Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

НАО: Рыбацкие маломерки – 2. Росрыболовство в «позе подчинения»

Проблемы использования маломерных судов в промышленном рыболовстве

Продолжение статьи Бориса Дульнева «НАО: Рыбацкие маломерки – 1. Телега впереди лошади»

Для подготовки статей мной был проработан огромный объем материала по теме использования маломерных судов в промышленном рыболовстве. У меня сложилось устойчивое убеждение в том, что упоминание судов, «осуществляющих лов ВБР в реках, озерах и прудах», в указанных в предыдущей части статьи «разъяснениях» Росрыболовства (Письмо Росрыболовства от 11.11.2016 N 6689-ПС/У08 "О представлении разъяснений"), было сделано под давлением Минтранса и РРР. Или же из-за нежелания (опасения) чиновников Росрыболовства и вышестоящего Минсельхоза вступать в открытый конфликт с более могущественными коллегами по Правительству. Что сути дела не меняет. Иначе совершенно не понятно, почему в указанных «разъяснениях», подписанных Петром Савчуком, заместителем руководителя Росрыболовства, не содержится никаких отсылок или цитат из ранее принятых нормативных актов Минсельхоза, имеющих юридическую силу, и актов собственного ведомства.

Невозможно допустить, чтобы подписывая в ноябре 2016 года ни к чему не обязывающие «разъяснения», г-н Савчук вдруг «забыл» о том, что тремя месяцами ранее вышел Приказ Минсельхоза России от 24.08.2016 N 375 "Об утверждении формы промыслового журнала". В этом приказе маломерные суда по факту выделены в отдельную категорию судов, используемых в промышленном рыболовстве. Раздел II стал называться «При осуществлении добычи (вылова) водных биоресурсов пассивными орудиями добычи (вылова) водных биоресурсов с использованием судов (за исключением маломерных судов)». Появился новый Раздел V, который стал называться «При осуществлении добычи (вылова) водных биоресурсов пассивными орудиями добычи (вылова) водных биоресурсов с использованием маломерных судов».

Кстати, этот приказ издан федеральным министерством. Поэтому он имеет силу подзаконного правового акта.

Помимо этого г-н Савчук вдруг «забыл» и о том, что буквально месяцем ранее необязательных «разъяснений» вышло письмо Росрыболовства от 19.10.2016 N 6264-ПС/У02 «О применении приказа Минсельхоза России от 24.08.2016 N 375», подписанное им же самим. В этом письме г-н Савчук «рекомендовал» использовать в части, не противоречащей упомянутому приказу Минсельхоза, давным-давно принятые Росрыболовством "Организационно-методические рекомендации по изготовлению промыслового журнала и производству записей в нем". Составляли эти орг-метод рекомендации (ОМР-2011) неотъемлемую часть Письма Росрыболовства аж от 07.04.2011 N 1846-ВБ/У02 "Об изготовлении промыслового журнала и производстве записей в нем" (вместе с "Организационно-методическими рекомендациями по изготовлению промыслового журнала и производству записей в нем").

Процитирую еще раз пункт 33 ОМР-2011: «Раздел IV формы промыслового журнала применяется при добыче (вылове) водных биоресурсов пассивными орудиями добычи (вылова) водных биоресурсов без использования судов. При этом могут использоваться суда, не имеющие на борту промысловых механизмов для производства промысловых операций, используемые для доставки сотрудников подразделений пользователя водными биоресурсами (бригад, звеньев) к месту добычи (вылова) водных биоресурсов и обратно, уловов водных биоресурсов к местам сдачи, а также для иных вспомогательных операций».

Вполне очевидно, что речь идет исключительно о маломерках, на борт которых физически не поставишь «механизмы для промысловых операций», и которые можно использовать лишь для «вспомогательных», по сути, не связанных с непосредственным процессом добычи рыбы операций. Поэтому и не относил никто - ни рыбаки, ни специалисты, ни инспекторы - маломерные суда к рыбопромысловому флоту. Поэтому и шли они по разряду добычи ВБР «без использования судов», поскольку судами считались лишь суда рыбопромыслового флота, а маломерок в логике выдачи разрешений на лов в качестве «правового субъекта» вообще не подразумевалось. Указанный выше приказ Минсельхоза от 2016 года лишь узаконил это обстоятельство, назвал маломерки маломерками, и недвусмысленно отделил их от остальных судов промыслового флота, выведя их за рамки «судового контекста», опустив их по степени важности ниже орудий лова, и определив им в технологической цепочке лова рыбы классифицирующий признак «для вспомогательных операций». Что от имени Росрыболовства г-н Савчук лично и засвидетельствовал в подписанном им письме о применении указанного выше приказа Минсельхоза.

Все эти критерии вполне правомерно было бы привести в указанных «разъяснениях». И логично это было бы сделать Минсельхозу, а не Росрыболовству. Ведь пояснения по применению своих собственных нормативных актов, изданных в пределах компетенции Минсельхоза, и разъяснение их юридических аспектов, является и правом, и обязанностью ведомства. Но такое разъяснение в пределах полномочий ведомства означало бы начало открытой войны между Минсельхозом и Росрыболовством с одно стороны, и Минтрансом и РРР с другой стороны.

Вместо этого Росрыболовство продемонстрировало подобострастное «виляние хвостом» и приняло «позу подчинения». Подкрепив эту «позу» и «вывернутой логикой», и озвучиванием неправовой новеллы «маломерные суда рыбопромыслового флота», и тем, что сразу от юридической силы всего «разъясненного» сразу же открестилось.

Справедливости ради нужно отметить, что «виляние хвостом» началось уже с упомянутого письма о применении приказа Минсельхоза 2016 года. Не могу не привести этот «прогиб»: «Не являясь в соответствии с Правилами подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, нормативным правовым актом, Рекомендации (ОМР-2011 - прим. БД) имели своей целью обобщение, систематизацию и доведение до пользователей водными биоресурсами информации о применяемом порядке изготовления промыслового журнала, а также практике производства записей в нем». Сравните эти «приниженные» реверансы с приседаниями и поклонами с властными и категоричными формулировками письма Росрыболовства образца 2011 года по направлению ОМР «заинтересованным» субъектам промышленной рыбодобычи:

«…направляем для практической реализации Организационно-методические рекомендации по изготовлению промыслового журнала и производству записей в нем»;

«Указанные рекомендации довести до всех пользователей водными биоресурсами, зарегистрированных в зоне ответственности территориального управления Росрыболовства, в том числе путем размещения на сайте территориального управления Росрыболовства»;

«Спланировать и организовать проведение инструкторско-методических занятий и семинаров с пользователями водными биоресурсами по изучению рекомендаций»;

«Копии рекомендаций направить в адрес территориальных пограничных органов, органов МВД России и таможенных органов, расположенных в зонах ответственности территориальных управлений Росрыболовства, и организовать с ними взаимодействие по вопросам, связанным с реализацией рекомендаций».

Выходит, ОМР-2011, тоже юридической силы не имели и не имеют? Так же, как и «разъяснения»-2016? Тогда чем и на каком основании нужно руководствоваться и чиновникам и рыбакам? И какому документу верить?

Своими «разъяснениями» образца 2016 года Росрыболовство «слило» всех рыбаков Минтрансу потому, что «легимитизировало» методично внедряемый Минтрансом и РРР с 2012 года безосновательный тезис о том, что ЛЮБОЕ использование маломерных судов в промышленном рыболовстве означает неизбежное отнесение ЛЮБОЙ такой маломерки к судам рыбопромыслового флота. Хотя это противоречит статье 7 Кодекса торгового мореплавания РФ (КТМ). О том, что понимается под «судами промыслового флота» указано в пункте 2, а под маломерными – в пункте 3. И в этих понятиях нет никаких пересечений или указаний типа «в том числе» и т.п. Нет этого и КВВТ РФ. И указанный выше приказ Минсельхоза именно в соответствии КТМ «развел» добычу ВБР с использованием судов, и с использованием «маломерных судов». И это «разведение» даже не пытались оспорить ни Прокуратура, ни другие заинтересованные субъекты.

В этой связи не могу не остановиться на имеющейся «коллизии» использования в промышленном рыболовстве маломерных судов весом менее 200 кг, и мощностью движка менее 8 кВт. Их Минтранс высокомерно назвал «незначительно малыми плавсредствами» (буду их называть далее НМП), которые, наряду со спортивными судами, «фактически не участвуют в мореплавании и судоходстве» (Письмо Минтранса РФ от 16 мая 2012 г. № 05-04-1655 «О государственной регистрации морских и речных судов»), в силу чего «не подлежат государственной регистрации».

В этом месте, по законам жанра, уместно вспомнить присланную мне ненецкими рыбаками публикацию в «Няръяна вындер» («Акватория старая – правила новые», Выпуск № 40 (20529) от 20 апреля 2017 г.). Эта публикация является отчетом о заседании постоянной комиссии Собрания депутатов НАО по делам ненецкого и других малочисленных народов Севера, экологии и природопользованию. На этом заседании появился новый чиновный персонаж Ненецкого округа. Им стал Евгений Александрович Лукьяненко, начальник отдела развития АПК и рыболовства Департамента природных ресурсов, экологии и агропромышленного комплекса НАО, который стал основным вестником плохих новостей для депутатов и рыбаков в части окружных новшеств в использовании маломерок в промышленном рыболовстве. Ранее эти нововведения уже были обнародованы в публикациях весны 2017 года. И их я детально разобрал в предыдущей статье (ИА RUSNORD, «НАО: Черная магия и ее разоблачение»). Поэтому повторять разбор тех же утверждений, что и в рассмотренных ранее публикациях, не буду. Подробнее остановлюсь лишь на фрагменте, относящемся непосредственно к НМП, тем более, что в предшествующих публикациях они были обойдены вниманием авторов, включая г-на Кычина, полностью.

Добавлю лишь краткую ремарку к абзацу, в котором содержится откровенный бред по поводу утверждений о «получении у капитана порта разрешения на коммерческую деятельность»; о «необходимости регистрации такого «средства» и в ГИМС, и у капитана порта»; о применении терминов «Суда, используемые в частных целях» и «коммерческое использование транспортного средства». Эти утверждения отношу на полный непрофессионализм журналиста. Поскольку совершенно очевидно, что автор публикации абсолютно «не в материале». С грустью констатирую и критически низкий уровень редактуры выпускающего и главного редакторов газеты, пропустивших такие грубые косяки журналиста.

В отношении НМП, очевидно со слов г-н Лукьяненко, журналист написал следующее: «Ничего не грозит и владельцам маломерных судов весом до 200 кг и с лодочным мотором мощностью до 10 лошадиных сил. К ним претензий со стороны контролирующих органов не будет. Впрочем, и много рыбы в такой посудине тоже не наловишь». В России принята метрическая система мер, с которой рыбаки НАО хорошо знакомы. Эта же система мер используется в современном российском праве. Поэтому не нужно было умничать с «лошадиными силами», а написать «до 8 кВт».

Правовую коллизию с НМП я подробно разобрал в первой части «Черной магии». Эта коллизия возникает из расхождений внесенных изменений в КТМ и КВВТ и положений ст. 19 Федерального закона от 20.12.2004 N 166-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (закон 166-ФЗ). В части 1 ст. 19 закона 166-ФЗ читаем: «Промышленное рыболовство осуществляется юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в соответствии с частями 3 и 4 статьи 16 настоящего Федерального закона с использованием или без использования судов рыбопромыслового флота. Для осуществления промышленного рыболовства используются суда, которым предоставлено право плавания под Государственным флагом Российской Федерации…».

Под российским флагом, согласно указанным кодексам, могут плавать лишь суда, состоящие на государственном учете в одном из государственных реестров (ГИМС, РРР, МР). Поэтому НМП использоваться в промышленном рыболовстве НЕ могут, так как освидетельствованию и учету в государственных регистрах не подлежат. Этот же вывод следует и из необязательных «разъяснений» Росрыболовства. Так как НМП не могут считаться «маломерными судами рыбопромыслового флота», поскольку не могут стоять на учете в РРР или в МР, и на них нельзя, следуя этой логике, оформлять разрешение с «использованием судов». Поскольку следуя общепринятой логике Минтранса, озвученной г-ном Лукьяненко, «в предстоящую речную навигацию маломерные речные суда, на которых рыбаки занимаются коммерческой деятельностью (в том числе и промышленным рыболовством), подлежат обязательной регистрации в Государственном судовом реестре» (ГИМС, РРР и МР). С чего вдруг такая публично озвученная амнистия для НМП? Да еще и с идиотской припиской о том, что «много рыбы в такой посудине тоже не наловишь». И почему молчит прокуратура, и не привлекает рыбоинспекцию за такое наказуемое по закону «бездействие»?

Судя по всему, «контролирующие органы» в этом случае использовали не прямую правовую логику, а «вывернутую» логику «разъяснений». То есть шли и идут от обратного. То есть, раз НМП не подлежат регистрации в РРР или в МР, то они и не относятся к «маломерным судам рыбопромыслового флота». Значит они по этой причине юридически, «как бы», не используются в промышленном рыболовстве. И поэтому к их использованию в промрыболовстве «нет претензий». Тогда следуя этим рассуждениям «от обратного» под эту «правовую» логику попадают и маломерки, зарегистрированные в ГИМС. Собственник маломерки в соответствии с законом решил, что он не использует свою лодку в «коммерческих целях», поскольку использует ее исключительно «для вспомогательных операций» в соответствии с Приказом Минсельхоза, и имеет соответствующее разрешение на лов и форму промыслового журнала. Поэтому ставит ее на учет в ГИМС, а не в РРР или в МР. Поэтому лодка, так же, как и НМП, не относятся к «маломерным судам рыбопромыслового флота». Далее, как говорится, «по тексту» - значит, маломерка по этой причине юридически, «как бы», не используется в промышленном рыболовстве. И поэтому к ее использованию в промрыболовстве также «нет претензий».

Поэтому «контролирующим органам» нужно определиться и быть последовательными и единообразными в своей логике, а не подгонять ее под свои и минтрансовские «хотелки».

С другой стороны, как уже было указано, ст. 19 закона 166-ФЗ допускает промышленное рыболовство и без использования судов рыбопромыслового флота, к которым в соответствии с действующим ГОСТ 20012-74 «Суда промыслового флота. Термины и определения», относятся исключительно суда промыслового флота с главными двигателями 300 л.с. (220,65 кВт) и более. То есть, в соответствии с указанной статьей, для промрыболовства вполне можно использовать и маломерки с движками менее 55 кВт, и НМП с движками менее 8 кВт. И, судя по всему, исходя из положений этой статьи, составлялись приказы Росрыболовства-2011 и Минсельхоза-2016 о заполнении форм промысловых журналов, и ОМР-2011 и ОМР-2016 Росрыболовства, которое, почему-то «стесняется» заявить об этом открыто.

Кстати, НМП в этих документах в отдельную категорию не выделены. И «по умолчанию» отнесены к категории маломерных судов. Тогда почему «контролирующими органами» эти положения относятся исключительно к НМП, и не относятся в равной степени и к маломеркам с движками менее 55 кВт, но более 8 кВт? Ведь и те, и другие подпадают под определение «суда, используемые «для вспомогательных операций». И изложить именно эту логику в своих приказах и «разъяснениях» вполне могли и Минсельхоз, и Росрыболовство. И это совершенно не является «юридическим разъяснением» или толкованием. Господа-начальники! Все, кто с вашей логикой в разъяснениях был бы не согласен, обратился бы в прокуратуру или в суд. А там и до истины бы докопались на уровне Верховного или Конституционного Суда. Но это, как я уже указал выше, была бы открытая война с Минтрансом.

Завершая эту часть, выскажу мнение по поводу «высокомерия» Минтранса по отношению к НМП, которые, наряду со спортивными судами, «фактически не участвуют в мореплавании и судоходстве». И именно по этой причине Минтранс пока «закрывает глаза» на явное отклонение Минсельхоза и Росрыболовства от обозначенного ими генерального курса в отношении «как бы законного» использования НМП в промышленном рыболовстве. Возможно, что и по причине каких-то кулуарных договоренностей с этими ведомствами, оставив им эту не лучшую, но все же лазейку для рыбаков. Анализируя весь «геморр» для рыбаков, все административные и финансовые барьеры, вытекающие из «генерального курса», самым простым, самым прямым и понятным для рыбака, да и для чиновника выходом из этой правовой абракадабры, является именно эта лазейка с использованием НМП. Даже по совокупности финансовых затрат.

Но как я уже пояснил выше, юридически эту лазейку можно захлопнуть одномоментно и в любое время, снова поставив рыбаков перед фактом и уже не оставляя ни одной щёлочки, если исходить из непоколебимости «генерального курса», а не из логики, изложенной мною. Я не зря употребил выше словосочетание в отношении Минтранса «пока «закрывает глаза». Потому, что НМП «фактически не участвовали в мореплавании и судоходстве» до 2011 года, когда были разработаны поправки к кодексам по маломерным судам и не было начато использование определений использования маломерок «для коммерческих-некоммерческих целей». Учитывая тенденцию «перевода» рыболовных маломерок на рыболовные НМП, через некоторое время по законам диалектики количество перейдет в качество. НМП количественно заместят большую часть маломерок с весом более 200 кг в комплектации с движком, и двигателем мощностью не более 55 кВт. На это переключатся производители-судостроители, если не наши, то китайские. Что будет дальше, догадайтесь сами.

Еще один момент. Все эти нововведения, помимо необходимости приведения в соответствие с международными нормами нашей нормативной базы, объяснялись «заботой» о повышении безопасности владельцев маломерок, их пассажиров и повышении безопасности судоходства. Эта лицемерная забота о «правах» очень напоминает американский вариант заботы о равноправии женщин применительно к общественным туалетам. Мне очень запомнился пример Владимира Вольфовича Жириновского в этой части. В одном из выступлений он задал риторический вопрос, кто реально в большей степени заботиться о женщинах? Американцы с их «равноправием»? Или представители мусульманских стран средней Азии, Ближнего Востока с их женским «неравноправием»? И привел пример огромных макдональдсов, имеющих туалеты с равным количеством «посадочных мест» и для мужчин, и для женщин. Из-за чего женщины должны унизительно ожидать посещения туалета в огромной очереди у всех на виду. И привел пример аналогичных заведений с большой посещаемостью в странах Востока, где для удобства женщин туалетов дамских всегда предусмотрено в несколько раз больше мужских.

О каком повышении безопасности может идти речь? НМП, представляет собой, как правило, легкое пластиковое или жестяное корыто с мопедным двигателем. Оно не подлежит постановке на учет ни в одном госреестре. Поэтому такое судно не подлежит ни первичному техническому освидетельствованию, ни обязательным плановым техосмотрам. Это что, реально повышает безопасность тех, кто находится на борту? Или повышает безопасность рыбаков вынужденное использованием ими в рыбной ловле этих «корыт» с игрушечными моторчиками с их минимальной прочностью и остойчивостью? Или кто-то думает, что из-за ненадобности ставить судно на учет в реестре и отсутствия этой по причине присвоенного класса, определяющего удаленность плавания от береговой базы, от силы ветра и волнения и т.п., владельцы по доброй воле на основании паспортных данных судна откажутся от соблазнов «лезть к черту на рога» на этих «корытах»? Вопрос к радетелям повышения безопасности судовладельцев маломерок и НМП: «Вы попадали во внезапный шторм на большой реке или на озере? И у какого судна больше шансов остаться на плаву и дотянуть до спокойной воды или укрытия, сохранив тех, кто на его борту: у корыта НМП с дохлым мотором, или же у более приличной по конструкции, весу и двигателю нормальной маломерной лодки?...».

Окончание следует…

Специально для ИА RUSNORD

Борис Дульнев, Уполномоченный по правам человека в Ненецком автономном округе (2007-2010 гг.)

Другие статьи автора по теме «Проблемы использования маломерных судов в промышленном рыболовстве в Ненецком округе»:

«НАО: Рыбацкие маломерки – 1. Телега впереди лошади»;

«Что курил чиновник, когда давал интервью?». НАО: Чёрная магия – 3»;

«Господа Соврамши. НАО: Чёрная магия – 2»;

«НАО: Черная магия и ее разоблачение - 1. Продолжение темы маломерных судов»;

«Как Минтранс и Речной регистр обманывают рыбаков».  


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Июнь 2018 (213)
Май 2018 (245)
Апрель 2018 (258)
Март 2018 (243)
Февраль 2018 (230)
Январь 2018 (217)





Деньги


все материалы
«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы
Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Яндекс.Метрика
Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано ФС по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20