Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Кому он нужен, "Дом Овчинникова"? Реплика

Стоял тот дом, всем жителям знакомый —
 Его еще Наполеон застал,
 Но вот его назначили для слома,
 Жильцы давно уехали из дома,
 Но дом пока стоял…

В известной песне Владимира Семёновича Высоцкого старый дом имеет душу и свои тайны. Только его всё равно сносят как отжившего свой век (два века), и…

И скоро здесь по плану реконструкций
 Ввысь этажей десятки вознесутся —
 Бетон, стекло, металл…

Тот дом был каменным, к 60-м годам, когда была написана песня, деревяшек в столице уже был минимум, они попали под ковш первой хрущевской «реновации». Сейчас их остались единицы, например, знаменитая деревянная «Изба» в районе Динамо. Но эти дома прячутся где-то в закоулках огромного города и никак не выпячиваются на её центральных магистралях. Просто их время ушло, они естественней смотрятся на старых фотографиях, чем на фоне «Мерседесов» и небоскрёбов.

Каменные дома тоже чувствуют, что отжили своё, сами чувствуют. Пример. Ранним июньским утром 2000 года сам собой рухнул каменный 7-этажный дом на Болотной у самого входа на Замоскворецкий мост, в котором автор этих строк прожил первые 17 лет своей жизни. Бывшее Кокоревское подворье, пережившее пожар 1812 года. Никто не погиб, он был давно переведён в нежилой фонд, учреждения, располагавшиеся в нём, ещё не начали свою работу. Тоже, между прочим, объект культурно-исторического наследия. Но никто восстанавливать и не подумал, на этой земле, цена которой истинно золотая, построили что-то новое и полезное. Потому что здравый смысл.

Новость о том, что «Дом Овчинникова», стоящий фасадом на вторую центральную улицу Архангельска, Воскресенскую, продан в частные руки за 500 рублей с копейками, уже стала мемом. Такая смешная цена намекает на то, что сей «выгодный» лот стал для правообладателя обременением при другом, более интересном контракте. Администрация города просто сбагрила неликвид и выдохнула с облегчением.

Аренда оформлена на 49 лет. За ближайшие семь арендатор должен привести его в удобоваримый вид и придумать, как использовать. Или снова аукцион. 4 500 в месяц виры за землю – не такая уж нагрузка даже для бюджетника, за электричество в квартире больше платим. Что вполне укладывается в версию об «обременении».

Программа «Позиция» посвятила этому отдельный выпуск. Вопрос простой: кто должен содержать и обустраивать подобный объект – власть или бизнес.

Однако хочется задать другой, более конкретный – а зачем?

С виду – гнилой зуб в красивой, пусть и искусственной челюсти бывшей Энгельса. Представитель департамента градостроительства мэрии пояснила, что даже если дом за годы раздумий над его эффективным использованием рухнет под тяжестью прожитых лет и новых обременений, его должны будут воссоздать в том же деревянном виде. Потому что объект, пусть и регионального значения. Культурно-исторический.

Насчёт культуры. Деревянный модерн начала ХХ века, это, конечно, прикольно. Но не так, чтобы останавливаться и часами цокать языком от восхищения. К тому же почти точная копия этого дома в отличном состоянии давно стоит на Чумбаровке. Кто-нибудь хоть раз видел рядом с ней вдумчивых ценителей архитектуры, делающих фото и зарисовки?

Насчёт истории. Часто слышал и читал, как этот объект называют «Домом купца Овчинникова». На самом деле, построил и владел инженер Семён Овчинников, упражнявшийся в деревянной архитектуре. Первый этаж занимала его семья, второй сдавался в наём, на третьем обитала прислуга инженера.

Инженера… не купца! Вот это исторически действительно интересно. Получается, в царской России хорошие инженеры могли жить на купеческом уровне. Особенно, если сравнить с зарплатами советских инженеров… да и сегодняшних тоже.

Если загуглить «инженер Овчинников Архангельск», вылезет только то, что связано с домом, о самом человеке и его творческо-производственном пути – ни слова. Вот и вся история.

Так зачем огород городить в самом центре города? Чтобы приезжие спрашивали – зачем ЭТО у вас стоит и вид портит?

Что касается использования объекта под бизнес в его первозданной планировке. Ничего, кроме борделя, в голову не приходит (они, кажется, запрещены законом). Это же не пивзавод купцы Суркова и не Макаровские бани, там есть, где развернуться.

По логике получается, что проще отменить статус «культурно-исторического наследия», создав таким образом прецедент. Что очень пригодится при решении такого же вопроса с «Домом Пикуля» в Северодвинске, который городская администрация готова отдать за символический рубль. Им там, кажется, занималась специально созданная под такое дело фирма «Пикуль-отель». Очень похоже на контору «Рога и копыта».

Семён Викторович Овчинников был деловым человеком. И он наверняка поймёт и простит своих потомков (в широком смысле), поступивших с его наследием по разуму.

Тем более что упомянутая в начале реплики песня Высоцкого заканчивается словами:

 Здорово, весело, красочно будет…


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Апрель 2024 (242)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)
Ноябрь 2023 (335)







Деньги


все материалы
«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20