Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

На свободу!

1 мая 1991 года.

Накануне я изготовил  транспарант, который мы с мамой собирались пронести на первомайской демонстрации.
На красном полотнище я вывел белыми белилами: «Свободу Литве!»
Очень хотелось, чтобы хотя бы кто-то вырвался из этого,  доставшего до печёнок, СССР.
Только что прошел референдум о сохранении СССР в обновлённом виде и Горбачев, продавивший себе должность Президента, очень надеялся на то, что его царство сохранится  в тех же пределах.
Идея была чисто кремлёвская. То есть, как обычно, не учитывающая реальность.

Я практически закончил и  слегка удивился тому, как долго держатся навыки. Я был полковым художником в армии и надписи на тканях делал запросто. Прошло больше 10 лет, но  и сейчас  буквы  распределились ровно, имели  равную толщину и все радиусы были исполнены как по циркулю…

- Хорошо получилось, -  сказала бывшая жена с которой мы продолжали делить нашу  двушку в хрущевской пятиэтажке.
- Я хочу кое что тебе сказать… - продолжила она и мы проследовали на кухню.
- Я выхожу замуж и уезжаю в Голландию, сказала она не дождавшись, когда круглый чайник со свистком даст  сигнал к  заварке.
- Ну поздравляю. Это прекрасно, - ответил я.  Что-то еще?
- Ты можешь подписать бумагу о том что не возражаешь, что наш сын  уедет со мной?
- Не хочу, но могу…
- Так подпишешь?
- Подпишу. Давай бумагу.
Она несколько замешкалась, вышла в комнату и вернулась с бумагой и как то неуверенно положила её на стол. По её  пристальному взгляду, я понял что она боится что я порву эту бумажку..
- Да не бойся, Лен, да  не порву я  этот…  открепительный талон!  Ой сколько тут галочек то… Прям стая… Гуси лебеди потянулись на юг…

Я поставил свою подпись и протянул бумагу жене, взглянув на неё как кинооператор на уходящую натуру.
Она с явным облегчением вложила  бумагу в папочку с надписью «Филипс корпорэйтед» и  отойдя к черному провалу окна, закурила сигарету.
Ленка мало курила и делала это неумело, вытягивала губы к сигаете, словно  в поцелуе, что, конечно, придавало ей некоторый шарм, но сейчас, это вызывало во мне скорее какое-то странное ощущение отчуждённости.
Я не мог  поверить, что  вот эта женщина, в которую я был безумно влюблён, с трудом расставался с ней на хотя бы миг, становится совершенно чужим человеком и  эта сигарета целует её как и кто-то другой…

- Жень ты скажешь об этом своей маме, ладно?  Я боюсь, я расплачусь и…
- Я скажу и не расплачусь…
- Спасибо. Ты же знаешь как я отношусь к твоей маме. Я её очень люблю...
- Я тоже.

Я зашел к маме часов в 8 утра.
Утро выдалось бодрым, как это часто бывает в Москве в эти дни. 
Солнце припекает, ты  щуришься, подставляя бледное лицо полярника под его лучи, а  задница  мёрзнет в тени.

Мама  была в восторге от нашего транспаранта. Она всегда удивлялась моим  оригинальным способностям. Никак не могла понять откуда у меня  это. Я рисовал, освоил гитару за  3 месяца…  Никакими такими талантами  никто в нашей семье не славился. Только мой троюродный брат Валерка…

Уже ближе к станции «Площадь Восстания»  мы поняли что народу  на демонстрации будет много.
Люди шли с самодельными плакатами, знаменами. Это не было похожим на заунывные, казенные советские праздники под руководством партноменклатуры… 

Толпа шумных ДСэвцев развернула триколоры и шедшие  вслед  за ними ветераны ВОВ, явно напряглись. Они знали кто сражался под этими знаменами. Но между ними втиснулись анархисты с черными флагами и все мирно двинулись к эскалатору…

Мама была возбуждена таким стихийным действом, ей нравился этот энтузиазм масс. Она всегда была в центре таких событий. Комсомольская богиня дивной красоты…

Наверху мы выстроились в колонны и двинули на кремль.
Милиции и военных было  не много и  видно было как  милицейские старлеи и полковники  суетились по краям огромной колонны и на их лицах  была видна растерянность. Они явно не понимали, что происходит и что делать. Милиционеры что-то говорили в шипящие рации, но, похоже, ответа не было. Стало понятно, что КГБ пакует чемоданы…
Мы  двигались по брусчатке «красной» и  тут народ начал скандировать в сторону мавзолея: Позор! Позор!..
Этот глас народа стал перекрывать звучание надоевших советских маршей и отупляющую бодрость дикторских заготовок про славу труду, миру и маю.
Когда мы поравнялись с трибуной мавзолея, колонна встала, и вожди засуетились к выходу. Они ушли с трибуны  мавзолея и вот тут то раздалось победное «Ура!»
Народ ликовал…
Это был какой то праздник победы.
И тут я собрался с духом и сказал маме о том, что Лена выходит замуж за голландца и уезжает с ним и с нашим Максимкой в Голландию.

По маминому лицу катились слёзы, но она улыбалась..
- пусть так, пусть так… - прочитал я по её губам.
Мы обнялись и стояли двумя камушками пока  колонна не начала движение, обтекая нас словно  проснувшаяся от зимней спячки река…

Португалия, май, 2017

Евгений Донской


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2017 (171)
Август 2017 (235)
Июль 2017 (220)
Июнь 2017 (231)
Май 2017 (198)
Апрель 2017 (241)





Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Яндекс.Метрика
Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано ФС по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.