Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Судейская этика в «кривом» зеркале Ненецкого округа

Малый по численности населения Ненецкий округ местные жители называют «стеклянным». Все и всё друг про друга знают. В отличие от более многочисленных регионов нашей страны, власть и правоохранительная система округа находятся «на расстоянии вытянутой руки» от обычных граждан. Все плотно связаны друг с другом системой вертикальных и горизонтальных родственных, партнерских и других жизненных связей и конфликтов.

 В этих условиях интересы представителей власти, силовиков, адвокатов и судей переплетены весьма причудливым образом. Кто-то кому-то всегда чем-то обязан или что-то «должен». И в этом клубке корпоративных интересов обычному жителю-гражданину рассчитывать на беспристрастность и объективность этой системы или на гарантированную Конституцией РФ защиту прав и систему сдержек и противовесов, заложенную в правоохранительную систему, практически не приходится. В случае чего, их шансы «на справедливость» близки к нулю. Ниже приведу пример того, что бывает со строптивыми, по мнению системы, людьми. И на конкретном примере опишу, как эта система таких людей методично и жестоко ломает и уничтожает «в назидание» всем остальным. Напоминаю читателям, что располагаю копиями необходимых документов и информацией от участников событий.

У меня есть близко и хорошо знакомый мне много лет человек, коренной житель НАО. Но он уже много лет проживает в другом северном субъекте страны. Дальше буду называть его просто Гражданином. Около десяти лет он борется с тяжелым хроническим и полностью неизлечимым заболеванием. Перенес за это время около десятка тяжелых операций и курсов лечения. Около семи лет назад у него возник конфликт с местной полицией, которой не нравился «бизнес», в котором он работал. Неприязненное отношение правоохранителей возникло из-за того, что Гражданину удавалось длительное время отбиваться от претензий и «наездов» полиции, в том числе и через суд.

Спустя какое-то время в силу обстоятельств, требующих отдельного изложения, терпение полиции закончилось. А неприязнь перешла в открытую ненависть. В отношении Гражданина было возбуждено уголовное дело, тянувшееся не один год. В результате он получил в окончательном итоге исправительные работы с удержанием части заработной платы за незаконную предпринимательскую деятельность, подлежащую обязательному лицензированию. Правда, на момент возбуждения уголовного дела он этой деятельностью уже не занимался. А дело было сфабриковано полицейскими. Именно поэтому следствие продолжалось так долго. Отрабатывал наказание по приговору в Нарьян-Маре. Несмотря на приговор, Гражданин сумел добиться через суд выплаты компенсации морального вреда в размере нескольких десятков тысяч рублей за необоснованное затягивание рассмотрения уголовного дела полицией округа. Симпатий к Гражданину со стороны полиции и всей правоохранительной системы округа это обстоятельство не добавило.

Замечу, что весь период следствия и судебного разбирательства Гражданин, несмотря на подтвержденное медицинскими документами тяжелое хроническое заболевание, находился под подпиской о невыезде. А его ходатайства сначала следователю, а потом и суду необоснованно оставлялись без удовлетворения, чем здоровье и жизнь этого человека ставились под реальную угрозу. Своей вины Гражданин не признал. На «сотрудничество» со следствием в виде оказания полиции неких «информационных услуг» в отношении активно интересующих полицию третьих лиц в обмен на прекращение дела и возможность спокойной работы «в бизнесе» Гражданин не пошел.

Судебное разбирательство сопровождалось существенными нарушениями, которые стали предметом кассационной жалобы Гражданина, поданной в соответствующую судебную инстанцию в Санкт-Петербурге. По уже сложившейся недоброй традиции ее рассмотрение снова необоснованно затягивается. До настоящего времени рассмотрение кассации в нарушении процессуальных сроков так и не состоялось.

По указанным причинам, полиция искала поводы «наказать» строптивого Гражданина. Такой повод нашелся благодаря откровенной человеческой подлости. Пользуясь тем, что Гражданин «отбывает наказание», его коллега по работе решила не отдавать ему долг. В качестве альтернативы возврата долга коллега и ее мать стали шантажировать Гражданина тем, что если он не откажется от своих требований, то коллега обратится к знакомым в полицию. Угроза была исполнена. Гражданина обвинили в мошенничестве, хотя по факту жертвой мошенничества стал он сам. Понятно, что полиция свой шанс не упустила. В полиции коллеге помогли «правильно» составить заявление. Дело было состряпано, прокуратура округа подмахнула его несмотря на нестыковки и недоказанность вины Гражданина и явные домыслы следователей. В суде дело рассматривал судья горсуда Шитиков, который провел и большую часть предыдущего судебного процесса. Мать коллеги в суде подтвердила, что дело могло быть решено и в гражданском суде (сумма претензий составляла около 70 тыс. рублей). Также она подтвердила и тот факт, что ее дочь обратилась в полицию по ее настоянию, так как она (мать) была уверена в том, что в полиции Гражданина из-за его судимости «обязательно зацепят». Понятно, что в ходе расследования  уголовного дела и судебного разбирательства Гражданина опять держали в Нарьян-Маре под подпиской о невыезде, где он не имел возможности проходить ни надлежащее обследование, ни лечение. И этим снова ставили под угрозу его здоровье и жизнь.

Гражданин вину не признал. Судья Шитиков оказался верен себе. Вместо того, чтобы отправить дело в гражданский суд, односторонне выбирая доказательства, он необоснованно установил Гражданину Рецидив преступления и без учета состояния его здоровья приговорил его к наказанию лишением свободы в колонии-поселении сроком на 2 года 8 месяцев. До вынесения приговора Гражданин заявил о резком ухудшении состояния здоровья и обратился с ходатайством к судье Шитикову с просьбой перенести заседание, чтобы он смог посетить врача, в очередь к которому он уже записался. Судья Шитиков в удовлетворении ходатайства отказал, заявив, что Гражданин не представил ему документы, подтверждающие ухудшение его состояния здоровья. Очевидно, что занятия по юридической логике в университете судья Шитиков пропустил, поскольку представить документы об обострении состоянии здоровья невозможно до посещения врача, о чем, собственно, Гражданин и попросил суд.

Через несколько дней после вынесения приговора Гражданин после того самого приема у врача был экстренно госпитализирован в окружную больницу. Там ему смогли купировать острое состояние, и после осмотра профильными специалистами, которых в округе всего по одному человеку с длительной очередью и ожиданием приема, выдали направление на обследование в профильных медучреждениях за пределами округа.

Слабая надежда на справедливость у Гражданина сохранялась, и она была связана с рассмотрением его апелляционной жалобы, направленной его защитниками. Проблема состояла в том, что этой инстанцией является суд НАО, который не склонен, как показывает статистика рассмотрения апелляционных жалоб в этом суде, разбираться в деталях рассматриваемых дел, вынесенных их коллегами по окружному судейскому сообществу. Демонстративная корпоративная солидарность судей округа неизменно берет верх над законом и судейской этикой. Исключения, как говорят знающие люди, составляют дела в отношении лично проштрафившихся перед судебным или окружным руководством судей, а фаворитам начальства нарушения «сходят с рук».

Поэтому ведение представления в этом жестоком цирке от судьи Шитикова перешло к судье НАО Аршинову, в котором он сразу обозначил свое крайнее и нескрываемое неприязненное отношение к Гражданину и всем предоставляемым им документам. Здесь следует пояснить, что на момент начала разбирательства апелляционной жалобы Гражданин уже проходил обследование по своему месту жительства в другом субъекте РФ, где его уже неоднократно спасли от смерти местные врачи. Особенно и представителя прокуратуры, и солидарного с ним судью Аршинова раздражало, хотя правильнее было бы сказать, судя по их поведению, бесило настаивание Гражданина на его законном праве личного участия в процессе по его апелляционной жалобе. В не меньшей степени бесили двух этих служителей закона и правосудия ходатайства Гражданина с просьбами о переносе заседаний суда из-за резкого ухудшения его самочувствия, и присылаемых им подтверждающих это состояние медицинских документов. В одном из них четко было указано об обнаружении у него опасного рецидива заболевания, по которому его лечили ранее и по которому он состоял на учете и должен был проходить регулярные (раз в два-три месяца) углубленные обследования. Было также указано, что рецидив требует немедленной операции и последующего лечения. Операцию ему вместо нормативных 7 – 10-ти дней из-за эпидемии ковид смогли сделать только через месяц, пока подошла его очередь.

Это явно не входило как в планы обвинения, так и в планы судьи Аршинова, которому все было очевидно, поскольку менять приговор он явно не собирался, и планировал формально рассмотреть апелляционную жалобу в кратчайший срок. Возможно (это мое предположение), что такая спешка была как-то связана с присвоением судье Аршинову в июле этого 2021 года пятого квалификационного класса. Как раз в период рассмотрения апелляционной жалобы Гражданина.

Демонстративно наплевав на все ходатайства и приложенные к ним диагнозы, анализы, больничные и т.п., судья Аршинов поручил судебным приставам облсуда субъекта, в котором находился Гражданин, доставить его в помещение суда для «принудительного» личного участия Гражданина в заседании в режиме видео-конференции, на котором он собирался вынести апелляционное постановление.

Показательный эпизод этого жестокого судебного цирка: параллельно с поручением приставам судья Аршинов поручил своим помощникам дозвониться в больницу, в которой Гражданин проходил обследование, и где ему предстояла операция и лечение. Он поручил выяснить у врачей два обстоятельства. Во-первых, может ли Гражданин самостоятельно ходить. Во-вторых, может ли он говорить. Ничего другого, типа реального самочувствия Гражданина, его физического, психологического, эмоционального и умственного состояния, сможет ли он физически высидеть (или выстоять) заседание, насколько он сможет с учетом его физического состояния адекватно участвовать в процессе, судью Аршинова совершенно не интересовало. Впоследствии он сильно негодовал в судебном заседании по поводу того, что его помощников медработники послали практически «на три буквы» и отказались предоставлять по телефону какую-либо информацию в отношении своего больного, правомерно предложив представителям суда НАО обратиться к ним  с официальным запросом с конкретно сформулированными  вопросами, как того и требуют нормы закона.

Кстати, о своем решении принудительно доставить Гражданина для «личного участия» в заседании судья Аршинов не проинформировал ни Гражданина, ни представителей его защиты. Защитники это поняли уже после начала заседания, когда судье Аршинову не удалось установить виде-конференцсвязь с судом в другом регионе, и какое-то время не удавалось связаться ни с судом, ни с судебными приставами по телефону. Защита, да и сам Гражданин были уверены, что заседание будет перенесено, так как своевременно было представлено личное ходатайство Гражданина о переносе и подтверждающие его состояние документы. И в этих обстоятельствах судья Аршинов сначала был обязан рассмотреть ходатайство и вынести определение либо о его удовлетворении, либо об отказе в удовлетворении по веским основаниям и решении о предусмотренных законом мерах для обеспечения личного участия Гражданина в заседании, или рассмотрении дела без его участия.

Через некоторое время приставы прислали рапорт, в котором указали, что по указанному им адресу Гражданина, на их звонки в дверь и по телефону им никто не открыл и не ответил. Опрос соседей подтвердил, что Гражданин по указанному адресу проживает. Позже выяснилось, что из-за сильных переживаний накануне заседания у Гражданина резко ухудшилось самочувствие, из-за чего он не спал практически всю ночь, и уснул под утро после приема больших доз успокаивающих и обезболивающих препаратов. По этой причине звонков в дверь и по телефону не слышал. Дома утром находился один. О визите приставов и решении о его принудительном доставлении в суд для личного участия в процессе в режиме видео-конференции узнал позже от защитников.

По требованию защиты судья Аршинов был вынужден сделать перерыв, во время которого, наконец, соизволил оформить и направить в больницу официальный запрос. Официальный ответ был оперативно подготовлен и отправлен в суд НАО. Правда, по благополучному для суда НАО стечению обстоятельств. Дело в том, что у лечащего Гражданина врача был небольшой перерыв между операциями, который ему вместо отдыха и подготовки к следующей операции пришлось потратить на подготовку срочного ответа судье Аршинову, имевшему до этого более чем достаточно времени для подготовки и отправки такого запроса, чтобы неоправданно не загонять в жесткий цейтнот врачей и не ставить под угрозу жизни их пациентов.

Судья Аршинов зачитал в заседании поступивший ответ. А рьяный представитель прокуратуры после этого, наконец, «закрыл рот». То есть перестал «крайне эмоционально» настаивать на том, что Гражданин злоупотребляет своим правом на личное участие в процессе, а сам умышленно затягивает судебный процесс, для чего «придумал себе болезнь» и печатает дома на компьютере всякие липовые справки. На первом заседании он даже требовал от судьи Аршинова объявить Гражданина в федеральный розыск и доставить его чуть ли не в наручниках в Нарьян-Мар для «обеспечения» личного участия в процессе. А основанием для этого безумного требования стала опечатка в ходатайстве Гражданина, где он не исправил свой адрес в Нарьян-Маре на адрес прописки по месту жительства (есть в материалах дела), где уже проходил обследование, так как в качестве шаблона использовал одно из прежних ходатайств. Из текста Ходатайства и ранее представленных защитой документов было очевидно, где и по какому адресу находится Гражданин. В отличие от рьяного прокурора судья Аршинов помнил, что однажды, за аналогичные финты следователей с федеральным розыском для незаконного продления сроков следствия Гражданин уже отсудил себе компенсацию морального вреда. Думаю, что всем заинтересованным вышестоящим инстанциям, которые вознамерятся реально разобраться в случившемся после этой публикации, имеет смысл начать с прослушивания аудио записей заседаний суда, чтобы оценить «темперамент» и аргументацию участников этого жестокого и беспринципного представления.

На момент даты заседания, на которое судья Аршинов вознамерился силой доставить Гражданина для обеспечения его права на «личное» участие в процессе, судья Аршинов был проинформирован защитой о том, что Гражданин был уведомлен из поликлиники по телефону о назначении на госпитализацию для проведения операции. Операция должна была быть проведена через четыре дня после заседания. А в дни, предшествовавшие операции, Гражданин проходил последние назначенные ему перед операцией анализы и исследования. Они были указаны в письменном направлении на госпитализацию, которое Гражданин официально получил через два дня после заседания и в тот же день направил копию судье Аршинову. Судья Аршинов в этот раз был вынужден перенести заседание. Хотя сразу было очевидно, что это перенесенное заседание будет проходить уже после операции и уточнения диагноза по ее результатам.

За несколько дней до назначенного судьей Аршиновым заседания Гражданин направил ему Выписной эпикриз с информацией о сделанной операции и точным диагнозом и назначениями по последующему лечению. Поясню, что Выписной эпикриз - это официально установленная нашим Минздравом форма медицинской справки (форма 027/у). Указанный в ней диагноз, а также факт прохождения Гражданином лечения в специализированном медучреждении соответствовали основаниям, указанным в Перечне заболеваний, препятствующих отбыванию наказания лишением свободы. Также защитой Гражданина судья Аршинов был проинформирован о том, что Гражданин в связи с выявленным рецидивом заболевания и назначенного лечения начал оформление инвалидности. Вечером накануне заседания судья Аршинов устно через представителя защиты потребовал от Гражданина направить ему к заседанию некую медицинскую справку не указанного им номера формы Минздрава, о том, что Гражданин находится на лечении по месту жительства и о прохождении лечения. Такая справка «не установленной формы» была Гражданином представлена. Честно говоря, это требование больше похоже на какое-то откровенное и изощренное глумление над больным человеком, который в этот день должен был оформляться в больницу для дальнейшего лечения после операции. Тем более, что на возражения защиты о подтвержденном диагнозе и прохождении лечения, судья Аршинов на «итоговом» заседании суда по апелляции заявил о том, что Гражданин «не представил справку, подтверждающую наличие у него заболевания». Очень похоже, что судья Аршинов, так же, как и его коллега по цеху Шитиков, тоже пропустил некоторые занятия в университете. В частности те, на которых будущие юристы изучали формы медицинских справок Минздрава, и в которых официально фиксируются установленные гражданам диагнозы и заболевания.  

Где-то через пару недель после итогового заседания по апелляционной жалобе медкомиссия определила Гражданину вторую (нетрудоспособную) группу инвалидности. Очевидно, что судья Аршинов предполагал такое развитие событий, и именно по этой причине отказал Гражданину в переносе даты рассмотрения жалобы и поспешно вынес апелляционное постановление. Правда, для этого ему пришлось пойти сразу на три серьезных нарушения процессуального законодательства и требований Кодекса судейской этики.

Во-первых, он провел процесс и вынес апелляционное постановление по жалобе Гражданина без его личного участия, не имея на это никаких законных оснований.

Во-вторых, он не удовлетворил ходатайство Гражданина и его защиты о переносе даты заседания до окончания им назначенного лечения и улучшения самочувствия.

В-третьих, он оставил без изменения приговор в части наказания Гражданина лишением свободы, имея в своем распоряжении установленный диагноз о заболевании и прохождении Гражданином лечения в профильном лечебном учреждении и входящим в указанный выше Перечень заболеваний, исключающий наказание лишением свободы, а также будучи проинформированным об оформлении Гражданином инвалидности в связи с лечением по этому заболеванию.

Поступление справки об инвалидности, если бы эта справка поступила в суд до даты рассмотрения апелляционной жалобы, еще больше усугубила бы ответственность судьи Аршинова в том случае, если бы он и при ее наличии оставил приговор без изменений. Изменение приговора поставило бы под непосредственный удар коллегу Аршинова судью Шитикова. Который, по имеющейся у меня информации, во время «итогового» заседания судьи Аршинова нервно «нарезал круги» на другом этаже местного Дворца Правосудия.

Также непонятно, с какой целью в качестве зрителя на этом «итоговом» заседании, которое прошло в рекордно короткие сроки (не более 10-ти минут), присутствовал недавно назначенный «молодой» судья Слонов. Возможно, он пытался набраться опыта в процессе «старшего товарища». Возможно, сидел в заседании для его «моральной поддержки», поскольку знал о предстоящем грубом нарушении судьей Аршиновым процессуального законодательства и Кодекса судейской этики. Возможно, контролировал судью Аршинова, оказывая на него психологическое давление, чтобы судья Аршинов «не дал слабину», идя на такие серьезные нарушения. Поскольку из этого процесса складывается реальное ощущение, что судья Аршинов действовал «под давлением», чего не должен был себе позволять, как судья, в соответствии с Кодексом судейской этики. Чтобы сократить и так затянувшееся изложение, рекомендую читателям ознакомиться с этим Кодексом по указанным на него ссылкам. Чтобы понять полное отличие изложенных в этом Кодексе принципов российского правосудия и реального «ненецкого правосудия» в интерпретации судей Шитикова и Аршинова.

Здесь сразу отмечу, что мной в интересах Гражданина была подготовлена и направлена соответствующая жалоба на судью Аршинова в Квалификационную коллегию судей НАО. В ней я, в частности, написал:

«По поведению и действиям судьи Аршинова в судебном процессе сложилось впечатление, что он не знает, что такое гарантированные Конституцией РФ права человека. В том числе, право на жизнь, на здоровье, на справедливый и непредвзятый суд. Очевидно также, что судья Аршинов не знает о Конституционном принципе презумпции невиновности, в соответствии с которым сомнения в виновности, которые не могут быть устранены должным образом, всегда рассматриваются (трактуются) в пользу обвиняемого до тех пор, пока не доказано обратное, что Обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, и Суд, вынося обвинительный приговор, не вправе опираться на предположения. По крайней мере, вопреки действующему законодательству и Кодексу Судейской этики, судья Аршинов не считает обязательным для себя следовать этому конституционному принципу, продублированному во всех кодексах, определяющих наказания».

Полагаю, что мои оценки «аршиновских» методов ведения судебных разбирательств в равной степени относятся и к судье Шитикову, да и к  некоторым другим судьям НАО. Авторитета местному правосудию эти «методы» не добавляют. Так же, как и действия следователей и прокуроров, которых эти «аршиновские» методы откровенно «покрывают» и порождают у них ощущение полной безнаказанности и вседозволенности. Все подобные незаконные и безнравственные действия представителей правоохранительной системы НАО лишь активно повышают градус социальной напряженности в «стеклянном» Ненецком округе и разлагающе действуют как на всю правоохранительную и судебную системы НАО, так и на  жителей Ненецкого округа.

В этой связи у меня возникают вопросы и к судебному сообществу как Ненецкого округа, так и к руководству и судебному сообществу России, которые согласуют кандидатуры судей и предлагают их Президенту РФ Путину для утверждения. Да и к самому уважаемому мной Президенту страны, являющемуся гарантом Конституции России и конституционных прав граждан, тоже возникают вопросы по поводу профессиональных и этических качеств некоторых назначаемых им судей.

Если исходить из требований Кодекса судейской этики, то с учетом всех действий в ходе судебного разбирательства, судья Аршинов не имеет морального права быть судьей, так как он наносит непоправимый ущерб судейскому сообществу и дискредитирует понятие российского правосудия. Я хотел бы увидеть ответы от указанных лиц, в которых бы мне и жителям Ненецкого округа объяснили, как в 21 веке в России, являющейся правовым государством, возможно многолетнее целенаправленное моральное и физическое уничтожение человека, гражданина России, лишь за то, что он не признает свою вину по откровенно сфабрикованным в отношении него уголовным делам. Я бы хотел увидеть объяснения того, почему хронически больного человека-инвалида вопреки требованиям действующего законодательства и Конституции РФ методично, длительное время с безжалостной жестокостью, даже допуская какую-то его незначительную вину, несоразмерными обеспечительными мерами и наказаниями уничтожают психологически, и по факту умышленно доводят его до смерти причинением необратимого вреда его здоровью. И этому судебному и правовому беспределу в Ненецком округе должен быть положен конец.

Борис Дульнев

Специально для ИА RUSNORD


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Январь 2022 (189)
Декабрь 2021 (406)
Ноябрь 2021 (353)
Октябрь 2021 (354)
Сентябрь 2021 (365)
Август 2021 (366)



Деньги


все материалы
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20