Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

"Кролики" Биби Нетаньяху. Израильский парламентаризм в "русских" руках

Израиль – маленькая страна (особенно по российским мерилам). Но гордая и очень политизированная. Последнее чисто национальная примета, не зря есть поговорка, что два еврея – это, как минимум, три мнения (часто больше).

Соответственно, самый широкий спектр политических взглядов. Проходной «балл» в израильский Кнессет – 3.25%, а совсем недавно был вообще два. И кто только там не заседает… левые, правые и центристы всех мастей и уклонов, религиозники, защитники природы и просто арабские партии (кто там говорил о притеснении нацменьшинств?!). Как когда-то в нашей Госдуме… только без «любителей пива» и каких-нибудь «женщин Мёртвого моря».

 И со всеми приходится не просто сидеть в сравнительно небольшом зале на 120 мандатов (не в поле!), но и договариваться.

С последним этой весной случился облом. Премьер-министр Нетаньяху, замеченный в частых общениях с Путиным, не смог собрать правящую коалицию, пришлось всех распустить на лето и объявлять новые выборы. Заметьте, страна без парламента не рухнула, но надо же и приличия соблюсти. А всё из-за выходца из Молдавии Авигдора (Виктора) Либермана, бывшего премьерского соратника, который отказался входить в ту коалицию, которую ему весной предлагали.

Либерман, конечно, фигура. По моим наблюдениям, именно с ним и его партией «Наш дом – Израиль» (наглый парафраз с «Нашего дома – Россия») и началось серьёзное вхождение русскоязычных в политическую жизнь страны, знаменитые слова Высоцкого про «на четверть бывший наш народ» были скорее поэтической метафорой, чем реальностью 70-х. Даже поток репатриантов начала 90-х, когда стали выпускать (и впускать) всех желающих, не привёл к нужным пропорциям. То, что русская речь давно звучит на набережной Тель-Авива, ещё не говорит о влиянии.

Новые выборы – это тоже повод для торга. Прежде всего с Либерманом, который всё круче, всё правее и менее сговорчив. На этот раз я решил оставить собственные размышлизмы и предоставить слово двум своим добрым друзьям, более тридцати лет проживающим на Земле Обетованной.

Для пущей интриги скажу – они хорошо знают друг друга, но придерживаются различных взглядов по целому списку принципиальных вопросов, даже фамилию своего премьера пишут по-разному. Тем интересней будет сравнить. Итак…

Вадим Яловецкий:

- 17 сентября в Израиле прошли вторые выборы за полгода. После апрельских выборов премьер-министр Натаньягу не смог сформировать коалицию, главной целью которой было обеспечить ему неприкосновенность и защитить от суда по трём уголовным делам по обвинению в коррупции. Причём, если буквально за неделю до первого раунда Натаньягу в интервью одному из новостных телевизионных каналов утверждал, что он не будет продвигать законопроект о неприкосновенности премьера до окончания каденции, то после получения мандата от президента на образование правительства – это было главное требование на коалиционных переговорах. Кто-то из журналистов даже метко назвал предполагаемое правительство «правительством неприкосновенности».

В апреле правящая партия Ликуд, под руководством Натаньягу, получила 35 мандатов, как и главный конкурент – блок Кахоль-Лаван (Бело-Голубой, по цветам флага страны), во главе которой стоит Бени Ганц, бывший глава Генштаба. В этот же раз, по подсчётам уже более 98,2% голосов, Ликуд получил 31 мандат, а КЛ – 33. И это несмотря на то, что партия Куляну, возглавляемая бывшим ликудовцем и министром в правительстве Натаньягу  Кахлоном, получившая на прошлой каденции 10 мандатов, созданная для того, чтобы несогласные с личностью подозреваемого в коррупции премьера ликудовцы не ушли к КЛ, была возвращена обратно в Ликуд, и что ультра-правая Оцма, во главе которой тоже стоит бывший ликудовец Фейглин, тоже была возвращена в Ликуд.

Тут важно отметить, что перед прошлой каденцией Натаньягу, которому нельзя отказать в опыте политической борьбы, создал несколько партий-сателлитов, целью которых было собрать тот электорат, который не хотел голосовать за Ликуд либо по причине наличия уголовных дел премьера, либо склонялся к более правой идеологии, либо к более социальным вопросам, чем иранская угроза, которой Натаньягу на протяжении последнего десятилетия запугивает граждан страны. Это были партии Куляну и Оцма, упомянутые выше, партия Новые Правые, во главе которой стояли бывшие руководители канцелярии премьера Натаньягу в разное время Шакед и Бенет.

В апреле Оцма и Новые Правые не преодолели электорального барьера (в 4 мандата). Оцма получила около 1,5 манадатов, а НП – почти 4, недобрав несколько тысяч голосов. В сентябре Куляну и Оцма уже были внутри Ликуда и, тем не менее, даже получив такую поддержку – всего 31 мандат вместо апрельских 35. Новые Правые же объединились в сентябре с Еврейским домом (обе партии представляют религозных поселенцев) в партию Ямина и совместно набрали 7 мандатов. И ультра-религозные партии ШАС и Яадут-аТора, имеющие абсолютно стабильный электорат, исчисляемый членами этих религиозных общин, по 9 и 8 мандатов соответственно. И ключевой игрок этих выборов НДИ – 9 мандатов. Глава НДИ Либерман, много лет работавший гендиректором Ликуда, известный своей верностью Натаньягу, неожиданно после апрельских выборов не вошёл в коалицию к бывшему соратнику, которую он планировал создать с ультра-религиозными и религиозно-поселенческими партиями, потребовав создания правительства национального единства (ПНЕ), состоящее из Ликуда, КЛ и НДИ. Ганц (КЛ) потребовал, чтобы в таком правительстве не было людей с уголовными делами о коррупции (то есть Натаньягу).

Теперь же ситуация для Натаньягу становится ещё более сложной – собрать узкое правое правительство по результатам выборов он никак не может – Ликуд вместе со своими сторонниками набрал только 54 мандата, при том, что у Ганца на мандат больше. Если арабский объединенный список порекомендует президенту Ганца на роль премьера, то попытка сформировать правительство будет у него. И за 28 дней + 14 дополнительных Ганц должен будет представить правительство из 61 членов Кнессета как минимум. Без представителей арабского списка это невозможно. Но Либерман не захочет с ними входить в правительство, как и левой партией Мерец.

Итого – Ганцу необходим Ликуд. Но без Биби. Что, мягко говоря, сложно. Единственной надеждой Ганца на осуществление такого сценария – это то, что 2-го октября, на слушании уголовных дел Биби у юрсоветника правительства Мандельблита, Натаньягу получит обвинительные письма в суд, превратившись из подозреваемого в обвиняемого. Что значительно меняет ситуацию. В таком случае вполне возможен «бунт» внутри Ликуда и тогда все просто – широкое ПНЕ КЛ-Ликуд-НДИ в количестве 33+31+9=73 члена Кнессета.

А если ещё к этому присоединится пара мелких партий, скажем, Авода 5 и Демлагерь 5, то создастся совершенно беспрецедентное по своему размеру коалиция в 83 депутата, что позволит изменять даже Основные законы (играющие роль Конституции) или принять Конституцию, что просто автоматически запишет их имена в историю. Звучит красиво, как любая идиллия, но слишком много «если» в этом сценарии.

Второй вариант – Биби находит, чем «купить» Либермана и/или переманить кого-то из конкурентов в свой лагерь. Тоже много «если», но Биби мастер подобных вещей и такой вариант развития событий нельзя сбрасывать со счетов. Третий вариант – президент может возложить обязанность (у него есть такое право по закону) формирования правительства на любого другого члена Кнессета, а не на Ганца или Биби. Это ещё менее реально, чем два первых.

Важно то, что третьих выборов не будет – не будет 61 депутата, готовых снова проголосовать за роспуск Кнессета. Я бы отметил, что буквально пару дней назад генпрокурор сделал заявление, что если Натаньягу заинтересован в досудебной сделке с прокуратурой по своим уголовным делам, то она возможна только до вручения ему обвинительных писем, предположительно 2 октября.

Мне кажется, что это заявление, несколько заявлений по этой теме от президента ранее – это все сигнализирует о том, что Натаньягу предлагают отойти в сторону, как того требуют Ганц с Либерманом, а взамен получить условных срок вместо тюремного. Безусловно, он будет сопротивляться до последнего. Но время играет против него. В понедельник 23-го президент только начнёт консультации с делегациями партий о том, кого они порекомендуют на роль премьера – это займет несколько дней, потом возьмет тайм-аут на размышления в пару-тройку суток, а тут уже и 2 октября. И я не думаю, что нынешний президент поручит формирование коалиции обвиняемому в коррупции, при условии, что у того и мандатов на выборах меньше и нет большинства на рекомендации. По крайней мере, практически все обозреватели на всех каналах сходятся в одном – эпоха Натаньягу закончилась так или иначе. Кроликов в шляпе фокусника больше нет.

Лев Кемпнер:

Мой друг Лёня Черток попросил поделиться своими впечатлениями о только что закончившимися выборами в израильский Кнессет. Чем поставил меня в тупик, ибо такой запутанной ситуации за почти тридцать лет в Израиле я еще не видел. Если начать с резюме, то скорее всего, мы получим правительство национального единства с ротацией премьеров. Последний раз такое случалось в 1984 году.

Но если по порядку, то начать надо с апрельских выборов этого года, на которых правому блоку впервые за последние 18 лет не удалось набрать необходимого большинство в 61 мандат.

Вообще-то, формальное большинство было, и не такое уж маленькое – 65 мандатов. Но лидер партии «Наш дом – Израиль» Авигдор Либерман, с 5 мандатами и с определенным скрипом преодолевший электоральный барьер, связал своё присоединение к коалиции с выполнением определенных требований, на которые не согласились ультра-ортодоксальные союзники Нетаниягу.

Попытки найти перебежчика из противоположного лагеря оказались тщетными, и страна пошла на сентябрьские перевыборы. Сразу скажем – Либерман всё просчитал верно. К набранным в апреле 170,000 голосов на нынешних выборах прибавилось еще 130,000, и, вместо пяти хлипких апрельских мандатов, партия НДИ в это раз получит 8 или 9 (подсчет голосов еще не закончен). Так что если говорить о победителях, то ответ однозначен - победил Либерман.

Как? Ещё немного истории. Испокон веков различия между израильскими правыми и левыми состояли в основном в следующем:

- раздел страны на еврейское и палестинское государства (левые – за, правые - против)
- экономика (левые за более социалистическую, правые – за более капиталистическую)
- взаимоотношение религии и государства (левые – резко за светское государство, правые – за сложившийся статус-кво, а религиозные партии, входящие в правый блок, естественно, против) 

За это и боролись на всех предыдущих выборах, вплоть по последних апрельских. Но на новые выборы Либерман подготовил ход конём. Он отбросил первые два пункта лево-правого водораздела и сосредоточился полностью на последнем. Не проблемная экономика угрожает нам, не палестинское государство.  Главное, по словам Либермана, это опасность превращения Израиля в государство алахи (еврейского закона), насильственная замена светского образа жизни обязательным соблюдением религиозных предписаний. Поэтому, - провозгласил Либерман, наша цель – создать правительство национального единства без ультраортодоксальных и религиозных сионистских партий. То есть светское государство – нетто.

И это, как видим, сработало. Рейтинг НДИ за считанные дни подскочил вдвое. Партия Кахоль-Лаван (возглавляемая четырьмя генералами в отставке) попыталась перенять либермановский опыт. Достичь его высот им не удалось, но обойти Ликуд на мандат или два (повторяю, подсчет еще не закончен) смогли.

Что же из всего этого следует? Как уже сказал – правительство национального единства. Формально, Ликуд и Кахоль-Лаван могли бы и вдвоем составить коалицию – есть у них большинство. Но кто же на такое пойдет? Обе партии постараются привести с собой наибольшее число своих сторонников. Это не так просто. Если верить предвыборным лозунгам разных партий о нежелании сидеть с кем-то в одной песочнице, то задача кажется невыполнимой. На самом же деле, дабы не остаться снаружи, конкуренты будут готовы умерить свои амбиции, это мы можем наблюдать уже сегодня. Из каких лоскутов будет в результате соткано коалиционное одеяло, сегодня совершенно непонятно. Не будем гадать. Время покажет.

А главный курьёз этих выборов состоит в том, что в случае правительства национального единства лидером оппозиции Кнессета станет Айман Уда, возглавляющий объединенный арабский список с 12 мандатами. Должность эта далеко не формальная. В частности, премьер-министр обязан информировать лидера оппозиции по всем государственным вопросам не реже одного раза в месяц. Он также имеет право выступать в кнессете сразу же после премьер-министра, иметь охрану и т.д.

В общем, времена грядут весёлые. А насколько – поживем, увидим. 

P.S. Говорят, истина всегда где-то посередине. В данной ситуации посередине Витя Либерман из солнечного Кишинёва. Как же это… по-нашему, по-еврейски.

Леонид Черток


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Октябрь 2019 (126)
Сентябрь 2019 (269)
Август 2019 (241)
Июль 2019 (251)
Июнь 2019 (246)
Май 2019 (239)



Деньги


все материалы
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20