический вопрос – «кто, если не я?» - на который многие мужчины покупаются.

- Вообще я там больше нужен, как советник, предостерегающий от ошибок, - говорит Ваге… и я понимаю, что он имеет ввиду. Действительно, в Плесецке дороги даже при наличии бюджета на ремонт сделать не могут.

Тем не менее, за недолгое время депутатства он помог местному детсаду «Чебурашка» получить дополнительное финансирование. А своему аэропорту тем же помочь? Даже не думает… другие масштабы сумм.

Ну, и какой армянин без семьи. Ваге – счастливый отец, два сыночка и лапочка дочка. Однако…

- У моего отца нас трое сыновей, надо ему соответствовать.

Он признаётся, что почувствовал связь с архангельской землёй только тогда, когда купил дачу в Малых Корелах, земля притягивает. Его сыновья чувствуют себя армянами здесь, но, гостя в Ереване, стесняются своего армянского.

А жена боится… боится огня в глазах мужа. Значит, опять что-то задумал, будет гореть на работе.

- Какие карьерные планы, всё-таки всего 40? - я вдруг осознаю, что всё это мне рассказал совсем молодой мужик.

- Ну, какие… мне предлагали перейти в другие аэропорты, в тот же иркутский, но это менять шило на мыло. Иногда возникает желание поруководить чем-то более масштабным… пойти в политику.

Собственно, первый шаг на этом пути уже сделан

P.S. Когда уже шёл со встречи к своему подъезду (там за углом), чуть сам не хлопнул себя по лбу – а как же отношения с армянской диаспорой, которую всё больше заметно на местном законодательном уровне?! А как же любимые книги, любимые фильмы, любимое блюдо (исключая долму, которой мы лакомились)?! Но потом сам же себя и успокоил – дай Бог не последний раз так славно посидели.

Леонид Черток, зоркий глаз ИА RUSNORD  


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Август 2019 (160)
Июль 2019 (251)
Июнь 2019 (246)
Май 2019 (239)
Апрель 2019 (250)
Март 2019 (251)



Деньги


все материалы
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20