Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Почему "Свидетелей Иеговы" не любят не только в России?

В апреле 2017 года Верховный суд РФ признал «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» экстремистской организацией и постановил закрыть все ее филиалы.  Представители секты назвали это решение гонениями на «свободу совести». Либеральная общественность и вовсе заявила о начале репрессий над инакомыслящими, проведя параллели с фашистской Германией.  О реальной подоплеке судебного процесса и угрозах, которые представляет вероучение «Свидетелей Иеговы», «Вестнику Архангельской митрополии» рассказывает бывший член этой организации, а сейчас — сотрудник православного апологетического центра «Ставрос» (Санкт-Петербург) Артем Григорян.

Не любят не только в России

— Прежде всего нужно понимать, что к «Свидетелям Иеговы» относятся негативно не только в России и не только православные. На Западе, в США, в Германии, давно существуют антикультовые движения, направленные в том числе на борьбу и с этой организацией. Все основные аргументы, все материалы, фильмы, интервью появились не в России и создавались не православными авторами. Борьба началась там, где появились сами «Свидетели» — в США.

— На Западе об этом много говорят. Я не раз читал статьи респектабельных газет, посвященные «Свидетелям Иеговы», и они были достаточно критичны…

— Основная проблема заключается в том, что «Свидетели Иеговы» не представляют из себя на сто процентов «черное пятно». Во многих проявлениях это безобидная организация, которая воспитывает в своих членах много положительных качеств. Например, их учат быть хорошими супругами, добрыми родителями, послушными детьми. Они активно проповедуют здоровый образ жизни; они никогда не прибегают к насилию; они не будут участвовать в каких-то военных конфликтах, устраивать теракты и так далее; они исправно платят налоги. И когда мы начинаем говорить об отрицательных аспектах их деятельности, оказывается, что они не так очевидны. За образом законопослушной, «хорошей» религиозной организации не всегда можно разглядеть деструктивные черты. Я считаю, что нужно быть максимально объективными и говорить, что в этой бочке меда есть немалая доля дегтя.

Смерть за кровь

О чем речь? Есть совершенно очевидная вещь, которая связана с угрозой для жизни всех членов этой секты, в том числе несовершеннолетних. Это, конечно, отказ от переливания крови.

— Иногда иеговисты утверждают, что это не обязательное требование, каждый для себя решает сам...

— В действительности это миссионерская уловка. Переливать кровь или нет — это не вопрос личного выбора, не «вопрос совести» (есть у них такое понятие, когда речь идет об использовании мелких фракций крови, например, альбумина). В случае с использованием цельной крови или четырех ее основных компонентов, свидетеля Иеговы исключат из организации, если он даст согласие на переливание.

Этот запрет выводится из библейской заповеди, запрещающей употреблять кровь в пищу, и рассматривается в одном ряду с таким смертным грехом, как убийство.

Самоубийством отказ от переливания крови иеговисты не считают, требуя, чтобы к ним применяли другие хирургические методы, использовали кровезаменители — синтезированные препараты, которые в некоторых случаях могут заменить кровь. В случае с плановыми операциями, когда есть время для подготовки, их можно использовать. Но если операция экстренная, если речь идет, например, об ожогах, все становится намного сложнее.

— То есть ссылки Свидетелей Иеговы на то, что переливание крови — устаревший метод, от которого весь мир уже отказывается, некорректны?

— Да, это, во-первых, манипуляция цитатами, во-вторых, выдача желаемого за действительное. Конечно, эта область в медицине развивается и, может быть, в будущем будут изобретены такие препараты, которые позволят исключить переливание крови. Но пока об этом говорить не приходится, и периодически случаются трагедии.

В августе 2013 года от ожогов умерла 21-летняя Маша, «свидетельница Иеговы», родом из Ростовской области. Она отказывалась от переливания, требовала, чтобы использовались заменители крови, и через несколько месяцев борьбы умерла. В 2010 году был случай в Санкт-Петербурге — тоже молодой человек, у него диагностировали рак крови. Мы не знаем, возможно, он умер бы в любом случае, но переливание позволило бы ему прожить дольше. Умирали и несовершеннолетние дети.

— То есть можно прямо утверждать, что из-за вероучения «Свидетелей Иеговы» в России погибли как взрослые, так и дети?

— Да, это не выдумка. Еще одно проявление деструктивного начала — это разрушение семей, практика лишения общения. Речь идет о тех членах организации, которые решили выйти из нее (например, будучи вовлечены в секту несовершеннолетними и повзрослев). По правилам секты их близкие больше не могут с ними общаться, за исключением каких-то экстренных случаев. Просто позвонить родной матери становится невозможно.

Здесь никакой статистики нет, но я знаю огромное количество бывших свидетелей Иеговы, которые потеряли близких и друзей. Ведь если человек годами находился в организации, все его прежние контакты обрываются. И когда он выходит из нее, то остается один. Ко мне не раз обращались молодые люди с жуткими депрессиями, с неврозами, злоупотребляющие алкоголем.

Тем, кто считает, что мы эти проблемы выдумали, я советую просто пообщаться с такими людьми, почитать сообщения, которые я регулярно получаю в социальных сетях и которые невозможно читать без слез. Например, мать пишет, что ее новорожденный ребенок умер в результате ее отказа от переливания крови. Представляете, что с ней творилось? Сейчас она ушла из организации… И это реальность.

Экстремизм — широкое понятие

— То есть религиозный экстремизм в данном случае — это явное нарушение организацией прав человека?

— Несомненно, но не отказ от переливания крови и не запрет на общение стали юридическими основаниями для ликвидации организации. Это случилось, когда литературу «Свидетелей Иеговы» признали экстремистской на основе ряда экспертиз, которые проводились с 2008 года.

У нас слово «экстремизм» ошибочно ассоциируется только с терроризмом, но это более широкое понятие. В российском законодательстве экстремизмом считаются и разжигание религиозной розни, и резко негативные высказывания или оскорбительные комментарии в адрес других религиозных организаций. В литературе «Свидетелей Иеговы» на протяжении многих лет постоянно встречались уничижительные высказывания в адрес традиционных христианских церквей и священнослужителей. Для «Свидетелей Иеговы» Православная Церковь – это враг номер один. «Церковь сатаны» — так они ее называют. Свидетелю Иеговы запрещено переступать порог православного храма.

— Перейдем к Православию. Человеку, который выходит из неопротестантских сект или псевдохристианских культов, крайне сложно прийти в Православную Церковь, увидеть в ней Церковь апостольскую, библейскую. Как вы выбрали Православие?

— Я думаю, что поворотных моментов было два. Во-первых, после того, как я понял, что такое «Свидетели Иеговы», я не потерял интереса к христианству и Священному Писанию. Передо мной стоял вопрос: а как все-таки правильно? Хорошо, «Свидетели Иеговы» — имитация христианства, культ человека, который провозгласил себя «верным рабом» Чарльза Рассела*. Но что дальше?

И чем больше я пытался изучать Священное Писание самостоятельно, тем сильнее я убеждался, что смысл библейского текста не самоочевиден. Библия одна, но вариантов ее понимания множество. Это привело меня к мысли, что нужно искать подлинный смысл, что необходимо вернуться к истокам и понять, каким было христианство на пороге II века, сразу после апостолов.

Помню, как пошел и купил книгу «Писания мужей апостольских». Я стал читать эти древнейшие тексты с маркером в руках. Хронологически они как раз следуют за Новым Заветом. Естественно, я был поражен: прочитав их, я увидел те фундаментальные вещи, которых придерживаются традиционные христиане. Например, меня, как человека, который долгое время исповедовал антитринитаризм (отрицание Святой Троицы), поразило, что ранние христиане почитали Христа как Бога. Я увидел идею о бессмертии души, хотя «Свидетели Иеговы» и адвентисты утверждают, что это позднее учение; о загробном воздаянии, о церковных Таинствах…

От мужей апостольских я перешел к ранним апологетам — так началось мое увлечение раннехристианской литературой и изучение библеистики. Последнее также позволило глубже погрузиться в мир Священного Писания и понять, что Библия — это не автономный набор текстов, который чуть ли не упал с неба, а то, что передала, сформулировала Церковь. И когда это стало очевидно, я понял, что, если вы хотите серьезно относиться к Священному Писанию в том виде, в котором все его принимают, вы должны понять, что оно неразрывно связано с древней Церковью. Невозможно просто взять и вырвать его из контекста веры Церкви.

Все это привело меня к понимаю того, что Православие максимально аутентично сохранило христианскую веру.

Разрешено то, что не запрещено

— Одним из главных препятствий для человека, который приходит в Православную Церковь из другой среды, из секты, становится непонимание — как совместить все, что есть в Православии (иконы, мощи, крещение детей) с библейским текстом. На первый взгляд одно другому очень сильно противоречит...

— Это самый интересный момент – переход от парадигмы «только Писание» к парадигме древнего христианства. Основная проблема в том, что мы подходим к Священному Писанию, исходя из разных предпосылок. Предпосылка, которая была порождена Реформацией в XVI веке (по историческим меркам это новодел), следующая: практика рождается из теории. А парадигма древнего христианства подразумевает, что теория рождается из практики. Это два принципиально разных подхода к священному тексту. Протестантствующие исповедуют своего рода принцип минимализма: запрещено то, что не разрешено. А древняя христианская традиция, можно сказать, иная: разрешено то, что прямо не запрещено. Православные исходят из того, что первичен опыт Богопознания, Богообщения. Опыт первичен, первична практика. Мы крестим младенцев не потому, что в Библии есть конкретное упоминание такого крещения. Важнее другое: это не противоречит тому, что написано. Основная слабость —принципа «sola scriptura» лежит на поверхности, и протестанты этого не замечают.

— Обычно ссылаются на апостола Павла: «Все Писание богодухновенно» (2Тим. 3, 16).

— Да, но там говорится о Ветхом Завете. Если вы хотите быть последовательными, забудьте о Новом Завете и читайте только Ветхий. Когда апостол Павел написал эти слова, не было никакого Нового Завета. И когда протестанты спрашивают, где в Библии написано, что можно делать иконы и молиться перед ними, или что можно почитать святых, надо спросить: а где в Библии написано, что, если в ней чего-то не написано, то это автоматически неправильно? Этот принцип предлагают применять к Священному Писанию, но в самом Писании его нет. Если человек понимает этот важный момент, то многое в Православии становится ясным.

— Еще один важный аспект: протестантов часто подводит их же буквализм, в России они читают, например, Синодальный перевод и не смотрят ни подстрочник, ни греческий текст. Есть несколько примеров, когда неправильный перевод приводит к заблуждениям, а смысл оригинала, наоборот, говорит в пользу Православия…

— В сектах иная ситуация. Например, послание к Филиппийцам, вторая глава, шестой стих. Греческий текст дословно говорит о том, что Христос «не счел хищением» быть равным Богу. Так и в церковнославянском тексте, и в Синодальном переводе. А в переводе «Нового мира», переводе «Свидетелей Иеговы», говорится: «Не помышлял о посягательстве», — то есть не помышлял о том, чтобы быть равным Богу. Смысл противоположный. Достаточно открыть греческий текст, чтобы убедиться, что второй вариант ошибочный.

И таких примеров очень много. Конечно, Синодальный перевод сам страдает неточностью, и я неоднократно убеждался, что церковнославянский более точен. А для домашнего чтения я рекомендую использовать перевод епископа Кассиана (Безобразова). Очень точный, хороший перевод, выполненный с критического текста Нестле-Аланда.

Погрузить в другую среду

— К священникам часто обращаются люди, чьи близкие попали в секту. Никакие аргументы на них не действуют, сами они общаться со священниками не хотят. Как нужно себя вести в такой ситуации? Как рассказывать о Православии, чтобы не оттолкнуть еще больше? Как не навредить?

— На самом деле больше всего вредят именно близкие люди. Они боятся, переживают и из-за этого совершают очень серьезные ошибки. Начинают ругаться, давить, в результате теряется контакт, и тот член семьи, который попал в секту, закрывается от близких, вплоть до того, что начинает их ненавидеть и никакой помощи от них принимать не хочет. Потому первое: ни в коем случае нельзя проявлять агрессию, что-то запрещать, ограничивать свободу человека. Наоборот, нужно проявить максимум внимания, доброты и любви. Второе — вовремя обратиться к специалистам, пока человек еще готов что-то слышать. Это как в медицине — нельзя заниматься самолечением. А нам, как правило, звонят намного позднее.

Очень помогает погружение человека в другую среду, смена круга общения. Не надо думать, что получится просто в лоб, набором аргументов, изменить чью-то парадигму мышления. Чаще всего люди оказываются в сектах не потому, что их убедили какие-то глубокие красивые аргументы, а потому что они влюбились в это сообщество. Их привлекают прежде всего другие люди, а не религиозные идеи. Человеку нравится социум, он начинает смотреть на него сквозь розовые очки, его критическое восприятие притупляется, и вот он уже готов воспринимать новые идеи. Мы должны действовать в такой же последовательности. А попытки просто изложить аргументы не работают.

Иногда человека нужно лишь выслушать, понять, что привело его к поискам. Как правило — кризисные ситуации, проблемы в семье, сложности в отношениях с близкими. И это хорошая возможность для родственников. Прежде чем пытаться изменить убеждения человека, надо изменить ситуацию в доме. Близкие должны начать с себя.

А если говорить об интеллектуальной стороне, то для полемики с индоктринированным человеком нужна подготовка. Надо понимать логику аргументации той или иной секты или культа. Простой человек вряд ли к этому готов.

Важно обратить внимание сектанта на то, что его новое мировоззрение, его понимание Библии — это лишь одна из возможных трактовок. Сами сектанты искренне считают, что они ничего не трактуют, что Библия самоочевидна. В действительности любой священный текст, вообще любой текст, всегда требует истолкования, интерпретации. Но секты это отрицают, потому что в противном случае им придется защищать свою интерпретацию. В секте она всегда восходит к конкретному человеку – лидеру, создателю учения. У «Свидетелей Иеговы» это Чарльз Рассел, у мормонов – Джозеф Смит. И одно дело сказать «Библия учит, что…» и совсем другое – «Чарльз Рассел верил, что его понимание этого библейского текста соответствует…» Указав на этот факт, можно «запустить» у человека критическое мышление.

Беседовал Михаил Насонов

 

*Чарльз Тейз Ра́сселл (англ. Charles Taze Russell; 1852–1916гг.) – американский религиозный деятель, один из основателей религиозного движения Исследователей Библии («Свидетелей Иеговы»), секретарь и главный бухгалтер, а с 1884 года президент Общества Сионской сторожевой башни.  


Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий:

  • Введите код:

    Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Декабрь 2018 (125)
Ноябрь 2018 (234)
Октябрь 2018 (268)
Сентябрь 2018 (242)
Август 2018 (260)
Июль 2018 (235)



Деньги


все материалы
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20