Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

«Дыхание» через раз. Наш кинематографический ответ ковиду

Кино про врачей зритель любит, вспомните американскую «Скорую помощь» выдержавшую 15 сезонов и закончившуюся под вздохи сожаления, или российского «Склифосовского», который и не думает ставить точку. Да, это сериалы, но и тема больно объёмная, жизнь сама подкидывает сюжет за сюжетом.

То, что пандемия коронавируса найдёт своё отражение на отечественном экране, который буквально стонет от нехватки закрученных сюжетов и страдает от вторичности, можно было не сомневаться. Другое дело, как эту тему преподнести тем, кто в течении двух лет находился под дамокловым мечом страшного диагноза. То есть, нам всем.

Фильм «Дыхание» Романа Каримова за 11 недель широко проката собрал скромную (относительно) кассу и сдержанные отзывы критики. Не ругают, но и не превозносят, говоря о чём-то сиюминутном, проходном. Боятся вспоминать об отболевшем? Это не в ментальности народа, который обожает истории про тех, кому ещё хуже.

Значит, что-то не получилось. Что?

Фильм начинается с самолёта, где два «новых русских» от медицины летят на родину после подписания выгодного контракта. Со всеми присущими этой категории прибамбасами – курением в неположенных местах, выпиванием, невежливостью, граничащую с хамством.

Один из бизнесменов делает проброс, что он, де, бывший врач, но твёрдо ушедший из профессии, поэтому не будет никого спасать, да ещё на общественных началах. Зритель знает, о чём кино, поэтому сразу догадывается – по ходу сюжета герой будет очищаться от налипшей на него денежной скверны и возвращаться в самую благородную из профессий. Что это, как не спойлер?!

Впрочем, не из ничего благой порыв не вырастает. По ходу фильма, из случайных, но сказанных в нужный момент фраз, мы узнаем, что Виктор (имя центрального персонажа) ушел из практикующей медицины в сопутствующий бизнес по двум веским причинам: а) не смог оплатить отцу необходимую операцию при отсутствии государственных квот; б) устал смотреть, как мама донашивает старое зимнее пальто. Теперь-то он задаривает пожилую женщину импортными лекарствами и продуктовой санкционкой, хотя та предпочитает всё отечественное, готова даже голодать, лишь бы сын «вернулся на сторону Света».

Такой путь часто лежит через нравственные и физические испытания. Мама, и до этого кашлявшая, попадает в средней руки московскую больницу (даже номер указывается) как раз в тот момент, когда в Россию залетел COVID-19, до этого гулявший по Востоку-Западу. Страна к этому не готова ни морально, ни инструментально – даже врачи надевают маски только во время операций.

И тут начинается исполнение социального заказа с расчётом на госфинансирование самого «Дыхания», то, о чём мечтает каждый кинопродюсер (невозвратные деньги). Даже партнёр Виктора по медбизнесу, разухабистый мажор с запутанной личной жизнью (о его врачебном прошлом ни слова), безвозмездно включается в борьбу с общим злом (а не делает деньги на поставках какого-нибудь кагоцела) и даже возвращается в семью.

Последнее имеет значение. Две подруги бизнесмена (законная и с работы) для логики сюжетной линии проявляют чудеса преданности и гражданской сознательности, удирая на авто от привязавшихся в неудачный момент полицейских или имитируя эпилептический припадок перед бойцами Росгвардии. Вывод: в нашей стране все люди хорошие, им просто почаще надо давать повод себя проявить.

Но как там сам коронавирус, из-за которого пришли в кинозал?

Вы не поверите, но первым, кто в этом кино оценил опасность новой заразы, а также придумал всякие «народные уловки» борьбы с ней, став правой рукой больничного инфекциониста, был пациент с уголовным прошлым. Образ до крайности странный – типичный городской чудик и доставучка, бывший интеллигентный человек (сокращённо – бич), но с таким набором наколок, что как будто пол жизни провёл на нарах. Всё-таки съёмочным группам не стоит экономить на консультантах различного профиля.

Сама же больница и ситуация в ней навевает аллегорию со всей Россией периода начала пандемии – полная растерянность и неподготовленность. Самыми продвинутыми и решительными в этой кутерьме оказались… бойцы Росгвардии. Дело которых не лечить, а охранять, запрещать и изолировать. Что они и делают, согласно приказу, разбивая носы людям в белых халатах(!), рвущихся за периметр, а также дорогущие айфоны последней модели, гордо отказываясь от взяток. Правда, позже суровые парни проникаются идеей подвижничества и закрывают глаза на мелкие нарушения карантина во имя спасения жизни и здоровья пациентов.

Тема «у нас все люди хорошие, но есть лучшие» так и витает по экрану. Единственным антагонистом этого праздника добра и взаимопомощи сценаристы назначали главврача клиники, ожидающего подставы со стороны ревизора и страшно перепугавшегося за собственную жизнь. Плюс он же, то ли по разгильдяйству, то ли по коррупционной составляющей чуть ли не довёл вверенное учреждение до взрыва с последующим пожаром. В итоге его под руки выводят из здания соответствующие органы, но в таком состоянии, что впору не в Бутырку, а в Кащенко.

В целом же обстановка в больнице совпадает с реальностью. Полная растерянность и неготовность противостоять иноземному врагу. Который уже успел смертоносно пройти по миру… но нам из поговорки известно, когда русский мужик начинает креститься.

Спасают положение, как и на войне, «лейтенанты» - от ревизора, оказавшейся в деле отличным хирургом, до рядового медперсонала, рискующего и не спящего сутками, но не уходящего с поля битвы. Пусть мягкий, но укол тем «генералам», что отвечают за отечественное здравоохранение в целом.

Плюс русский респект китайским производителям медоборудования, чьи недорогие аппараты ИВЛ оказались «вполне ничего себе», а то говорят – «их пуховики и одного сезона не выдерживают». В остальных случаях выручает исконно наша смекалка – в ход идут маски для снорклинга (говорят, вполне документальная история). Правда, для этого озарения чья-то мама должна находиться в критическом состоянии…

В чём минусы. Предсказуемость развития сюжета в целом, когда реальная ситуация пандемией, по большому счёту, непредсказуема даже сегодня. Через 15 минут опытному зрителю обязательно станет ясно, что создатели ленты подводят его к мысли – у нас все люди хорошие, даже если когда-то ступили на скользкую дорожку и не являются образцовыми семьянинами. Но сколько мы видели в жизни таких «перековок»? 

В финале герой как бы переживает моральное перерождение и готов хоть завтра встать к операционному столу, хотя в тот момент ещё никто не думал не гадал о ковидных доплатах (которые ушли вместе с пиком пандемии). Взрослый человек, он должен понимать, что когда-нибудь новое импортное пальто его обожаемой мамы снова станет старым.

Вот пойти в чиновники от медицины – это да. Но ведь тоже скользкая дорожка, которая при фатальных обстоятельствах может довести и до Лефортово…

На мой взгляд, ошибка создателей ленты – и творческих работников, и продюсеров – в том, что они хотели угодить сразу всем. И власти, и общественному мнению, и зрителям. Кому больше повезло, судите сами.

(в кадре из фильма – Спаситель с уголовным прошлым)

Леонид Черток 


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Май 2024 (190)
Апрель 2024 (354)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)







Деньги


все материалы
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20