Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Ушедший за электричкой. Памяти друга, рассказ Юсупа Разыкова

- 1994 год. Январь. В центре фойе ВГИКа стоит грубо запаянный цинковый ящик. В ящике – то, что стало с Лёшей Саморядовым.

С Петей (Луциком) и Лёшей мы были странно близки, огромной взаимной симпатией, непонятно откуда взявшейся. Не помню, чтобы читали друг друга. Кайфовали от Цепеллинов, обменивались закусью и выпивкой, прямо через окна – наши комнаты в общаге соседствовали. Внизу 11 этажей…

В фойе подле ящика потрясённые люди. Растерянный Агишев. Заплаканные Лёшины девушки.

…Долгая дорога в Домодедово, в тесном кузове грузовичка, где поместился ящик, и вокруг него несколько друзей. С ящика то и дело падали бутылки с какими-то дикими цветными напитками. Многие из друзей уже перешагнули порог трагедии и окунулись в счастливое беспамятство. Юрка держался. Я не пьянел. Только отчего-то был зол.

На грузовом дворе аэропорта Лёшу выгрузили прямо на грязный снег. Грузовичок укатил. Неожиданно, рядом – никого. Только Юрка. Остальных будто стёр распад…. Что дальше делать? Через час вылет в Оренбург. Нашли какую-то контору, какая-то тётка в новенькой телогрейке назвала сумму, за которую ящик доставят к рейсу в Оренбург. Пошарили по карманам. Не хватает. Юрка остался с ящиком, я пошёл в здание аэровокзала, искать денег.

Первым в зале ожидания, я увидел Петю. В сбившейся куртке, могильным комом сидел он в кресле - он пил беспрерывно с той самой ночи. Бахыт Килибаев, отец-создатель Лёни Голубкова, в то время чем-то руководивший в лихом МММ, со своим директором – кажется, её звали Зинаида, или Галина, во всяком случае, с каким-то таким энергичным именем - вместе с домодедовскими бандюками щедро снабжал билетами всех желающих полететь с Лёшей. Хотели все. Но не у всех были паспорта, и не все оказались достойными пассажирами и полегли от выпитого в разных уголках аэропорта Домодедово.

Недостающие деньги для погрузки ящика нашлись у несгибаемой Зинаиды-Галины. Лёшу погрузили. Самолёт на Оренбург улетел…

…Из аэропорта возвращались в микроавтобусе с эмблемой МММ. Юрка отчаянно целовался со спасшей нас и ящик с Лёшей Зинаидой-Галиной – она с благодарностью оценила его мужскую настойчивость и обаяние.

МММ высадила нас в слякотный промозглый вечер, который стремительно сменился жёстким морозом. Домой не хотелось.

Сказал Юрке, что меня ждёт на даче Орловой и Александрова, во Внуково, моя старая любовь, вернувшаяся из Парижа. «Ждёт» - понятие романтическое. Может, вовсе и не ждёт. И скорее всего, не ждёт. Но что-то надо было делать, чтобы прошло эта непонятная злость. Ехать, не ехать…. Юрка принял гуманное решение – едем во Внуково! Поехали.

…Старая любовь из Франции вернулась с младенцем, и временно жила на даче классиков советского кино в составе какой-то закордонной журналистской синекуры. В нижней столовой дачи был накрыт стол. Мы с Юркой сразу оказались в гуще свежих декадентских масс – политических, культурных, сексуальных. Выпив, устроили с Юркой дуэль на снежках – Юрка обожал квесты и состязания. Однажды, в разгар очередной дружеской посиделки в его квартире на улице Новаторов, Юрка поставил меня в угол комнаты, на голову мне - пустую, как и моя голова, пачку из-под сигарет и, на манер Вильгельма Телля, испробовал своё новое ружьё. Благополучно сбив выстрелом пачку, с рёвом упал передо мной на колени. А я и не сомневался, что он не промахнётся. Во что сможет, в то и попадёт…

…После снежной дуэли Юрка лёг на дощатый пол и пригласил господ иностранных журналистов попрыгать у него на животе – ему стало скучно, а эти «мсьё» показались ему такими чопорными. Те стыдливо пересмеивались, но вставали и прыгали. Юрка обладал неимоверной силой. Неимоверной!

За столом напротив меня сидела переводчица, прибывшая в страну с каким-то немецким лидером ЛДПР для встречи с Жириновским. Приехала с братом, который пытался затащить меня в туалет и пошарить у меня в штанах. Юрка меня спас, и я ушёл на второй этаж, к своей старой любви. Никогда не возвращайтесь в прежние места…

Хмель никак не наступал. Время – ноль часов.

…Когда я спустился вниз, Юрка сидел возле камина, в кресле Александрова, и пёк картошку в фольге. У ног его сидела, обхватив его богатырскую голень, сонная переводчица - брата её тем временем забрали в город его единоверцы. Я сказал Юрке, что поехал домой. Юрка пробурчал – на улице минус 25. Тебя сожрут волки. Я сказал – ну, и пусть сожрут. Приятного им аппетита. Ушёл…

Дорога на станцию – что-то около 4 километров. Мороз. Стальной хруст шагом. Внутри страшный смур.

Электричек в Москву не было предусмотрено до 5 утра. Я понял – до утра на улице я околею. Дым над трубой кассы без труда заманил меня внутрь утлого зданьица, хотя, никакого зала ожидания там не было.

Я вошёл. В конце узкого коридора закрытое окошко кассира. За ним явно кто-то был, слышны непонятные звуки. Я поздоровался со стенами. Нет ответа. Подошёл, постучал в фанерную заслонку. За ней немедленно – мне показалось, что с каким-то облегчением - раздался дикий крик!

Оказалось, что кассиры в эту ночь смотрели по телевизору первый на нашем телевидении фильм ужасов – это был «Бал вампиров» Романа Поланского. И в самый разгар ужасов и раздался мой стук. Отдышавшись, познакомился с кассирками, они вспомнили, как мы с Юркой несколько часов назад спрашивали у них дорогу на дачу Орловой. Я показал им свой паспорт, легализовался на их территории, угостился сигаретой, прочитал лекцию про Романа Поланского. И так дождался первой, практически пустой электрички в Москву.

…А что же мой друг Юрка?

После моего ухода с дачи Орловой, он, кляня «тупого узбека», пошёл за мной. Так же, как и я, он увидел, что следующая электричка только утром. Но, в отличие от своего теплолюбивого друга, не стал искать спасительного крова, а пошёл пешком, увязая в снегу, вдоль железнодорожных путей. До самой Москвы. Когда уставал, накидывал на голову свой капюшон, боком падал в сугроб и засыпал. Немного подремав, вставал и шёл дальше.

Самое обидное для меня было то, что я, наверняка, проезжал мимо него в той самой первой электричке, пока он буровил свой путь в сугробах.

Только теперь понимаю, отчего я был так зол в тот вечер. Потому, что мы не умеем дорожить друг другом.

Светлая память, «участковый Поприщенко!» Прости за всё…

Юрий Иванович Рогозин, сценарист, режиссёр, мастер ВГИКа – 19.02.1953-09.10.2021  


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Декабрь 2021 (38)
Ноябрь 2021 (353)
Октябрь 2021 (354)
Сентябрь 2021 (365)
Август 2021 (366)
Июль 2021 (352)



Деньги


все материалы
«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20