Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Про верблюдов

Тот, кто видел районный отдел БТИ после очередного указа районной управы -- легко представит себе последние минуты "Титаника".
    Когда я приносил документы -- я записался в очередь 231-м . Теперь за получением долгожданных подписей, я  --  наученный горьким опытом -- пришёл загодя и оказался всего лишь 54-м.
   Пробившись  к окошку -- выхватил тощий файлик с бумажками и по стеночке стал пробираться к выходу.
   Дама офисного вида налетела на меня из-за угла стремительно и уверенно. Крепко приложившись ко мне упругим бюстом -- она подняла на меня бешеные от рабочего азарта глаза -- и вдруг выпустила из рук стопку довольных увесистах папок, которые гулко шлёпнулись на  грязный затоптанный кавролин.
  Я смущённо извинился и попытался собрать это архив, но дама споро присела и сгребла своё барахлишко, не сводя с меня глаз. Потом схватила за рукав и потащила к двери с красивой бронзовой табличкой "Юридический отдел".
"Ну всё, - обречённо подумал я, -- сейчас засудят....".
    Кабинет был не то чтобы роскошный, но для БТИ довольно импозантный. Дама подвела меня к креслу для посетителей, бесцеремонно пихнула в грудь -- и я влип в кожзаменитель.
    Сама она обошла огромный письменный стол, плотно уселась и стала внимательно меня рассматривать.
    Ничего я не понял -- но сидел смирно.
--  Верочка , -- не поворачивая головы вполголоса сказала дама девушке, иступлённо долбящей по клавиатуре в углу за компом, -- иди пообедай...
 --  Елена Львовна, ещё сорок минут...
--  Обедай!
  Верочку как украли.
 Дисциплинка... Я привычно приготовился к неприятностям. И стал рассматривать даму. Красивая женщина средних лет, на вид не больше сорока, ухожена. Привыкла командовать -- это в позе читалось...
  Но вдруг она как-то робко и застенчиво улыбнулась -- и у меня сердце пропустило такт.
  --  Вы меня не узнали, -- утвердительно сказала она, потом подумала и сняла затемнённые очки.
  Глаза...  глаза я узнал сразу. Зелёные , с рыжыми точками...  такие глаза я видел только однажды и только у одной женщины... девушки... девочки?
-- Очень изменилась, да?
-- Вы знаете, я не совсем уверен...
--  Да узнали, узнали... А вы,Сэнди, почти не изменились, только седой совсем... ну оно и понятно, вы же тогда были практически взрослыми уже мужчинами, а я девчонка совсем... Помните, когда это было?-
 --  Нууу... лет двадцать назад...
--   Не льсти мне...Тридцать, это было ровно тридцать лет назад,  и это тоже был апрель, конец апреля. И я очень хорошо помню и день тот, и дату, и вас всех... потому что...ну, а вы-то что-нибудь помните?
 ...Конечно же, я помнил... я тогда очень жалел, что номер телефона оказался номером не то прачечной, не то булочной...
-- Я же звонил... только искать не стал -- вы наверняка не захотели бы этого...А так -- да , помню, это был именно апрель...

... вечер, пятница и я шёл по Мосфильмовской в сторону проходной студии, где меня уже должны были поджидать Фил, Лепёха, и Сергей. Программа для пятницы обычная -- портвешок, погулять, найти где весело и --  догулять до понедельника.
   Я  шёл вдоль забора, тротуар был практически пуст, только вот девушка... как-то она неправильно стояла. Почти у решётки забора, глядя прямо перед собой, высоко подняв голову.... так смотрят слепые в незнакомом месте, не слыша знакомых звуков.
 Тоненькая, высокая, в синем, туго перетянутом в талии плаще...
 Я почти прошёл мимо... но вернулся.
-- Барышня...
Она даже не повернула голову.
-- Барышняяя.... вы заблудились?
 Даже не моргнула.
-- Может быть --  вы ждёте кого-то?
  Тогда она всё-таки перевела взгляд  -- и меня окатила такая волна отчаяния, что я даже на секунду пожалел, что притормозил.
--  Нет, уже не жду, -- голос был тихий, тусклый, без интонаций.
   И глаза, огромные зелёные глазищи с коричневыми пятнышками. И видно было, что она совсем недавно плакала, даже рыдала наверное -- веки были красные и нос припух....
-- Ну и сколько вы тут ещё простоите?
-- А вам то что?
-- Вас дворник заберёт, тут студия, тут нельзя диверсантам стоять...
--  Кому?
-- Диверсантам
-- Я не деверсант...
-- Тогда вы Наташа!
--  Лена...меня Лена зовут...
   Редкий случай в моей практике, когда девушка сама, без нажима называет своё имя -- не принято так было в те времена.
--  Знаете, Лена, тут всего в двух шагах остановка троллейбуса, который довезёт вас до любого метро и даже дальше.... или я могу проводить вас...
-- Нет, не надо меня провожать...я...
-- Алёёёёё!!!!Сэндииии! Ну ты где?
   Со стороны проходной к нам направлялись мои приятели, которые, как видно, довольно долго наблюдали за процессом, как им казалось, охмурёжа....
-- Здравствуйте, барышня, -- Фил был самый элегантный -- у него были настоящие суперрайфл -- а поэтому самый наглый,  -- Меня Филипп зовут.
-- Лена...
-- Просто Лена? А что тут Лена стоит и мёрзнет?
-- Мне надо....спасибо, я поняла про метро и остальное, спасибо... оставьте меня, пожалуйста...
 Сказано это было таким голосом и с такими интонациями, что даже Лепёха молча пожал плечами и шагнул в сторону остановки...
-- Я её тут так не оставлю одну, -- почему-то я решил это сразу и  твердо.
-- Сэнди, да брось, поехали, на фиг тебе эти сложности, -- вполголоса сказал Фил, и двинулся вслед за Лепёхой, -- пусть себе....
-- Я её не оставлю.
-- Твою мать... -- вздохнул Фил.
  Он меня знал давно и выход теперь видел только один:
-- Девушка... что тут вот стоять, как Катерина над обрывом -- поехали с нами.
Люди мы честные, хоть и неженатые, вежливые и не обидим, честное слово.
Будем есть пироги. Мы будем пить пиво -- а вы чай. Или тоже пиво -- если захотите....
Поехали-поехали, и не бойтесь -- у хозяина дома очень строгие родители и они как раз пришли уже с трудовой вахты и заступятся за вас, если мы начнём скабрезничать, -- я дал Филу подзатыльник, -- или рассказывать неприличные анекдоты....
  ... Времена те были спокойные, практически некриминальные, доверчивые, тихие, и люди знакомились  просто и без опаски.
   И мы не очень удивились, когда Лена вздохнула, шмыгнула  носом совсем по-детски и шагнула вслед за нами. И я вдруг почувствовал, как её ладошка скользнула мне в руку. Узкая, холодная ладошка, такая холодная, что моя горячая рука прикипела к ней, как к льдышке на морозе...
 Так мы и двинулись -- сначала в магазин за креветками, потом за селёдкой, без которой Лепёха пиво не пил в принципе....
  Лена всю дорогу шла молча, держа меня за руку, и было полное ощущение, что вот так её можно просто отвести в лес и оставить волкам -- там и замрёт.
-- И чё теперь? Не бусануть, ни портвешка....,-- бубнил Лепёха, стараясь, впрочем, чтобы никто, кроме Фила, его не слышал. Но я слышал...
-- А то ты не видишь -- Сэнди зарубился. Ну давай их тут оставим и пойдём бухать. Не бросит он ей.
-- Кавалеры хреновы, -- Лепёха  очень хотел выпить, -- ну тогда завтра нажрёмся...
-- Ага, а в понедельник я опять тебя в тонвагене запру, чтоб ты продрыхся...нет уж, разгонишься пивком. Побереги здоровье..
-- Ага , здоровье сберегу, а нервы мои? -- Лепёха ныл бы ещё долго, но от Мосфильмовской до улицы Довженко рукой подать.
  У Женьки дома оказалась только мать, Раиса Семёновна, врач-рентгенолог, а поэтому женщина резкая и бдительная.
 --  Кого привели? -- с порога вопросила она, -- Батюшки... Деточка, как вас-то в эту компанию занесло? Лена? Ну что уж теперь... Вы не бойтесь их, они балбесы, но безобидные... мы с вами будем пить чай, а если эти обормоты попробуют напоить вас их мерзким пойлом -- не поддавайтесь и сразу жалуйтесь мне!
  Женька, как хозяин и владелец канистр -- обречённо побрёл за разливным пивом в пивняк напротив студии,  носивший гордое название "14 павильон" ( на самом Мосфильме их было 13), мы занялись креветками, а Раиса увела Лену -- приводить себя в порядок.
  То ли я потом придумал этот "Ах" из прихожей, то ли он был на самом деле.....
  На кухню ворвалась разъярённая Раиса, а вслед за ней смущённо вошла Лена..... в коричневом школьном платье с чёрным фартучком и трогательным комсомольским значком  на лямочке...
  У нас отвисли челюсти....
-- Деточка, ты иди в комнату, посмотри там пластинки, журнальчики полистай, мне с мальчиками поговоритть надо, -- ласково сказала Раиса и нас затрясло.
  Лена послушено вышла.
  Раиса медленно подошла к нам с Филом, крепко схватила за бороды и безжалостно рванула...   У нас синхронно лязгнули зубы...
-- Вы что, совсем обалдели? Вам студийных мало? Она же ребёнок! Где вы её подобрали?
-- Это он, он ! --- Фил мотнул головой, но Раиса держала крепко. -- Это Сэнди её подобрал, она замерзала...
-- Таааак... Сэнди - объяснишь?
-- Ей было плохо. Видно было,что очень плохо. Нельзя было оставлять её вот так.....
  Раиса ещё раз рванула нас за бороды и отпустила.
  Посмотрела в глаза, сначала Филу, потом мне.
-- Почему-то мне кажется, что Сэнди не врёт... что уже подкупает... Но учтите, архаровцы -- пиво не давать, не шалить и в десять доставить девочку домой --  и до порога! Вы и так неисправимые греховодники, если не сказать --  грешники ( "ну прям  уж" -- бормотнул Фил) -- Да-да, не видать вам светлых реинкарнаций, и вообще скорее верблюд пройдёт сквозь игольное ушко, чем из вас выйдет что-то путное... или там как-то по-другому... но --  не суть...Вобщем - вы меня поняли... Пойду пообщаюсь с девочкой....
  Женька вернулся не один, а с Лёнькой, который тащил вторую канистру.
 ...Вообще домашние посиделки проходили у нас обычно тихо и камерно -- попить, попеть, поговорить именно ни о чём и наметить план на крупный загул уже на субботу...
  В этот раз программа несколько изменилась -- но не слишком...
  Раиса маханула с нами пива, схрумкала горсть креветок и поманила меня на кухню:
-- Вобщем так -- у девочки, как я поняла, трагедия -- её бросил мальчик, с которым она долгое время ээээ...надеюсь --  лишь  дружила, ты понимаешь... О, Боже, шестнадцать лет дурёхе! Теперь она застукала его со своей же подругой и жизнь рухнула...
    Вы там без намёков --  но хоть рассейте как-то, отвлеките, хоть одно доброе дело... Нет, вашим верблюдам всё равно не пролезть -- но стремиться к этому надо.Ты понял?
  ...Никто, собственно, не собирался Лену развлекать специально и нарочито... Но как-то потихоньку она сначала улыбнулась, потом Фил втихаря всё-таки подсунул ей бокальчик пива, который был тут же срочно запит чаем. Хором попели Аквариум, Машину Времени, потом  Серёга  приволок полуубитую "Яузу 5" -- но  с новым альбомом Бэль Эпок. Я тут же потащил Лену танцевать,  танцевали мы долго и, как мне показалось --  танцевала она с удовольствием и довольно умело.
   Смели креветки, потом издевались над Лепёхой, который пытался съесть селёдку без помощи рук -- но не задев ни одной косточки...
  Вобщем -- обычная фигня, если бы не присутствие девочки в школьном платье и с зелёными глазищами, которые смотрели на всю эту суету со странным восторгом....
   Ровно в десять в дверях появилась Раиса...
-- Леночка, а родители не будут беспокоиться?-- голосом киношного завуча спросила Раиса, -- Сэнди, ты ведь проводишь девушку?....
    Уходила Лена из нашего бегемотника, как мы его называли,  с явной неохотой...
   Но я видел, как она устала. Даже не от нас, а от того, что было до нас....  Слишком много для одного вечера...
    В то время такси в любой конец Москвы обходился максимум в трояк.
   Я довёз её до Бережковской, постояли у парапета.....
-- Вы забавные -- тихо сказала Лена, - я думала киношники совсем другие.
-- Мы разные... Плакать больше не будешь? Сегодня хотя бы?
-- Может и вовсе не буду... Жалко, что мне только шестнадцать....
-- Так это и хорошо! -- с фальшивой убеждённостью сказал я.
-- Нет, пока это плохо...А хочешь мне позвонить?
-- Конечно, хоть завтра!
-- Завтра не надо, родители дома, а вот в понедельник...или.. я не знаю...
Она достала шариковую ручку и долго писала на моей ладони номер...
-- Всё, я побежала, вон мои дома, не провожай дальше, вдруг кто увидит -- взрослый дядька, хи-хи...
-- Ну -- пока?
-- Пока... и спасибо вам всем... всем....
   Она скрылась между домами,  а я ещё покурил у воды и поехал допивать пиво......

--- Ну, вспомнили?
   Я с трудом вернул себя из того апреля в кабинет.
-- Вспомнил...  а я ведь звонил тогда, в понедельник... не то прачечная, не то булочная...
-- Да, наврала... ну какие могли быть тогда у нас отношения. И я испугалась  ...
   А самое главное.... маме вашего друга я тоже не всё сказала....страшно стало.....
Когда Андрей тогда меня бросил.... я думала, что беременна, ну понимаешь -- в шестнадцать лет тогда это было... ну слов не найти...
И я решила -- всё. Дальше ничего не должно быть. Знаете, что у меня в карманах было ? Все лекарства, какие я нашла у мамы-сердечницы и бабушки-диабетика.... Сейчас я понимаю, что мне и трети хватило бы за глаза... И я твёрдо решила, только не знала куда лучше пойти, то ли на Сетунь,  то ли к правительственным дачам, к реке, чтобы не сразу нашли, чтобы не успели....Совсем уже было решилась ....
  Ну вот откуда вы взялись? Я никуда не хотела с вами идти -- а пошла...
  Шла и думала -- вот сейчас руку вырву .... а сама шла и шла... Или ты меня вёл.... а потом...Чай пили, вы песни дурацкие пели, прикалывали друг друга...
   Всякое думала, пока вдруг не поняла -- ну вот же нормальные ребята, весёлые, наверное надёжные, ну вот казалось бы --что им какая-то замухрышка посреди Москвы? Но ведь не одни они такие, ну ничего, что они старше -- я тоже стану старше, и встречу если не кого-то из них -- то похожих, и всё у меня хорошо ещё будет.... ничего, что я это тебе...вам вот так?
  ... Я сидел и слушал эту взрослую, успешную наверное, красивую женщину, которая волновалась так, как-будто это только вчера она стояла, распахнув невидящие глаза, с карманами, набитыми непонятными лекарствами, готовая на всё...
-- Да, теперь я понимаю... Слава Богу, что всё было не зря и вовремя...
-- Спасибо. Я всегда хотела сказать -- спасибо. Только некому было.... А сейчас вас...тебя увидела и как ударило -- так не бывает! До сих пор не верю...
-- Ох, бывает.... не знаю я что сказать... Может быть, стоит...
Она мягко, понимающе улыбнулась :
-- Нет-нет, у меня всё хорошо, семья, сын, тоже юрфак заканчивает. Всё замечательно... не стоит ничего... не надо... не будем... просто вспомнили...   я очень вам... тебе...благодарна.
-- Ты... вы уже это говорили....Ну, тогда я пойду? ... да понимаю я..... не волнуйтесь...не беспокойся -- я не буду звонить в прачечные и булочные, а сюда тем более.
-- Я знаю.... я ещё тогда поняла --  не будешь, если обещаешь.... Удачи вам, и друзьям своим передайте -- я их помню, прощайте..
--- Прощай.
  ... Я курил на остановке , пропуская один автобус за другим....
  Милая девочка, почему я не прошёл тогда просто мимо, скользнул взглядом, как это бывало тысячи раз? Почему ты доверилась компании весёлых оболтусов, которые и в себе-то самих так никогда и не разобрались?
   И жила все эти годы, считая себя чем-то обязанным этим людям, и помнила их. А мы почти забыли тот эпизод, жизнь закручивала, замучивала, только иногда Раиса, Царство ей Небесное, говаривала : " Вас, паразитов, спасает только то, что одно хорошее дело за вами я знаю....".
   И вот попрощался я тогда на Бережковской набережной с девочкой Леной, как мне тогда казалось --  навсегда, девочка выросла, вышла замуж, у неё сын, будут внуки, и родители её живы, а не умерли от неслучившегося тогда горя, и --  дай Бог, они все любят друг друга...
   И очень хорошо, Лена, что не знаешь ты, как весёлые балбесы превращались в озабоченных мужиков, что Лепёха  погиб во второй чеченской на репортажах,  и что Женька стал почти олигархом и был расстрелян из "Мухи" в своей машине на развязке МКАДа....
 Как  долго и упорно мы все вместе лечили Лёньку - но передоз взял своё...
 Жила в счастливом неведении, иногда, может быть, вспоминая нас и надеясь, что и у нас всё хорошо....
  Воистину, неведение -- это счастье...
  ...Подошёл полупустой автобус, я сидел у окна, смотрел на плывущие мимо дома...
   В тот момент я не думал, что ещё большее счастье -- это то, что не знаем мы будущего своего....
   Пройдёт совсем немного времени -- и  Серёгу найдут под утро замёрзшим возле его собственного подъезда. Проснувшись под утро от депресняка и предрассветного похмельного ужаса, он пойдёт в ларёк за бутыльком, начнёт лечиться тут же, на ходу, и рухнет в сугроб возле ступенек....
  ....а Фила всё-таки оставит жена, заберёт дочку и уедет  в Брюссель, к своему научному руководителю, с которым уже всё было, как оказалось, давным-давно оговорено....
И Фил поможет ей уложить вещи, проводит в аэропорт,поцелует дочку, вернётся на дачу, выпьет литр паршивой водки, засунет в салон шланг из выхлопной и плотно закроет дверцы.....
   ...а самого меня вскоре скомкает, сомнёт, скрутит в жгут чувство к чужой мне женщине, чувство  позднее, глупое, нелепое в своей наивности и несоразмерности, зажжёт чадяще -- но пощадит почему-то, не даст  сгореть дотла, угаснет, позволит с хрустом и болью снова развернуться , пусть надорванным и с опалёнными краями -- но в чистый лист, готовым принять новые фразы, которые всё равно будут похожи на привычную ложь....
... Но всё это будет потом, потом, это ещё не случилось, я просто ехал домой, вспоминая растерянную фигурку возле студии, и думал, что надо просто делать то, что должен и пусть будет, что будет, даже если ты давно и твёрдо знаешь, что твоему верблюду никогда не пройти сквозь игольное ушко....

Ярослав (Сэнди) Трусов


За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Литературная гостиная

все материалы

Архивы

Май 2024 (305)
Апрель 2024 (354)
Март 2024 (330)
Февраль 2024 (317)
Январь 2024 (319)
Декабрь 2023 (318)







Деньги


все материалы
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Сетевое издание "Информационное агентство "Руснорд"
Свидетельство СМИ: Эл № ФС77-81713 от 10.11.2021. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Адрес: 163000, Архангельская обл., г. Архангельск, ул. Володарского, д. 14, кв. 114
Учредитель: Черток Л.Л. Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: tchertochok@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20