Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Воздух свободы и чемодан. Дню строителя посвящается

Нет, все же институтская практика – лучше учебы. Не сама работа, а все, что ей предшествует и сопровождает – сборы, дальняя поездка, вольная жизнь и вытекающие отсюда всякие интересные происшествия. Я бы даже сказал, что на фоне всего этого работа – не более чем досадная помеха, фактор раздражения, так сказать. Короче – зло, которого невозможно избежать. Гримаса тоталитарного строя.

Все началось с того, что после 3-го курса меня не взяли в стройотряд на БАМ. Почему – об этом в другой раз. Я, конечно, жутко оскорбился (страсть как мечтал побывать на Дальнем Востоке) и поклялся этим гадам отомстить. Каким образом? А вот таким – на Дальний Восток назло всем попасть.

Скажу сразу – желание это во мне было, видимо, настолько сильным, что на Восток я в конце концов и попал, хоть и не сразу – правда, и не на Дальний, но зато уж надолго. Но тогда я этого еще не знал и, оставшись за бортом стройотряда, должен был ехать на производственную практику.

И вот я решил это совместить.

Самое восточное назначение – завод мостовых конструкций в Улан-Удэ было мною отвергнуто – «ту заводскую проходную, что в люди вывела меня» я на дух не переношу, а всевозможные пропуска патологически теряю. И, вообще, как говорил кумир моего детства Яшка-цыган - «я волю люблю – понял, дядя?». Дядя в деканате понял (я умел убеждать) и предложил следующее по востокорасположению место – Мостостроительный отряд №7, г. Красноярск. Объект – строительство городского моста через р. Енисей.

Вот оно! Сибирь! Енисей! Саяны! Тайга! Урраа! Мы с 4-мя приятелями туда поехали и действительность превзошла все надежды – почти 2 месяца мы провели в полном оттяге и кайфе. Это стало возможным в основном потому, что сначала мест в общежитии МО-7 не было и мы на пару дней поселились в гостинице «Дом артистов цирка», а когда места в общежитии освободились, нас из этой гостиницы было уже не вытащить, причем платили мы из своего студенческого не очень глубокого кармана и считали, что нам страшно повезло.

Располагалась гостиница в центре восточной части города, рядом с цирком, и останавливались там во время гастролей цирковые труппы, знаменитый девичий ансамбль песни и пляски «Березка», всякие театральные коллективы и прочие филармонии, гастролирующие летом по городам и весям СССР. Ну и, конечно, непременные мутные кавказские личности, эксплуататоры дружбы народов и постоянного дефицита продуктов.

«Ах, гостиница моя, ах, гостиница, на кровать присяду я – ты подвинешься...» – пел замечательный бард Юрий Кукин. Песня хорошая, романтическая такая песня...

 Реальность же была попроще – если там кто-то к кому-то приседал на кровать, то этот второй «кто-то» двигался только навстречу. В процессе этих приседаний и движений мы многое узнали – например, что у цирковых в паспортах в графе «прописка» значится «артист Госцирка», законные мясо, малину и сгущенку из рациона дрессированных медведей «половинят» на 2/3, заменяя вареной картошкой, а также получили представление о том, как любят отдыхать девушки из ансамбля «Березка» в те моменты, когда они об этих березках не танцуют.

Я уже не говорю о том, что рядом с городом находился заповедник «Столбы», где днем тренировались скалолазы, а ночами звучали гитары, и мы с разбегу включились и в то, и в другое. Как мы при этом умудрялись являться на работу почти каждый день – не понимаю. Комсомольцы были. Ноблесс оближ.

Вернувшись в Москву, мы решили на будущий год поехать на практику снова в Красноярск, в ту же гостиницу. И в конце 4-го курса после серии необходимых интриг мы – все пятеро – получили искомое направление. Но...

Вдруг выясняется, что с нами едет шестой. Вернее, шестая. Девушка Света с нашего курса, очень компанейская, добрая, веселая – вот только три ее подружки – одновременно подружки троих из нас – как вам эта теленовелла? Короче, дать ей находиться с нами в «Доме артистов цирка» и видеть эти номера под куполом ни в коем случае нельзя. Смертельный трюк. Нервных просят удалиться. Я уже не помню, чего мы ей там наболтали, но договорились следующим образом – она будет жить в общежитии, мы – в гостинице. В общем, надо признать, что поступили мы по всем канонам некрасиво. Хотя и комсомольцы.

Приезжаем на вокзал, выгружаемся с кучей рюкзаков и чемоданов и идем искать доброго самаритянина (наивного чалдона), который нас доставит куда надо. Чалдон вскоре обнаруживается в ипостаси водителя автобуса ПАЗ с надписью «Экскаватортяжстрой» на боку.

Едем к гостинице, выгружаемся, затаскиваемся в номер и отправляем самого галантного из нас, Шурика, доставить Светочку в общежитие, проследить, чтобы ей там дали комнату с окнами на солнечную сторону, чайник и по возможности познакомить тут же с приличным молодым человеком – чтобы, значит, меньше в гости ездила и под ногами путалась.

Шурик и Света начинают в груде вещей искать ее чемодан И НЕ НАХОДЯТ!
Все. Атас. Мы забыли его в автобусе. А он уже давно уехал. Поняв, что случилось, все заговорили сразу. – Мать!.. – Какого!.. – Черт!.. – А ты где был? – А номер запомнил? – Я что, гаишник? – в общем, начали грустить и волноваться. А бедная Света стоит и беспомощно на нас смотрит – что делать? Без вещей, в чужом городе, и вообще... .
Я уже не помню, кто в это тяжелый для коллектива момент взял руководство событиями в свои руки. Может, и я. Даже скорее всего – я; не зря же мне через 27 лет после этого подарили футболку с надписью "Вождь" не левой груди.

– Шурик со Светой! Не мозольте глаза, быстро в общагу! Ты! Телефонный справочник сюда, найти номер этого «Экскаватортяжстроя» или как его там! Вы двое! Тут рядом автобусный парк, дуйте туда и тоже поспрашивайте! Двинулись, мальчики, двинулись!

Через час обстановка начинает вырисовываться, но от этого не легче. Беседа по телефону (сладкая улыбка дежурной по этажу) показала, что у треста «Экскаватортяжстрой» все ПАЗики (числом около 80-и) отобрали год назад и рассовали по нескольким автобусным паркам и ведомственным предприятиям. Это же подтвердили вернувшиеся из ближайшего автопарка разведчики – туда тоже поступило с десяток.

На военном совете было решено, что наутро двое идут в ближайший автобусный, еще двое – в не ближайший, а 5-й (Шурик) попробует попросить помощи в милиции (напомню, это был 83-й год, мы были так молоды и наивны... милиция, впрочем, тоже. Иногда помогали...).
Рано утром я и Витек имеем беседу с диспетчером автобусного парка, объясняем ситуацию – так и так, ПАЗ морковного цвета, надпись на боку, номера не запомнили, особые приметы – касса перемотана изолентой, у водителя вроде примет нету, чемодан принадлежит хорошей девушке, москвичке, можем познакомить... Он при нас дает по матюгальнику команду – всем водителям ПАЗов тормознуть на выезде, двое студентов чемодан потеряли. И ни разу не удивляется, что его автобус вчера в рабочее время налево шабашил (мы это дипломатично не заостряли – чего усложнять жизнь, она и так сложная...)

Обычно мне везет сразу после того, как не повезет. Если я теряю кошелек, то это, как правило, старый кошелек, потертый, который и так давно уже пора сменить. Или вот в школе – учитель отобрал у меня матерную записку к приятелю, вызвал предков, хотел спектакль устроить, но записку, к счастью, успел потерять. И так далее.

В общем, вы уже поняли – мне опять повезло, потому что 2-й по счету автобус был тот самый, с перемотанной изолентой кассой. Шеф, однако, был другой.

– Братан, мы тут вчера чемодан, похоже, забыли.
– Так это вы? А сменщик хотел его в милицию сдать или в стол находок. Потом все-таки домой забрал.
– Адрес!!!

Приехали, разбудили человека. Чемодан целехонек, под кроватью стоит. Я, говорит, хотел в бюро находок, а потом передумал – вдруг там потеряют. Надо было пузырь человеку выставить – не сообразили. Вот дураки, а еще комсомольцы.

Сразу в общежитие. Получай, Светик, свой чемоданище!

– Ой, спасибо, мальчики! А здесь так здорово! Может, переселитесь?
– Да нет, Светик, там как-то привычнее... да и до автобусного парка ближе – на случай, если опять где-то оставишь. Кстати, тебя с тамошним диспетчером не познакомить? Хороший парень, передовик...

Я эту историю вспоминаю каждый раз, когда, перечитывая своего любимого Довлатова, добираюсь до сборника «Чемодан».

Михаил Глейзер, советско-израильский строитель  


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Сентябрь 2020 (235)
Август 2020 (292)
Июль 2020 (303)
Июнь 2020 (303)
Май 2020 (296)
Апрель 2020 (299)



Деньги


все материалы
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20