Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Женщина твоего кошмара в «Медее» Александра Зельдовича

Женщина, которая вызывает в вас ужас? Та, что убила своих детей (речь не об абортах). Не из-за голода, безнадёжной болезни или в приступе помешательства от отчаянной ситуации. Убила как доказательство своей любви к мужчине.

Античная трагедия Еврипида, достававшая до печёнок его современников, в актуальной сегодняшнему моменту интерпретации. Не каждый возьмётся, разве что такие мастера киношока, как Пазолини и фон Триер. И Зельдович.

Александр Зельдович в плеяде российских режиссёров считается рекордсменом малокартинья – четыре полнометражных фильма за более чем тридцатилетие творческой деятельности. Долго пишет, долго выбирает натуру, долго снимает. И в каждом кадре много его. Дело зрителя, принимать увиденное или нет. Даже не простого зрителя, но кинокритиков и коллег по цеху.

Самый неожиданный эффект от его версии «Медеи» - многие мужчины, вспотев при просмотре, выйдут из зрительного зала и скажут: «Конечно, не до такой степени… но с чем-то подобным я сталкивался в жизни». Кино – искусство преувеличения. Только не каждый из нас Ясон. И Медеи наперечёт.

Медея Зельдовича рождена в холодной и очень неуютной (так в кадре) России. Типичная история провинциальной студентки в столице, по уши влюбившейся в преуспевающего женатого москвича и родившая от него двух детей. Как честный человек, новорусский Ясон должен… но он этого не делает. То есть, из семьи не уходит, чего-то ждёт, бизнес на бетоне предполагает обстоятельность. Мало вы знаете похожих историй в реальной жизни? То-то…

Тут начинаются нюансы, выстраивающие сюжет драмы. Возлюбленный не только москвич, но и еврей, всё чаще посматривающий в сторону Земли Обетованной (причины понятны без расшифровки). Но не было бы счастья… законная жена ударяется в православие и ничего слышать не хочет. Что даёт твёрдую почву для развода и ухода в новую семью, дипломированный инженер-химик готова с ним хоть на край света.

Меж тем в неуютной России происходят такие же неуютные дела. Неблагодарный шурин, которого сестра перетащила в столицу, пристроенный оперативником в ФСБ, собирается «доить» их семейного благодетеля как корову-рекордистку. Повинен смерти, решает сестрёнка и незамедлительно приводит приговор в исполнение, не очень умело заметая следы. Теперь один путь - в Израиль.

Израиль у Зельдовича, а, точнее у его постоянного оператора Александра Ильховского, совсем не тот, что у Лунгина. В «Эсаве» он душный, в «Медее» - яркий, праздничный, наполненный не жарой, а теплом и воздухом, даже в кадрах старого Иерусалима. Трудно представить, что там могут творится страшные дела. Но придётся…

Жизнь этих новых репатриантов складывается по схеме тех, кто приехал на историческую родину с большими деньгами. Вместо пособий и социальных квартир – модный просторный дом, на смену тяжёлому бетону пришли изящные нано-технологии.

Не меняются только главные герой. Евгений Цыганов продолжает изначально выбранную актёрскую линию – многозначительное молчание (за что любят зрители и ценят режиссёры) в ожидании одного эмоционального взрыва (что уже было во многих картинах с его участием). Здесь это к месту, ибо в контексте стоит внутренний вопрос – «зачем я это сделал именно с этой женщиной?». На его фоне исполнительница роли как-бы-Медеи (в фильме она так и остаётся безымянной) - вихрь эмоций, темперамент на грани истерики. И эта грань часто стирается – если оргазм, то с потерей сознания. Зато всегда точно знаешь, притворяется она или как.

Можно ли женщину такого типа оставлять в роли хранительницы очага? Даже при наличии нянь, горничных, прочих атрибутов красивой жизни. Даже выводя её в светские тусовки. Где она легко даётся любому, на кого положила глаз, но при этом закатывает истерики главному мужчине в своей жизни – «Ты меня не любишь, потому что я старая!». Не в этом дело, жить рядом с таким типом женщин интересно, повышает самооценку, но и опасно. Смертельно опасно.

Пиком этой опасности становится весть из России об обнаружении тела брата-фсбшника. Медея своей причастности даже не скрывает – «всё же ради тебя, любовь моя». Спокойный, как удав, Алексей-Ясон уходит, оставив бешеной супруге дом (и нехилое содержание, что подразумевается, но остаётся за кадром), в тот момент предусмотрительно забрав с собой детей. Пробуждается человек… в брошеной жене проявляется дар Кассандры и тяга к знахарству (образование химика ей в помощь). Так и до наведения порчи недалеко…

Что делать в такой ситуации женщине, оказавшейся в бесконечно далёкой для неё стране? Далёкой и по национальному, и по религиозному признакам (через весь фильм проходит исповедь перед закрытой кабинкой христианского священника, возможно пустой). Только мстить.

Это могло бы стать гимном радикальному феминизму, но только не в версии Зельдовича. Абсолютно пассивная в плане созидания и гиперактивная в разрушении, его Медея ударяется в безудержный секс с каждым, кто привлекает её внимание. Будь то орально-пренебрежительный акт за деньги с жирным богачом или страстная любовь с многочисленными окончаниями со спецназовцем. Последний, кстати, её читает как открытую книгу – «ты тёмная дыра», «ты мелешь как жёрнов». Такой может быть опасен сам… уж лучше меланхоличный Ясон с его неопределённым «я, в общем-то, неплохой парень».

И так во всём. Даже, вроде бы, в благородном акте – помогла задержать арабского террориста с ножом. Просто походя сбила пробегающего («падающего – толкни»), как совершила очередную пакость, за которой следует очередная попытка вернуть Ясона – «ты пришёл… ты всё-таки меня любишь». Ответ – «только ради детей, ты им нужна» звучит в его устах как приговор. Детям…

Развязка наступает в экзотических интерьерах античного Израиля – дети, приговорённые отцом, падают со скалы. Он тоже падает – в обморок – Ясон-Цыганов ставит свою привычную точку в сюжете.

Еврипидовскую Медею карает гнев богов Олимпа. Зельдовичевская – просто растворяется в мировом пространстве. То ли в Россию вернулась, где её ждут суд-срок-Сибирь, то ли улетела в другое тёплое место, продолжая сеять секс-страх-разрушение. На Земле Обетованной от неё остаётся только злая память и часы, ведущие обратный отсчёт времени. Она так хотела оставаться вечной молодой, но поленилась изобретать Средство Макропулоса. Ведь это тоже называется «созидать».

Как хорошо, что Зельдович придумал сказку. Страшную, но сказку. Но с намёком…

к\ф «Медея» Александра Зельдовича включён в конкурсную программу Пятого кинофестиваля Arctic Open в Архангельске.

Леонид Черток  


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Январь 2022 (189)
Декабрь 2021 (406)
Ноябрь 2021 (353)
Октябрь 2021 (354)
Сентябрь 2021 (365)
Август 2021 (366)



Деньги


все материалы
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20