Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

«Сороковины» Игоря Орлова. Пособие для начинающих губернаторов

Сегодня сороковой день, как Игорь Орлов подал в отставку с поста главы Архангельской области.

Этой публикацией мы ни в коем случае не ставим целью «плюнуть на спину» ушедшему. В последние годы нашу редакцию связывали с Игорем Анатольевичем вполне себе дружелюбные отношения, намечались совместные проекты. Искренне считаем его на голову выше, как минимум, двоих своих предшественников. Одно из его безусловно положительных качеств – умел учиться, усмирять себя, был искренним даже в своих заблуждениях.

Пора уже понять и принять – хороших для всех начальников не бывает в принципе, им часто приходится идти на непопулярные меры по причинам, скрытым от широкой общественности. При этом неплохо отдавать себе отчет, к чему это в итоге может привести.

Данный материал просим считать неким пособием для тех, кто придёт на пост губернатора Поморья… этой осенью или через пять-десять лет. Резкость оценок просим отнести за счёт излишней эмоциональности автора анализа.

Надеемся, что Игорь Анатольевич поймёт и не будет в обиде, всем нам полезно иногда посмотреть на себя со стороны…

 

Игорь Орлов стал самым «долгоживущим» губернатором в новейшей истории Поморья – Анатолий Ефремов был главой региона на 50 дней меньше. Еще совсем недавно Игорь Анатольевич уверенно заявлял о готовности продолжить «трудиться на благо родной Архангельской области Почему же так произошло? Попробуем порассуждать, вспоминая этапы большого пути Игоря Орлова на северной земле.

 

Поединок с самим собой

 

Главной альтернативой губернатору Орлову все эти 8 лет был он сам. Поясним мысль. Анатолий Ефремов при всех своих шатаниях и импульсивности имел твердый стержень, и в принципиальных вопросах себе не изменял. Николай Киселев, при всей свой бесцветности, четко выполнял то, что от него требовали те, кто его привел во власть. Илья Михальчук, при всей нечистоплотности, отличался упрямством в достижении поставленной цели и умением возглавить любую положительную (как в целом, так и «положительно-доходную» для него и его окружения) инициативу. Все трое были просчитываемы для окружения и, что немаловажно, для самих себя.

А вот с Игорем Орловым - не так. Порой казалось, что губернатор сам себя не слышит, либо забывает о собственных словах и действиях. 8 лет Игорь Анатольевич потратил на «поединок с самим собой» доказывая себе свою состоятельность как политика, и способность принять «мужской вызов». В итоге он сформировал у себя стойкое желание быть сильным, что и демонстрировал к месту и не к месту. Однако помимо уверенности в собственных силах, грамотному политику нужна еще уверенность подчиненных в своем начальнике. А тут – увы и ах. Количество «подстав» со стороны окружения явно зашкаливало.

Первый звоночек прозвенел еще в первый год губернаторства Орлова. Столкнувшись с проблемой грандиозной «дыры» в областном бюджете, оставленной предшественником, Игорь Орлов выбрал для ее затыкания самое непопулярное из предложенных (кем?) решений: отмену льгот ветеранам, пособий на детей, не получивших места детсадах, и программы обеспечения школьников бесплатными молочными продуктами. И с непонятным упорством это решение отстаивал. Но после реальной угрозы повторения многотысячных митингов в центре Архангельска – пошел на попятную. Это было начало конца, все сколько-нибудь думающие люди поняли – новый губернатор до конца идти не готов, он может «дать слабину». А, следовательно, его власть – вовсе и не власть, в том понимание, которое в это слово традиционно вкладывает наш человек.

И сразу против Орлова сыграли особенности его жизненного пути. Ведь откуда появился в Архангельской области в качестве губернатора Игорь Орлов? Мало того, что не местный (родился на Украине, в Дебальцево), но и не архангелогородец, пусть и в первом поколении. Вся его сознательная жизнь прошла на планете, под названием ВПК.

Поэтому для него, как инопланетянина, столкновение с земной реальностью было весьма болезненным. Комплексы управленца, сформированные в условиях специфического производства замкнутого цикла, где действовали лишь два закона политэкономии социализма – «Пушки вместо масла» и «Нам много – не мало» (вариант «План по валу – вал по плану»), висели над Орловым дамокловым мечом. Отсюда и стремление подчеркнуть свою «граждансткость» - всякие «Корпорации развития», общественные форумы, движения за честные автобусы и ровный асфальт и другие подобные инициативы, имитирующие «живую связь власти и гражданского общества» в условиях крайне низкой эффективности партийных структур. И, в первую очередь, местной «Единой России», призванной эту связь и обеспечить.

 

Выбор без доверия

Зачем все ж таки губернатор Игорь Орлов, реальная поддержка которого населением год от года таяла на глазах, с таким упорством цеплялся за ускользающую от него должность, пошел на досрочные выборы в 2015, и еще совсем недавно заявлял, что готов пойти на них снова в сентябре 2020 года? Смеем предположить, что имела место сильная личная мотивация. Суть ее можно выразить двумя словами: «дефицит легитимности».

Сегодня уже немногие помнят, что Игорь Орлов был назначен управлять Поморьем вовсе не Владимиром Путиным, а Дмитрием Медведевым. Деталь незначительная, но, как говорится, «есть нюанс». Пришел он на пост главы региона вовсе не с должности генерального директора оборонного завода. К моменту назначения он был только лишь заместителем исполнительного директора автосборочного предприятия ООО «Автодор Холдинг» (потом он обмолвится, что собирать «БМВ» не проще, чем строить подводную лодку).

Далее, Орлов фактически стал назначенцем – преемником одиозного Ильи Михальчука. И публично от этой преемственности он ни разу не отказался, наградив предместника Почетной грамотой и выплачивая ему немалую пенсию за счет дефицитного областного бюджета. И, наконец, шаткость позиции Игоря Орлова определялась пестрым составом его «команды» - где как с бору по сосенке были собраны самые разные персонажи: отрекшиеся от Ефремова, пытавшиеся рулить при Киселеве, присягнувшие Михальчуку. Плюс многочисленные «гастролеры» возникающие неведомо откуда и неведомо куда исчезающие. 

Сам Орлов, кстати, за все 8 лет так и не удосужился зарегистрироваться для постоянного проживания в Архангельской области. Все это, вкупе с проблемами в экономике области и отсутствием видимых прорывных достижений на поприще управления регионом, создавало у Игоря Анатольевича чувство неуверенности, постоянное желание оглянуться – чтобы, по его собственному выражению, «не оказаться с заплеванной спиной». Выход напрашивался один – укрепить свою легитимность через «всенародную» поддержку на выборах с благословения действующего президента, отблески авторитета которого должны пасть и на победителя, которого, как известно – не судят. И выстроить свою собственную, послушную «единую вертикаль власти» в регионе.

Однако у губернатора сразу начались нестыковки. С одной стороны, выборы в 2015 году декларировались как способ обрести политическую устойчивость – «мандат доверия народа». Отсюда и псевдодемократические декорации с выдвижением кандидатами третьеразрядных функционеров местных «оппозиционных» партий. С другой стороны, даже не специалистам была ясна простая закономерность – каждый процент плюсом к уровню явки в крупных городах, означает минус процент голосов «за» кандидата Орлова. По мере обработки данных по голосованию процент голосов у Игоря Орлова постепенно полз вниз, чтобы замереть на отметке 53% с хвостиком. И это при минимальной явке в 20% - в три с лишним раза более низкой, чем при последних выборах губернатора 16 лет назад, в 2004 году. По мнению экспертов, при 25% явки в Архангельске, Северодвинске Новодвинске и Котласе второй тур был бы неизбежен. Как и проигрыш Орлова.

Придворные СМИ тогда поспешили написать о якобы низкой поддержке Орлова в крупных городах. И, как ни странно, они были правы. Ведь в том же Северодвинске Орлов набрал с трудом 51% - при самой низкой по области явке в 14%. При этом гораздо интереснее абсолютные цифры. Всего Игорь Орлов получил 109 тыс. голосов избирателей. Из них более 21,5 тыс. или почти 20% дал ему Архангельск, где у Орлова был самый высокий антирейтинг. Северодвинск – только 11 тыс., или 10%, а ведь именно в этом городе, особую связь с которым Орлов так любил подчеркивать, он должен был получить наибольшую поддержку.

Скажем прямо, ту битву для Орлова выиграла «пехота» - рядовые агитаторы, организованные местными выборными штабами. Именно на местном уровне была обеспечена технология «привода» на избирательные участки максимального количества людей, чей выбор был заранее известен, а главное - гарантирован.

В условиях разыгранного его штабом сценария «низкая явка – отсутствие конкурентов», административный ресурс был задействован наиболее грамотно именно в Архангельске. Можно долго рассуждать, почему последний избранный населением мэр столицы Поморья подполковник Виктор Павленко встал в один строй с губернатором Орловым. Хотя ответ очевиден – как человек государственный он прислушался к мнению полковника Путина, того, который еще и президент России. А назначение Павленко в Совет Федерации лишь подчеркнуло бессилие Орлова и фактически означало признание последним правоты мэра, отстаивавшего интересы горожан.

 

Политика «затыкания дыр»

 

Прошло 2 года. И новая выборная компания – на этот раз в муниципалитетах, оказалась с треском провалена. Почему это произошло? Ведь все это время Игорь Орлов с энтузиазмом, достойным лучшего применения, выстраивал систему местного самоуправления под себя, формировал собственный, подконтрольный себе «административный ресурс».

Главная причина затеянной Орловым отмены прямых выборов глав муниципалитетов в том, что выбранный населением мэр Архангельска всегда мог спросить: «А куда идут 25 миллиардов рублей налогов, собранных в НАШЕМ городе?» И когда после ухода в политическое небытие незабвенного обладателя Почетной грамоты Правительства региона и персонального пенсионера Архангельской области Ильи Филипповича Михальчука встал вопрос – чем затыкать оставленные им огромные «дыры» в областном бюджете, у новых «эффективных управленцев» не нашлось другого решения, как сделать это за счет единственного города-донора – Архангельска! И за кредиты и за пенсию бывшему губернатору, взявшему их, до сих пор платят ВСЕ горожане.

Но, чтобы осуществить глобальное изъятие у жителей столицы Поморья денег – в объеме до 1,5-2 миллиардов рублей в год - нужен был соответствующий механизм. Поскольку на месте такового не оказалось, нашел его Орлов (с чьей подачи?) не где-нибудь – аж в Мордовии. Куда знакомиться с опытом «сити-менеджмента» возили всех, назначенных «быть желающими»: депутатов, сотрудников финансируемых областным бюджетом СМИ, разного рода «общественников». При этом как-то забыли, чем закончились первые «опыты» по внедрению назначаемых глав. Хотя о том, к чему это в итоге приведет – к уголовным делам, тогда предупреждали…

Но важно и другое: за 5 лет после отмены прямых выборов главы Архангельск потерял не менее 10 миллиардов рублей, которые могли бы пойти на развитие города: на ремонт дорог и дворов, строительство школ и детсадов, реконструкцию коммунальных сетей, обновление парка общественного транспорта.

Достаточно сказать, что одна только приостановка регионального закона о статусе Архангельска как областного центра лишила горожан 900 млн. рублей в год, которые могли бы пойти на модернизацию городского хозяйства. А это не менее 50 км отремонтированных дорог, или 1000 приведенных в порядок дворов, или три новых детсада. 

Сейчас «общественники» плачутся о том, что область выделяет дополнительные деньги на текущий ремонт дорог в городе только в мае, а сами работы запланированы на октябрь! Где были эти «активисты», когда их лишали права самостоятельно выбирать, как развиваться их родному городу?

Итог закономерен и печален – в выборах в органы МСУ в 2017 году приняло участие едва 17% избирателей. О какой легитимности муниципальной власти в этом случае можно говорить?

Понятно, что жители, лишенные права выбирать главу города или района, не хотят голосовать и за депутатов, которые с подачи областной власти их этого права лишили. Особенно циничной выглядела ситуация во втором по величине городе региона – Северодвинске, особую связь с которым любил подчеркивать губернатор Игорь Орлов. Сначала депутаты, полномочия которых истекают на следующий день, утвердили рекомендованного сверху главу администрации, а уже потом прошли выборы нового состава горсовета. Тем самым избиратели, у которых был хотя бы теоретический шанс через своих представителей повлиять на назначение главы муниципалитета, оказались от этой процедуры отодвинуты.

В связи с этим вспоминается ветхозаветная притча о продаже первородства за чечевичную похлебку. Поморы всегда гордились своей самостоятельностью и независимостью. Своей исторической связью с Великим Новгородом – примером русского народоправства и самостоятельного выбора устроения власти. Почему же в социальных сетях архангелогородцы постоянно задают риторический вопрос – «Нет у города (и у области) хозяина!» А что мешало отстоять право самостоятельно выбирать главу города – самим быть подлинными хозяевами Архангельска? И самим выбирать главу региона, придя на избирательные участки 5 лет назад?

 

Партийное фиаско и административное бессилие

 

Неутешительным для Орлова стал и итог выборов в областное Собрание в 2018 году.

Причины неудачи как бы лежали на поверхности, и поэтому были растиражированы по псевдоаналитическим текстам местных СМИ: не вовремя случившаяся пенсионная реформа на уровне федеральном и мусорные баталии на уровне региональном. Именно эти две темы оказались де ключевыми и повлияли на местный электорат. Но ведь к урнам  (аллюзия с «мусорной» темой) пришло меньше четверти избирателей, из них явное большинство – те, кто уже на пенсии (их-то перспективы «работы до 63-х» вряд ли волнуют). А, как известно, при столь низкой явке определяющей является вовсе не эмоциональная мотивированность, основанная на топах новостей местных изданий и соцсетей.

Мы привыкли к ходячему клише – «партия власти». Однако почему-то не задумываемся о том, что данном случае главным является не первое, а второе слово – «власть». «Единая Россия» сильна как партия именно и до тех пор, пока сильна власть, чьей партией она является, а вовсе не наоборот. Ведь даже «политологи» местного розлива в дурном сне не напишут, что сила власти в регионе находится в зависимости от потенции местной ячейки «единороссов»…

Не будем лукавить: главным фактором на выборах в областное собрание, как и на выборах губернатора, являлась эффективность использования административного ресурса. Банальное обеспечение «привода» тех, кто проголосует за действующую власть. Если, конечно, ЭТОЙ власти ЭТО надо, и она способна ЭТО обеспечить…

Можно констатировать, что состоявшиеся 2 года назад выборы продемонстрировали несостоятельность региональной власти в самой ее сердцевине – в административно-распорядительной ипостаси. Причем в ключевых для области муниципалитетах: Архангельске, Северодвинске, Котласе, Коряжме. И как бы для подтверждения тезиса – еще в Няндоме и Мезени. На наш взгляд объяснение этому, вовсе не в массовом осознании жителями области близких и далеких последствий изменений пенсионного законодательства, либо внезапно проявившейся экологической озабоченности за незамутненность северных рек и девственную чистоту лесов. Просто власть не смогла обеспечить победу СВОЕЙ партии. Ну не СМОГЛА.

По латыни диагноз звучит – impotens, а по-русски – бессилие. И как это происходит в медицине, в социуме оно наступает не одномоментно. Дисфункция проявляется постепенно, и от случая к случаю часто воспринимается как досадная неприятность. Но когда последствия становятся необратимы, даже усилия по «ручному управлению» ситуацией оказываются напрасны…

То, что такой момент наступит, было понятно давно. И дело не в стенаниях «политологов» о том, что народ вдруг «проснется исполненный сил». Дело в прогрессирующем разложении того самого, постоянно склоняемого «оппозицией» административного ресурса.

На чем он собственно зиждился? Во-первых – на авторитете (ну или если хотите – электоральном потенциале) глав городов и районов. За мэра Архангельска в 2012 году при явке 57% проголосовало свыше 50%, и затем, при наличии выстроенной системы управления и грамотного начальника штаба (сиречь руководителя аппарата), даже в предельно сложной ситуации в областном центре всегда удавалось мобилизовать избирателей и обеспечить победу партии власти, да и действующего губернатора тоже. Во-вторых – на бесспорной самостоятельности позиции власти по отношению к маргинальным группкам псевдонародной «активности».

Власть на то и власть, чтобы не менять своих решений в угоду сиюминутным желаниям самозваных «лидеров общественного мнения». Такая власть, если считает  нужным, строит (а не сносит) терминалы, легко пресекает распространение самой «старейшей» газеты, а уж свои информационные ресурсы использует на 100% в интересах своей партии.

 

Без опоры на сильных – «Это наше болото!»

 

Банально, но в случае с Орловым сработало известное правило – «по-настоящему опираться можно только на сильных». Несколько лет избирателям твердили – назначаемые главы муниципалитетов вне политики, их дело решать хозяйственные вопросы. Но оказалось, что любой такой вопрос – по сути – политический. И без политической воли глава города или района решить его не может.

Однако без опоры на избирателей назначенцы Игоря Орлова оказались этой самой воли напрочь лишены, так и не обретя доверия жителей. Все их неудачи прямо проецировались населением на губернатора. Еще один существенный фактор, игравший против Орлова – это тщетные поползновения преодолеть мифическое «средостение» между «первыми» лицами и «народом» посредством разнообразных «здоровых» неформальных движений и сугубо личных (но ведущихся советниками) страничек в соцсетях.

У власть предержащих сложилось устойчивое заблуждение, что у нее есть «альтернативная» старому и проверенному аппаратному ресурсу опора. Деланная «открытость» на самом деле никого в заблуждение не ввела, однако ж, серьезно ослабила престиж руководства у подчиненных, которым рано или поздно надоело постоянно быть крайними. Поэтому вместо единого, сплоченно кулака, получилась слабая и даже трясущаяся, потная ладошка. И Шиес здесь стал лишь ярким индикатором бессилия губернатора и всей созданной им системы управления.

К чему в итоге пришли руководство региона и персонально Игорь Орлов? К 96% антирейтинга – тем самым «результатам больших социологических исследований, которые провели ряд профессиональных компаний», на которые он сослался, делая заявление о своей отставке.

В активе остались те же 10% поддержки, что были набраны 5 лет назад на выборах губернатора. Но тогда эти проценты во многом обеспечил еще действовавший административный ресурс, прежняя, столь поспешно отвергнутая система. 5 лет ушло на выстраивание новой организации управления областью. И вот наступил час, когда она должна была продемонстрировать свою эффективность, обеспечив власти, ее формировавшей, безусловную поддержку. Но это ей оказалось не под силу: налицо системный кризис, суть которого – «10% одиночества», как прямое следствие дефицита легитимности.

 PS. Временно исполняющему обязанности губернатора Архангельской области Александру Цыбульскому стоит внимательно проанализировать печальный опыт предшественника. До 13 сентября остается не так много времени, что в условиях кадрового дефицита и общественно-политического цейтнота, отягощенного необходимостью в первую очередь заниматься проблемой распространения коронавируса, требует принятия взвешенных решений. И прежде всего – кадровых. Надежно опираться можно только на сильных…

 

Иван Пучинин


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Ноябрь 2020 (296)
Октябрь 2020 (307)
Сентябрь 2020 (297)
Август 2020 (292)
Июль 2020 (303)
Июнь 2020 (303)



Деньги


все материалы
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20