Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Такие разные фанаты: Дело об убийстве Егора Свиридова перестаёт быть чисто уголовным

А произошло следующее. В ночь с 5 на 6 декабря 2010 года на Кронштадтском бульваре в Москве выстрелом из травматического пистолета был убит болельщик «Спартака» Егор Свиридов. Преступление приобрело большой общественный резонанс и вызвало массовые беспорядки на Манежной площади. Задержанному по подозрению в убийстве Свиридова 27‑летнему Аслану Черкесову также предъявлены обвинения в совершении других преступлений - хулиганстве, грабеже, покушении на убийство. В рамках этого же уголовного дела предъявлено обвинение уроженцам Дагестана - 20‑летним Акаю Акаеву, Артуру Арсибиеву и Нариману Исмаилову, 19‑летнему Хасану Ибрагимову и 21‑летнему Рамазану Утарбиеву, которые обвиняются в хулиганстве и умышленном причинении легкого вреда здоровью.

20 октября коллегия присяжных в составе 12 человек вынесла свой вердикт. Она признала Черкесова и пятерых выходцев из Дагестана виновными и не заслуживающими снисхождения по всем 29 вопросам, сформулированным судьей. Убийце Свиридова не хватило всего двух голосов, чтобы быть оправданным - голоса присяжных разделились 8 к 4. А по закону равное число «за» и «против» трактуется в пользу обвиняемого. В принципе, на такой исход и рассчитывали подсудимые, которые сами же и настояли на суде присяжных. Но, похоже, общественный резонанс испортил им всё дело...

На минувшей неделе председательствующий судья Андрей Расновский выслушал стороны обвинения и защиты по приговору выходцам с Кавказа. Сначала слово взяли прокуроры, которые огласили материалы дела, характеризующие личность каждого из подсудимых. Выяснилось, что Аслан Черкесов неоднократно привлекался в родном Нальчике за избиение и кражи. Правда, его признали виновным лишь однажды - за угон машины в 2007 году. Однако по нормам российского процессуального кодекса это уже считается рецидивом. Остальные подсудимые не были замечены в нарушении закона и получили положительные характеристики с мест работы и учебы.

«Просим признать Черкесова виновным по части 2 статьи 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде 18 лет лишения свободы; по части 3 статьи 30, пунктам А, И части 2 статьи 105 назначить наказание в виде 13 лет; по части 2 статьи 213 назначить наказание в виде 6 лет и 6 месяцев; по пункту А части 2 статьи 115 назначить наказание в виде 1 года и 6 месяцев; части 1 статьи 161 назначить наказание в виде 3 лет и 6 месяцев лишения свободы. Путем частичного сложения наказаний окончательно просим определить наказание Черкесову в виде 23 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима», - зачитала подготовленное предложение по приговору прокурор Мария Семененко. Остальным пяти подсудимым гос­обвинение попросило назначить по 8 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Внимательно слушавшие прокурора подсудимые пришли в бешенство, а потом начали смеяться. Видимо, в их представлении именно так должны себя вести настоящие джигиты, для которых тюрьма - дом родной Адвокаты обвиняемых попросили о смягчении приговора, так как «доказательств сговора представлено не было». Защитник Артура Арсибиева, например, отмечает, что «приговор может перечеркнуть жизнь 20‑летнему парню».

Адвокат Рамазана Утарбиева заявил, что «в процессе следствия не появилось доказательств, кому подсудимый нанес удары, и не доказано, что все участники сговорились избить потерпевших». Оба защитника попросили оправдать своих подопечных. «Наказывать только за то, что подсудимые - кавказцы, нельзя», - отметил представитель Утарбиева.

Адвокат Ибрагимова и вовсе назвал ошибкой то, что «положились на суд народа (коллегию присяжных), который не считает кавказцев частью своего народа».
Адвокат же Черкесова Дмитрий Панков, заявил, что второй вопрос для присяжных (дающий право обвинить Черкесова в умышленном убийстве и сговоре) был неправильно сформулирован: по нему нельзя сделать выводы, что подсудимый знал о последствиях стрельбы из травматического оружия.

Обвиняемым предоставлено право последнего слова. Но двое говорить отказались.
Высказывание Рамазана Утарбиева: «Ни один присутствующий в зале не может опровергнуть то, что сказал мой адвокат, а именно - что наказание слишком сурово. Мы, наверное, первые, кому хотят дать 8 лет за такое преступление (дали 5). Никогда не думал, что окажусь за решеткой. Но если бы я снова оказался в той ситуации, поступил бы точно так же».
Главный фигурант дела Аслан Черкесов был немногословен: «Кому-то за убийство дают 8 лет, кому-то за шесть умышленных убийств дают 16 лет, а мне за самооборону просят 23 года. Считаю это чрезмерно суровым наказанием. Пытаются поставить крест на моей жизни, жизни моего ребенка и моей семьи, Следователь не верил в мои слова, он писал одно, а я говорил другое. Из меня сделали зверя. Люди просто так ломают судьбы молодых ребят. Мы же - будущее России».

Действительно, приговор суровый, даже чересчур. Ведь по факту убийство произошло в драке, за такое в судебной практике меньше дают, чуть ли не состояние аффекта. Однако и на самооборону я бы не сваливал. На моей памяти есть пример, когда парня по статье о превышении необходимых её пределов закатали на 4 года в зону совсем незаслуженно. Как-то студенты геологоразведочного факультета МГУ поехали в подмосковное Нахабино за образцами пород для лабораторной. Решили совместить приятное с полезным, устроили пикник. В компании были девушки, их завожделела местная шпана, началась разборка. Какой-то «баклан» стал размахивать ножом, пытался ударить, один из студентов защитился бутылкой, которая разбилась. На беду в ней оказалась кислота для промывки образцов породы, попала в глаз нападавшему, после чего тот частично ослеп. Именно наличие кислоты сподвигло народных заседателей вкатить студенту по максимуму, хотя местные жители хором подтверждали - угроза жизни была, тот «баклан» совсем отмороженный, мог и пырнуть. Потом я консультировался с тестем-юристом. Он объяснил мне доходчиво - советское законодательство в основном оправдывает защиту только голыми руками, в остальных случаях срок вполне реален. Ну, а если ты вдобавок каратист...

Аслан зря начал стрелять по любому, ведь, как я понимаю, драка шла фактически один на один. Просто парень понтонулся, что со стволом, теперь за это отвечает. Ему дали бы меньше, если...

7 декабря. Фанаты «Спартака» перекрыли движение по Ленинградскому проспекту, устроив акцию в память о погибшем Свиридове прямо около Головинской прокуратуры.
8 декабря. Болельщики «Спартака» на 20 минут остановили матч Лиги чемпионов с «Жилиной». Фанаты вели себя агрессивно, причиной чего стала гибель их соратника Егора Свиридова.
11 декабря. Преступление вызвало широкий общественный резонанс. На Манежной площади произошли массовые беспорядки из-за решения следователей отпустить виновных в нападении на компанию Свиридова.
Говоря языком улицы, в конце прошлого года наша власть серьёзно перетрухала, увидев, как легко без её участия может собраться агрессивная толпа, с которой заново хоть на Берлин, хоть на Грозный. И то, что многие почувствовали этот испуг, власть не простит никому, никогда и ни за что. Просто уверен, из Кремля поступила команда наказать обе стороны так, чтобы неповадно было.

Обвиняемым в организации беспорядков на Манежной сейчас тоже не сахар. Слава Б-гу, обошлось без трупов, десятком разбитых носов и националистическими лозунгами на стенах метро, из которых выделялся знакомый с детства «Бей жидов». Однако в приговоре, где сроки тоже немалые - 8-6-5 (в итоге от 2 до 5) - больше говорится о «причинении невыносимых душевных страданий сотрудникам правопорядка, обеспечивавших порядок на площади. ОМОНу то есть. Я-то думал, там бойцы-волкодавы служат, оказалось, кисейные барышни...   

Главный же парадокс состоит в том, что реальные сроки получили совсем не представители «Славянского союза», ДПНИ и прочей коричневой погони, а активисты «Другой России». Те, кто выводил своих сторонников не кого-то бить и линчевать, а митинговать против разгула коррупции в стране. А это совсем другой коленкор - не хулиганская выходка, а политическая акция.

В общем, все попали под раздачу, но лично у меня сочувствия больше к тем, кто буянил на Манежке. Хотя бы по поведенческим мотивам. Обвиняемые по делу убийства Егора Свиридова, как будто сговорившись, даже во время зачтения обвинительного заключения демонстрировали своё пренебрежение к происходящему. Улыбались, ёрничали и гримасничали, порой даже усаживались на скамье для подсудимых спиной к суду и присяжным. Типа, имели мы вас, дорогие москвичи. Ну, это мы поглядим, кто кого ещё поимеет...

На самом деле, за этой бравадой скрывается лишь трусость, страх, в какую колонию судьба закинет и кто там «масть держит». Если славяне - то всё, суши весла, сливай воду, выжить им там будет, ну очень сложно.

Впрочем, ребята с Кавказа могли хорохориться ещё и в надежде, что до мест не столь отдалённых успел дойти слух о том, что они не просто одиночки-отморозь, а представители грозной этнической экстремистской группировки, такие сведения звучали на слушании из уст представителя МВД. Типа ходя по Москве такие «горные орлы», которые мстят за обиды и могут дать отпор кому угодно, даже организованным футбольным фанатом. Ну, не зря же над залом суда постоянно витал народный гул - Кавказ обурел окончательно.

Как-то странно это смотрится (и слышится) на фоне постоянных увещеваний президента и премьера в том, насколько Кавказ дорог России. Действительно, недёшев, наши кровные миллиарды улетают то на футбол, то на праздники с концертами звёзд мировой величины, нам даже изредка милостиво разрешают посмотреть это по телевизору. За наши же деньги...

Конечно, всё неоднозначно, в обоих делах полно место для предвзятости. В том-то и весь фокус, почему решено было дело об убийстве Свиридова слушать с участием присяжных заседателей, поскольку профессиональный судья или состав судей мог легко признать подозреваемых виновными или невиновными, а правозащитники сочли бы такой приговор в любом случае заказным. Конечно, и на них давление оказывалось, пусть не спланированное и исключительно психологическое, но в этом случае меньше подозрений в предвзятости.

По-моему, любить друг друга нас уже ничего заставить не может, слишком много ошибок сделано с той и другой стороны. Но вот хотя бы уважать, да ладно, просто терпеть совместное проживание в одной стране и в одном городе, ещё можно попробовать. При условии, если гости примут наш уклад, а не будут навязывать свой хозяевам.

Правда, слова Рамазана Утарбиева - я поступил бы точно так же - на многом ставят крест. Ведь их можно интерпретировать так - стрелял, стреляю и буду стрелять. Здесь не горы, парень...

 

Леонид Черток

 

 Фото РИА Новости

 


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2021 (315)
Август 2021 (366)
Июль 2021 (352)
Июнь 2021 (341)
Май 2021 (311)
Апрель 2021 (349)



Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20