Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Поднять бойца. Поиск продолжается

Он добровольно выбрал для себя этот нелегкий, тернистый путь поиска останков павших воинов в годы Великой отечественной войны в местах сражений, которые сегодня уже поросли травой, лесом, заметены песками времени. Артём Дементьев в свои 32 года, уже 19 лет работает в поисковых отрядах. Начал четырнадцатилетним мальчишкой. Пошел вместе с отцом в свою первую экспедицию в 2002 году искать погибших солдат, да так и остался верен этому пути. О поисковом движении он знает практически все. 7 мая Артём и его товарищи вернулись из очередной экспедиции.

- Много по России идет поисковых экспедиций, практически везде, где шли бои. Мы участвовали в экспедиции на Урочище Гайтолово, которая приурочена к названию деревни Гайтолово Мгинского района, Лениградской области. Деревня была полностью уничтожена во время боевых действий в Великую отечественную войну. До войны там был колхоз на 61 двор. Сейчас на этом месте поле. Установлены памятники, часовенка. Там наши земляки лежат в братской могиле. Поиск в этих местах ведется с 2000 года.  Этой весной мы стояли в полутора километрах по дороге от этой деревни. Там замыкалось кольцо блокады Ленинграда. Потери исчисляются миллионами жизней бойцов. Рядышком Кировск, железнодорожная станция Мга. Если смотреть по карте, то наш отряд посередине и немного ниже стоял.

- Есть оперативные цели, план действий?

 - Каждый отряд себе разрабатывает план действий на год.  Изучаем документы, архивы, хотя сейчас, мне уже столько известно, что я очень хорошо ориентируюсь и знаю куда идти, где копать, где должны лежать бойцы.  В среднем по две недели работаем. Выбираем квадрат: километр на километр. Мы знаем, что здесь они лежат, бойцы. Отряд в сорок или двадцать человек может найти всего одного бойца, на следующий год сюда же приедешь, можешь найти двадцать бойцов, то есть это никак не предугадать, заранее не оценить. В этом деле нет спешки, упаси, Боже, гонки, это последовательная кропотливая работа по поиску бойцов.

 - Как проходит день поисковика?

- Утром в восемь часов просыпается отряд. Дневальные уже наготовили кашу, нагрели чай, воду, чтобы умыться. Отряд позавтракал, собрался на работу и в девять часов вышел. Как мы работаем? Кто-то работает с металлодетекторами, кто-то работает со щупами. Щуп представляет собой металлический стержень диаметром 5-10 мм и длиной 1-1,5м. На одном конце стержня расположена ручка, а на другом – жестко закрепленная или сменная насадка острой формы из твердого металла. Идешь и прощупываешь землю этими щупами, иногда держишь в обеих руках по щупу. И следишь за тем, что попадает под щуп в земле. Может там корень, может камень, может осколок, а может быть человеческие останки. Каждый звучит по-своему. Ты проверяешь, начинаешь копать. Проверил – нет. Идешь дальше.

 - А если ты нашел останки?

 - Если ты нашел, то можешь один поднять этого бойца, если тяжело, позвать кого-то из отряда: «Ребята, помогите!» Ребята поднимают. Это сленговое слово «Поднять бойца», мы так привыкли говорить. А вообще это означает эксгумировать останки. На каждого бойца составляется акт эксгумации, протокол эксгумации, каждые два дня проходят Советы командиров, на которых подводим итоги этих двух дней.  У нас есть командир экспедиции, начальник начальников (смеется), мы передаем ему, какие результаты, отчитываемся, есть ли именные бойцы, решаем организационные вопросы. И в конце экспедиции мы составляем акт приема передачи останков, в котором указываем, что наш отряд составил столько-то документов, по таким-то бойцам, перечисляем именные вещи, если они есть, медальоны, все это описываем и передаем руководителю экспедиции. Руководитель это принимает у нас и передает на захоронение в мемориал «Синявинские высоты».

 - Как происходит процесс подъема, транспортировка?

 - Для каждого бойца подготовлен отдельный мешок, пока не опечатанный, идем к руководителю экспедиции, там работает специалист по костям. У нас есть специальный баннер, на котором нарисован скелет взрослого человека. Два  метра на один метр. Мы выкладываем останки на этот баннер, смотрим, какие фрагменты сохранились, каких нет. Специальный человек выполняет фотосъемку этого процесса. После этого мы передаем останки, которые запечатываются, записываются номера протоколов, вся информация прописывается и все это собирается в одном определенном месте. Туда подъезжает машина и увозит останки для дальнейшего хранения или захоронения.

- Скажи мне, пожалуйста, что в четырнадцать лет подвигло тебя поехать в экспедицию?

 - Мой папа туда ездил, он занимается писком с 1989 года. Потом у него был перерыв. Он ездил в Новгород. Поднимали они Вторую ударную армию. Когда в годы войны Вторую ударную армию взяли в кольцо, очень много народу погибло. Они в составе сводного отряда ездили и поднимали этих бойцов.  Так отец несколько раз съездил, и вывез меня с мамой. Меня это заинтересовало, и я продолжаю это дело до сих пор.

- После экспедиций отношение  поменялось к жизни, взгляд на определенные вещи…

- Я нашел свое занятие. Нашел свой интерес, когда начал ездить туда. Я стал больше изучать историю, конкретные военные события, сражения, перемещения войск.  Конечно, это определенный отпечаток наложило на всю мою жизнь, мировоззрение, отношение к ценностям жизненным.

 - Артем, ведь скоро вообще не останется живых свидетелей этой войны…

- Их уже почти не осталось. Я смотрю на экране ветераны и думаю, они не могут быть такими молодыми… Ведь почти восемьдесят лет как война закончилась, ну сколько им было тогда… Их осталось очень- очень мало.

- А были случаи мистические, необъяснимые, человек пошел в лес и неожиданно увидел сражение сквозь туман, фильмы об этом снимают…

- Это некое романтическое начало, конечно, присутствует, но я не сторонник  романтики, я конкретные вещи принимаю. Из интересного в этом году был случай. Ямальские поисковики подняли медальон, а с медальоном бойца. Казалось бы, все хорошо.  Когда медальон вскрыли, нашли заполненную записку, прочли ее, начали смотреть бойца по базам и вдруг обнаруживается, что у него Медаль «За взятие Берлина»!.. Как погибший боец дошел до Берлина? Может владелец этого медальона его потерял, а найденный поисковиками боец каким-то образом оказался рядом с этим медальоном. Толи медальон у него в кармане оказался, толи он просто упал на место падения этого бойца, который потом встал и дошел до логова фашистов. Вот как так? Человек до Берлина дошел, а его медальон найден на территории России. Очень интересный случай.

- А ведь снаряды времен войны до сих пор находятся в земле, из-за этого поисковая работа - опасное дело.

 - Да, сохранились. МЧС как говорит, выносите такие боеприпасы к дороге, а мы будем их забирать. А зачем рисковать, поднимать бомбу или мину, снаряд, пихать в рюкзак, волочить пять – шесть километров… В этом году в Волгограде подорвались так два поисковика, одному 59, другому 15 лет. У нас был случай года три назад прямо рядом с нами взорвалась  противотанковая мина. Пять килограммов взрывчатки, по деревьям собирали останки поисковика. Но я хочу сказать, что  такие подрывы происходят только по человеческой глупости. Если ты к этому относишься ответственно, соблюдаешь технику безопасности, то ничего не произойдет. 

- Сколько вас в группе?

-В этот раз нас было 18 человек из Вельска, Питера, с Ярославля, из Коряжмы. Сформировался костяк.

- Помощь вам оказывается: обмундирование, питание, деньги на проезд?

- Хотим поблагодарить наших спонсоров. Группу ИЛИМ и его директора Сергея Кривошапкина и директора ООО Бумтехсервис Сергея Тетеревлева.

 - А куда в планах?

-   В середине июля у нас запланирован выезд в Республику Карелия, Лоушский район, поселок Кестеньга. Домой мы хотели бы вернутся к началу августа.

 - А были случаи, когда ты нашел останки бойца и тебе удалось увидеть родственников, которые приняли эти останки?

– У нас было такое. Когда мы работали в составе сводного отряда Северодвинска «Эдейльвейс», в 2006 году, мы подняли лейтенанта, и вот тогда нашлись родственники, племянница, ближе никого уже не было.  Я разговаривал с ребятами в этом году, она до сих пор пишет, звонит, а когда приехала, из Тулы, привезла большой пряник, здоровый – здоровый! Люди благодарны. Говорят, что мы занимаемся праведным делом.

 - Какие успехи в этом году?

-В этом году в нашем отряде медальон. Боец.  Валентин Николаевич Брехов заместитель руководителя Коряжемской службы спасения нашел останки бойца и при нем был смертный медальон.  Медальон мы в лагере вскрыли, бумажку развернули, но бумажка на первый взгляд пустая. Возможно, были чернила растительные, потому что, если б карандашом боец заполнял, нажим бы остался. А когда пером заполняли, нажима нет. Вроде как-то под определенными углами и просматривается надпись. Отправили на экспертизу, вполне возможно, что найдем родственников.

 - А сколько экспертиза длится?

 - Все по загруженности. В порядке очереди. Сейчас со всей России присылают поисковики свои находки.

- Сколько это движение будет живо?

 - Пока есть останки. Время идет. Я помню, раньше бойцов поднимали, не знаешь, как дотащить до лагеря, полный рюкзак и из рюкзака еще торчат останки, а сейчас уже меньше и меньше. Но если в болотах копаешь, там и ткани сохраняются, вот, прямо, срез делаешь, и кровь течет... Можете посмотреть видео «Хлебное болото». Там ребята поднимают останки бойцов из болотистой местности, они не могут копать, до тошноты. Там прямо не разложившиеся останки человеческие, смотря, где боец погиб.  А вот в Карелию поедем, там останки лучше сохраняются. Вот года три назад случай был, я под елочкой бойца нашел, на колени встал посмотреть, что там, и вот так вот отчетливо его силуэт подо мхом и вижу. Я даже без усилий мох снял, а у него елочка под колени корнями проросла и коленки подняла.  Так этого солдата можно было видеть, вот он весь лежит с приподнятыми коленями. Боец. Его, к сожалению, не удалось идентифицировать. Но в 2020 году у нас в Карелии был найден медальон. Для Карелии это как обычное дело. У них тяжело было с обмундированием, и записки бойцы сами заполняли и помещали их в винтовочную гильзу. У нас Андрей Котряхов поднял бойца, а с ним гильза. Она даже не закрыта была, а бумажка сохранилась.

- Есть какие-то правила у поисковиков, кодекс свой?

-  Надо с уважением относится, надо понимать, что если ты плохо поднимешь бойца, то это останется, прежде всего, на твоей совести.  Вот и все. Надо по-хорошему каждый клочок земли проверить. Взять в ладони, просеять, убедиться. Перемял – в сторону. А раскоп может быть и достаточно большим. От обнаруженных останков принято во все стороны отступить на метр и приближаться так к центру. Лежит косточка, снимаем мох на метр во все стороны.  Есть у поисковиков такое понятие - материк, то есть земля, а на ней слой нападавших листьев, веточек, песчинок, перегной 10-15 см. Мы на метр от косточек отошли, мох сняли, углубились на эти 10-15 сантиметров и пошли к центру.  Так идут три человека, иногда пять, поднимают бойца, зависит насколько тяжело поднять и сколько надо человек привлечь. А так, опа, бойца и собрали!

 - Интересно рассказываешь…

 - Чтобы понять, надо там побывать. Пройти этот путь, хотя бы одну вахту. Эти люди, ведущие поиск, становятся друзьями.  Живем как братья.  У нас и лагерь так лагерь устроен, бивак, столы, обеденный стол, умывальники, так вот мы живем, спим в палатках. 

- А к вам не забредают звери дикие, все - таки это лес?

- Мыши, замучили в этом году, конфеты воровали… Мышка там у нас бегала, гнездо себе готовила, хотела завести себе мышат…

 - Слушай, а у тебя дети есть?

 - Мальчик и девочка.

 - А ты сыну своему будешь передавать эти знания?

 - Я бы хотел, но думаю, к тому времени все закроют. В том месте, куда мы ездим, говорят, хотели сделать свалку твердых бытовых отходов, но население поднялось, местный фермер, дачники, станция Мга, да и мы поисковики, отстояли. В этом году приезжаем, а там кинуты уже электрические подстанции по всему лесу. Задаем вопрос? Рассказали, якобы, непосредственно на этих костях хотят построить дачные домики. Чтоб стало еще понятнее об этом месте. Я вам хочу рассказать, у нас парень рядом с палаткой просто решил щупом проверить, в первый день взял щуп, ткнул – поднимает тут же два человеческих позвонка. Баня у нас в стороне стоит, он вокруг нее прошел – ноги бойца выкопал.  Это у нас называется «добор», добрать бойца. Может его порвало взрывом или еще как-то. И на этом месте, где даже в этом году подняли 802 бойца, хотят сделать дачи. Весь лес спилят. Пройдут трактором заровняют и продадут участки людям. Но как нам сказали, у нас есть еще три года. Только три. Печально.  Но мы найдем другое место, если нас выгонят. Много экспедиций. Везде есть, где работать

 Елена Ломова

 (фото из личного архива Артема Дементьева) 

   


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2021 (330)
Август 2021 (366)
Июль 2021 (352)
Июнь 2021 (341)
Май 2021 (311)
Апрель 2021 (349)



Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Top.Mail.Ru
Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20