Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Мнение юриста: Конституция нуждается в нашей мудрости

15 января 2020 года в Послании Президента РФ Федеральному Собранию прозвучали предложения о внесении изменений в Конституцию России, и уже 20 января соответствующий законопроект был внесен в Государственную Думу, а 11 марта принят ею в окончательном третьем чтении и в этот же день одобрен Советом Федерации. К 14 марта представительные органы всех 85 субъектов РФ одобрили данный закон. Далее 16 марта Конституционный Суд вынес Заключение, которым признал предполагаемые поправки и процедуру их внесения конституционно допустимыми. Поскольку указанный закон предполагает общенародное голосование, оно изначально было назначено на 22 апреля, но затем, по известным причинам, было перенесено на 1 июля 2020 года.

Предполагаемые поправки имеют беспрецедентно широкий для действующей Конституции объем, а их содержание носит разноплановый характер.

Одни из поправок достаточно логичны и понятны: это закрепление принципа единства системы публичной власти и повышение уровня патриотизма для высших должностных лиц, путем необходимости постоянного проживания на территории России и запрета иметь активы в иностранных банках. Несомненно, власть должна быть едина и патриотична.

Другие поправки вызывают серьезные вопросы относительно их реальной необходимости, в связи с чем, требуют глубокого всестороннего анализа. Это, в частности, многочисленные поправки о трансформации властеотношений. Например, о закреплении конституционного статуса Государственного Совета, о перераспределении полномочий органов власти, о наделении Президента возможностью инициировать процедуру прекращения полномочий судей Конституционного и Верховного Судов и др.

Отдельной строкой стоит переходная норма об обнулении президентских сроков, позволяющая лицу, занимавшему и (или) занимающему должность Президента РФ, участвовать в президентских выборах еще в течение двух сроков. Относительно данного положения формально-юридический вопрос заключается в том, является ли трансформация условий для занятия президентского поста таким существенным изменением правового регулирования, которое требует и допускает соответствующую норму переходного характера?

Небесспорной выглядит и поправка, предусматривающая доступность конституционного правосудия для граждан при условии исчерпания всех других внутригосударственных средств судебной защиты. Эта поправка вызывает вопрос о том, нельзя ли было, преследуя соответствующие цели, ограничиться законодательным регулированием? Критерии допустимости конституционного правосудия всегда регулировались именно на законодательном уровне, что позволяло систематично совершенствовать этот механизм в зависимости от меняющейся социально-правовой действительности.

Предусматривается и пакет программно-идеологических и социальных поправок. Это поправки о том, что Россия является правопреемником СССР, о сохранении памяти предков и защите исторической правды, о государственном единстве, о защите суверенитета и территории, о приоритете Конституции над противоречащими ей нормами международных актов, о статусе русского языка, о государственной поддержке культуры, об обеспечении здравоохранения и доступной медицинской помощи, о пенсионном обеспечении, о социальной защите инвалидов, об индексации социальных пособий и иных социальных выплат, а также пенсий, о создании условий для семейной заботы, должного воспитания и развития детей и приоритете их интересов, о защите семьи в ее естественном понимании, о сохранении природы и др.

Основной вопрос состоит в том, несут ли данные поправки реальные социально-правовые изменения?

Отвечая на этот вопрос нужно отметить, что соответствующие принципы и гарантии фактически уже имеются в действующей редакции Конституции, они вытекают из ряда ее взаимосвязанных положений: преамбулы, статей 1 (часть 1), 2, 4, 5 (часть 3), 7, 9, 15 (части 1 и 4), 18, 26 (часть 2), 36 (часть 2), 37, 38, 39, 41,42, 43, 44 (части 2 и 3), 45 (часть 1), 55 (части 1 и 2), 58, 68, 71 и 72 и др.

Достаточно очевидно, что и на сегодняшний день, Конституция, безусловно, обязывает государство эффективно выполнять все указанные функции. Можно привести много примеров, когда на это прямо указывал Конституционный Суд, отражая и развивая положения действующей редакции Конституции. Так, например, анализируя присутствующее в действующем конституционном тексте понятие семьи, Суд указывал на необходимость его законодательной защиты в традиционном, воспринятом от предков понимании как союза мужчины и женщины (Постановление от 23 сентября 2014 г. № 24-П; определения от 16 ноября 2006 г. № 496-О, от 19 января 2010 г. № 151-О-О, от 24 октября 2013 г. № 1718-О), вместе с тем отмечался и приоритет интересов детей (Постановления от 18 июля 2013 г. № 19-П и от 31 января 2014 г. № 1-П). Также Суд указывал на необходимость действенного механизма индексации социальных гарантий (Постановление от 19 июня 2002 г. № 11-П, определения от 4 октября 2005 г. № 364-О, от 4 декабря 2007 г. № 964-О-П, от 2 апреля 2009 г. № 476-О-П). Была отражена и недопустимость исполнения на территории России противоречащих Конституции решений межгосударственных органов (постановления от 6 декабря 2013 г. № 27-П, от 14 июля 2015 г. № 21-П, от 19 апреля 2016 г. № 12-П, от 19 января 2017 г. № 1-П).

Таким образом, действующая редакция Основного закона, без каких-либо текстуальных изменений, позволяет раскрыть многие социально-правовые принципы и гарантии. В этом смысле важно понимать, что Конституция как документ, внутреннее содержание которого намного шире, чем внешняя словесная форма, предполагает отсутствие неразрешимых проблем и задач. Недостатки конституционного текста могут быть обнаружены лишь условно: они имеют не столько объективные, сколько субъективные предпосылки, когда познающий его субъект не видит решения сложившейся проблемы, тем самым констатируя предел своих познавательных возможностей. Сама же Конституция таких пределов не знает, она имеет колоссальный потенциал, в связи с чем, вопрос сводится лишь к поиску путей его раскрытия. Образно говоря, обнаруженная в конституционном тексте проблема (пробел, противоречие, дисбаланс и др.) это не пропасть и не тупик, а «потайная дверь», которая при правильно подобранных «ключах» (методологии познания) открывает всё новые и новые пространства конституционного устройства общества, государства и права.

В сжатом конституционном тексте в зашифрованной форме закодирована мудрость поколений, информационно соразмерная с самыми объемными библиотечными ресурсами. Конституция это не только ее текст, но и ее невидимый на первый взгляд смысл, раскрываемый в рамках судебно-конституционной доктрины, а также источники не сугубо юридического порядка: исторический опыт, культурное наследие, национальная специфика, мировоззренческие установки, нормы морали, нравственности и иные компоненты социальной действительности. Это следует из преамбулы Конституции, которая принята «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость». Потенциал Основного Закона достаточно велик и далеко не исчерпан, притом, что каждое его слово, даже названия глав, обладают глубокой нормативной сущностью, в которой можно рассмотреть регулирующее значение и найти справедливое решение во вновь возникающих проблемах.

В этом смысле Конституция гораздо мудрее нас и нужно уметь пользоваться ее мудростью.

Наряду с глубинным потенциалом важнейшим качеством Основного Закона является стабильность – максимально возможная устойчивость конституционных предписаний, являющаяся иммунитетом от необоснованных влияний, временных веяний и чрезмерной гибкости. Стабильность предопределяет особое доверие к Конституции со стороны общества. Слова Основного Закона отражают священную мудрость предков, и чем старше неизменный конституционный текст, тем он приобретает большую одухотворенность и заслуженное временем уважение.

            Таким образом, развитие потенциала Конституции обусловлено двумя ее взаимно уравновешивающими свойствами: с одной стороны - стабильностью фундаментальных основ, отражающих традиционные ценности, вечные идеалы, общепризнанные и непоколебимые гарантии, и с другой стороны - эволюционированием «живого» компонента, что позволяет адаптировать конституционный текст к изменяющейся социальной реальности. Как правило, такое развитие происходит осовремениванием текста Конституции путем конституционно-правового истолкования, призванного открывать глубинный смысл конституционных идей. Этот путь постепенного раскрытия потенциала Основного Закона (идея «живой Конституции»), можно сказать, естественное и стандартное ее развитие.

В качестве же исключительного варианта развития выступает режим конституционных поправок, но для его использования должна иметь место явная необходимость и должны быть обеспечены высокие гарантии соблюдения пределов материальной и процессуальной допустимости и глубокая профессиональная проработка.

            В ином случае, вера в то, что реформирование Конституции изменит к лучшему жизнь общества, является, в большей степени, проявлением правового идеализма – настроения правовой эйфории, как наивной надежды на хорошие законы, принятие которых обеспечит решение насущных проблем. Так, в эпоху Просвещения считалось достаточным, отменить старые законы, принять новые, и царство разума будет достигнуто. Однако, в качестве серьезного проверенного веками контраргумента был сформулирован другой и достаточно очевидный принцип – лучше иметь плохие законы и хороших исполнителей, чем хорошие законы и плохих исполнителей.

Нужно отчетливо понимать, что проблемы Конституции, как юридически оформленного фундаментального общественного явления, кроются не в ее тексте, а в нас самих: начиная от власть имущих и заканчивая каждым конкретным человеком. Конституции не хватает нашей мудрости, проявляемой, например, в искренней добропорядочности отдельной личности или искреннем служении обществу каждого представителя власти. Поэтому на данном этапе многие проблемы Конституции сводятся именно к вопросам ее понимания и реализации, а не самого по себе текста.

Для преодоления этих проблем общество нуждается не в изменении слов Основного Закона, а в повышении уровня своей культуры, включая культуру власти. Это достигается воспитательно-образовательным путем – путем выстраивания модели общества на основании общепризнанных ценностей и добрых идеалов. Основная проблема видится именно в этом: вопрос воспитания является стратегически важным для современного российского общества, так как любые меры социального воздействия бессмысленны без добрых личностных качеств их отправителей и адресатов.

Возвращаясь к сущности предполагаемых поправок, представляется, что в целом они в той или иной степени основаны на политической целесообразности. Однако, если для изменения закона или нижестоящих правовых актов достаточно наличия целесообразности, то для Конституции этого явно мало, ее изменение может быть продиктовано лишь явной необходимостью. Дело в том, что стабильность Конституции имеет больший вес и несет больший положительный эффект, чем целесообразность изменений. Стабильность текста это объективное качество, предопределяющее общественное доверие, а целесообразность изменений, хотя и не лишена оснований, но носит относительный и субъективный характер и зависит от многих меняющихся со временем факторов.

Исходя из сказанного, можно согласиться, что некоторые предполагаемые поправки действительно целесообразно было бы закрепить в буквальном тексте Конституции (например, положения об экологической политике, о создании условий для должного развития и воспитания детей, о понимании брака и др.). Однако, внося обширные поправки в конституционный текст, мы лишаем Основной Закон должной стабильности, создаем предпосылки для его легкого изменения.

Наряду со сказанным нужно отметить, что потребность изменения Конституции, учитывая, что единственным источником власти является народ, должна идти именно от народа. Соблюден ли в данном случае этот принцип? Требовало ли общество все предложенные изменения? Была ли явная необходимость в поправках и понятна ли их реальная сущность обществу?

Можно привести пример предложения, которого нет в тексте анализируемого закона, но которое означало бы действительно значимую и понятную для общества конституционную реформу. Так, исходя из идеи справедливости и составляющего ее принципа социальной солидарности, важным могло бы стать предложение о кратной зависимости зарплат должностных лиц от размера прожиточного минимума или минимального размера оплаты труда. Думается, что такой принцип, действительно, был бы логичными для конституционного развития страны и ознаменовал бы новый уровень перспективной ответственности государства перед обществом.

Закон о поправках к Конституции предусматривает общероссийское голосование, которое будет «пакетным», то есть предполагающим выбор «за или против» всех поправок в целом, без возможности голосования относительно отдельных поправок. Несмотря на этот недостаток, голосование это важная гарантия выявления волеизъявления народа. Конституция мудрее нас, но - не без нас: мудрость Конституции раскрывается мудрыми умами своего народа. Сегодня Конституция нуждается в нашей мудрости.

 

Адвокат Владимир Цвиль, специально для ИА RUSNORD

 

 


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2020 (275)
Август 2020 (292)
Июль 2020 (303)
Июнь 2020 (303)
Май 2020 (296)
Апрель 2020 (299)



Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20