Вверх
Информационно-аналитический портал
Работаем с 2003 года.

Вирус Антарктиды. Ко Дню всех влюбленных

Ничего не предвещало начала новой эры. Я жила себе на 61 градусе 16 минуте северной широты и 46 градусе 38 минуте восточной долготы на севере Восточно-европейской равнины в архангельском Котласе, и, пожалуй, уже не ждала чудес. Ничего не предвещало начала новой эры. Разве что все время ощущался какой-то залетный свежий ветерок, он радовал, расслаблял, снимал тревогу и напряжение. Интуиция нашептывала: «Что-то будет, и будет хорошее, непременно. Скоро. Вот – вот». И кто бы мог подумать, что торсионный след самого настоящего антарктического ветра, набрав силу и мощь, обогнув земной шар, ворвется в мою жизнь вместе с полярником Анатолием Новаком, в ту секунду, когда я вечером 2 февраля 2019 года кликну мышкой «добавить его в друзья». Мой новый друг находился на 69 градусе 22 минуте  южной широты и 76 градусе 22 минуте восточной долготы,  на побережье  Залива Прюдс,  в оазисе Холмы Ларсеманн,  в месте дислокации антарктической круглогодичной станции «Прогресс»,  в районе Южного полюса Земли,  на самом таинственном, малоизученном, ничейном, неприступном, ледяном материке, в удивительной и неизведанной Антарктике, и писал в виртуальную реальность,  буквально,  следующее:

 

                                                          

 

- Сегодня 90 дней как началась наша экспедиция, а специалисты станции "Восток" 64-го зимовочного состава Антарктической экспедиции всё ещё в пути. А когда-то я думал, что два часа на электричке, метро и автобусе до рабочего места - это много. Сейчас мы "загораем" на станции "Прогресс", перевалочной базе на пути к нашей конечной точке. Туда 4,5 часа лёту, или две недели на тягаче ходом, примерно 1400 км по ледяной пустыне. Всё это происходит сейчас, летом, в полярный день, когда температура летняя. Небольшой плюс на побережье в районе "Прогресса" и до -50 - -60 градусов в районе "Востока" на высоте 3488 метров над уровнем моря. При температуре ниже минус 60 - самолёты не летают. Топливо замерзает, снег приобретает свойства песка, тает от трения под лыжами самолёта. Их может прихватить морозом и тогда самолёт не сдвинется с места. Такое уже бывало, поэтому лётчики после приземления минут 10-15 медленно катаются по полосе, остужая лыжи. Когда в феврале улетает самолёт с отзимовавшей сменой, начинается автономная зимовка.

Больше никто не сможет добраться до "Востока" ближайшие девять месяцев.  Нет такой техники в мире. Поэтому участники экспедиции получают телеграммы от руководства следующего содержания, как положено, без предлогов и запятых: «Поздравляем всех восточников началом автономной зимовки. Предстоящие 10 месяцев вам суждено находиться наедине суровой природой Антарктиды, рассчитывая только свои силы, наши консультации случае необходимости. Ни одно транспортное средство в мире, ни одно министерство чрезвычайным ситуациям не способны оказать помощь тем полярникам, которые работают зимой центральных районах Антарктиды. Вы не одиноки такой судьбе, т.к. ваши коллеги американской станции Амундсен Скотт, французы и итальянцы Купола Конкордия живут работают схожих вашими условиях. На нашей планете нет более мужественных целеустремленных людей, чем вы. Желаем вам сплоченной работы, нормальных, дружеских отношений коллективе, крепкого здоровья, только хороших вестей из дома, все время думаем о вас. Наилучшими пожеланиями. Уважением»  

 

 

                                              

  

Я, впивалась в текст сообщения, как касатка на охоте, приплывшая в полярное лето к берегам Антарктиды после полугодового голодания, выпускала пузырьки любопытства и заглатывала каждую строчку и каждое новое предложение, чтобы насытить свой усиливавшийся интерес.

- Кислорода мало, примерно, как на высоте 5000 метров, давление воздуха около 460 мм (в норме - 760). За год осадков выпадает меньше чем в пустыне «Сахара» 50-80 мм, он очень сухой влажность от 0 до 5%.  Поэтому любая, более или менее продолжительная физическая работа, приводит к одышке и требует перерыва для восстановления нормального дыхания. В составе станции: повар, механик, механик-водитель, электрик, начальник дизель-электростанции, врач хирург, радист - системный администратор, врач анестезиолог-реаниматолог, метеоролог, начальник станции и я, ведущий геофизик, магнитолог и риометрист в одном лице.  Должно быть 2 человека, но есть дефицит кадров. Поэтому приглашаю желающих на следующий сезон. Итого по штату 12 человек, но у нас получилось одиннадцать. Это всё на "Востоке". "Прогресс" - более комфортная станция.  Здесь теплее, правда, ветер бывает порывами до 53 м/с". Есть - животный мир, тюлени, пингвины, несколько видов птиц. Можно даже рыбу ловить. Недалеко Китайская и Индийская станции, с персоналом которых отмечаются совместные праздники и проводятся спортивные соревнования. Через несколько дней надеюсь улететь домой, на "Восток".

 

                                                         

 

- Вот это работа! – подумала я. И тут же запостила к себе на стену рассказ удивительного полярника Анатолия о самой длинной дороге на работу со своим комментарием: «Это ж как надо Родину и людей любить, чтобы, в таких экстремальных и не совсем пригодных для активной жизни условиях, где-то в Антарктике (!) заниматься научными исследованиями! Озонометрией! Мы и не знаем, что есть миссии, которые направлены на спасение мира! Не проследить важные изменения, колебания в температуре, да еще, Бог знает что! И все ради людей! Я думала, такое только в кино бывает! Я восхищена!!!»

Ждать у меня не получалось. С «прогресса» в онлайн никто не выходил. А я рвалась вперед, навстречу ветру перемен.

Чтобы мой новый друг полярник наверняка прочитал комментарий, я решила отправить ему в личные сообщения пост со своей стены и стала ждать. А еще, пошире приоткрыла стеклопакет, чтобы свежий акатабатический ветер из Антарктики беспрепятственно проникал ко мне в квартиру через открытую форточку.

 

                                                  

 

Между тем интерес к человеку, находящемуся там,  где и представить себе трудно, нарастал невероятно! И я начала мониторить  интернет на предмет Антарктики и станции «Восток».  Одновременно делилась с близкими и друзьями своими эмоциями и тем, что удавалось узнавать, а с каждой минутой узнавалось все больше. И вот уже мой бывший студент Дима Суханов пишет мне ответ на восторженный рассказ о станции «Восток»:

-  Я недавно смотрел на ютубе документальный фильм про эту станцию, как она строилась, и через какие испытания пришлось советским исследователям пройти, чтобы туда добраться, какое удивительное совпадение. Чисто случайно на него наткнулся!

- Конечно,  не случайно. Это торсионный след антарктического ветра!

Дима прислал документальный фильм «Станция «Восток»: на пороге жизни», после просмотра которого, я стала другой, я укрепилась в том, что это, безусловно, тема тем.

И вот первое письмо, адресованное мне.

- Привет, Елена. Нормальная, мужская работа в хорошем мужском коллективе. Затягивает Антарктида! Цепляешь "Антарктический вирус " и пропал, тянет сюда.  Доберусь до "Востока", отпишусь.

 

                                               

   

Этот клик на запрос русского полярника с материка Антарктиды активировал в моей ДНК ген познания, совершил революцию моих взглядов на мир! Одно дело знать из уроков астрономии и географии, что Земля круглая и есть на ней два полюса Северный и Южный. Одно дело быть воспитанной на веселой песенке из кинокомедии про Шурика «Где-то на белом свете, там, где всегда мороз, трутся спиной медведи, о земную ось….» Кстати, фильм Кавказская пленница или Новые приключения Шурика, премьера которого состоялась 3-го апреля 1957-го года, давал однобокое восприятие картины двуполюсного мира для советского человека, потому что теперь я уже знаю, что белые медведи живут только на Северном полюсе, а на Южном – их нет, и Южный он, не потому что теплый. Наоборот абсолютный рекорд низкой температуры зафиксирован именно там -89 градусов.  Но тогда, напевая вслед за Натальей Варлей, советские люди еще не знали, что, спустя 9 месяцев,  16 декабря этого же, 1957  года, итогом освоения нашими полярниками  Антарктики и южного полюса земли, станет основание уникальной научно-исследовательской станции «Восток-1». Российская научная внутриконтинентальная станция «Восток» была основана, ценой титанических усилий нескольких десятков первопроходцев Антарктиды, и, отчасти, мистических событий - многие об этом не знали тогда, и уж, конечно, мало кто, кроме специалистов, об этом знает теперь, в век попранных героев и возвеличенных ничтожеств.  Так вот, одно дело отдаленно  представлять Антарктический континент и работу наших исследователей там.  Другое дело узнать от очевидца, что в действительности происходит на другом краю Земли, в царстве холода, льда и безмолвия.  Лично для меня знакомство с человеком с «Прогресса», направлявшегося на «Восток»  произвело эффект разорвавшейся бомбы.  В хорошем смысле. Взрывной волной снесло налет лени, рутины, бесконечного однообразия нерешенных проблем. Я сказала себе – это тема теперь главная для меня! Потому что там – человек, который готов со мной общаться, готов делиться знаниями и информацией обо всем, что происходит сегодня в Антарктике российской! Точка бифуркации бывает не только в науке, она взрывается в сознании  человека, когда он проходит очередную ступень познания,  после чего возврата к прошлому уже нет! Я зову вас с собой в неизведанную Антарктиду, которую уже назвали «безлюдным континентом», «краем Земли»,  «королевой холода», а я назову его «краем бесконечной любви», «началом начал», «хранилищем корпускул истины». 

В тот день и на следующий самолет до станции «Восток» не полетел. Погодные условия не позволяли. В редкие выходы в онлайн Анатолий неизменно отвечал на мои сообщения.

- Самолёт уже здесь. Ждём погоды. На Востоке, метель началась.

 

                                           

 

Посмотрев накануне  документальный фильм  "Станция Восток, на пороге жизни", я долго не могла уснуть, да и спала ли вообще, не понятно, потому что, мозг мой, во всплывающих  голограммах, воспроизводил картины антарктических ландшафтов,  бесконечной белизны,  снежных ветров, которые метут без удержи по поверхности ледяного панциря Антарктиды.  Я видела, будто рядом, движущихся  по снежной колее, за двумя тягачами,  девушек из «Метелицы», научно-спортивного отряда полярниц, которые за 57 дней прошли по маршруту станция Мирный – станция Комсомольская – станция Восток на лыжах, вопреки нереально сложным, непреодолимым условиям, мобилизовав девичьи силы, энергию и жизнестойкость, 1420 километров. 1988-ой. Это были мои ровесницы, сильные советские девушки, которые, наверняка, по дороге в школу,  также как и я, пружинили шаг и напевали: «Чем меньше себя пожалеешь, тем больше силы наберешь!» Но то, что совершили они – на грани человеческих возможностей.

Я видела ледниковые разломы на пути полярников, их заиндевелые лица, перепачканные мазутом и соляркой руки, и ветер, ветер, снежный ветер.

Я вновь и вновь в полусне вспоминала последние вчерашние сообщения Анатолия со станции «Прогресс». Он нашел мертвого морского паука на побережье бухты и сравнил его "чужым» из космоса. Паук и в правду напоминал пришельца.

Анатолий 17:28: Завтра летим! Если всё ок , в 7.00 ,  по Москве в 5.00.

Анатолий 19:53: Мы летим на самолёте. Около 12 дня должны уже быть на станции. Сейчас мы в Заливе Прюдс ст. Прогресс.

Анатолий 22:08:С друзьями попрощались, теперь нужна хорошая погода на Востоке. Прилечу, маякну.

И разве я могла заснуть, когда на «Прогрессе»  ждали самолета, надеялись на хорошую погоду на «Востоке», прощались с друзьями…

 Я тоже ждала, надеялась, прощалась, и готовилась к новой встрече…

 

                                               

На следующий день самолет вылетел со станции «Прогресс» и благополучно приземлился на станции «Восток». Мой виртуальный друг сказал, что позвонит, но в реальную возможность этого верилось с трудом!

Принять телефонный звонок из Антарктиды на своей кухне, слышать голос полярника Анатолия, как соседку Таню, звонящую из пятого подъезда – да, я даже никогда не мечтала о таком. Сказать, что это событие на улице Мартемьяновской переплюнуло все, что произошли незадолго до начал новой эры в моем творчестве – антарктической – ничего не сказать.  Мне звонил герой – полярник! Он четыре месяца ехал на станцию «Восток» через полземли, чтобы остаться здесь на целый год, служить службу особую, вести научные исследования, преодолевать трудности, связанные с низкими температурами, отдаленностью станции от мира, терпеть отсутствие нормального количества кислорода, перегрузки, изоляцию, отсутствие женского тепла…

64 - й состав антарктической экспедиции проходит акклиматизацию. На такой высоте над уровнем океана начинается горная болезнь. Анатолий сказал, что все это ему не впервой, потому это уже вторая его экспедиция на российскую антарктическую научную станцию «Восток»!

Я спросила про День всех влюбленных, празднуют ли

- Конечно! Я выпилил сердце из снега в феврале 2013. Мой товарищ зимовал на станции и говорил, что через два года, в 2015-ом - оно ещё стояло! Вечером на ужине поднимаем бокалы за отсутствующих здесь дам. Женщин на зимовках нет. Приезжают иногда на сезонные работы летом, гидрологи, биологи, геофизики. На «Востоке» в этом году была девушка гляциолог, специалист по льду. Но это исключение из правил. Обычно только корреспонденты приезжают на день-два. Сейчас можно позвонить по ip-телефонии в любой город и интернет есть, так что связь поддерживаем. Вообще-то Антарктида - мужской континент. По опыту зимовок, женщины вносят разлад и нездоровую конкуренцию в сплоченный мужской коллектив.  Были попытки брать женщин на зимовку, но все неудачные.  Больше половины полярников - женаты и ездили не один раз. Повар уже, наверное, раз 9 был и 10-й раз идёт на «Восток». Кстати он наш земляк, родом из Котласского района. Средний возраст нашего состава около 39 лет.

 

                    

Мне хотелось знать про эту Богом хранимую станцию всё! Про особые правила, и про каждодневные заботы, про то, что греет, и отчего можно замерзнуть.

А он отвечал и отвечал. Рассказывал и рассказывал.

- Особые правила есть. Уходишь из станции, сообщи дежурному или товарищу, возьми и проверь радиостанцию. Все работы выполнять минимум вдвоём. Сдерживать сильные эмоции. Внимательно относится друг к другу, не допускать резких высказываний и не создавать конфликтных ситуаций. Помогать друг другу. Стучатся при входе в комнату товарища. На улице дышать только носом через шарф. Убирать за собой посуду. Зимовка это хороший тест на человеколюбие, уживчивость и развитость общечеловеческих качеств.

Работа есть постоянно. Нужно заготовить снег для таялки, помыть посуду в посудомоечной машине, подмести и пропылесосить общий коридор и помещения кают-компании и столовой, вынести мусор, поддерживать порядок в помещениях станции, чистить вход после метелей, да и штатные обязанности никто не отменял. Так что работы хватает всем. Мне, например, по программе озонометрии необходимо 6-7 раз в день выходить на улицу для измерений в летние месяцы. Кроме этого я провожу измерения магнитного и электрического поля, поглощения космических излучений. Своя научная программа есть у метеоролога, и врача анестезиолога.

 

                                                 

 

Ознометрия! Загуглила, не выдает «всезнающий»,  что это - озонометрия? Анатолий  ответил:

- Озонометрия. Это измерение уровня озона в атмосфере, главной защиты от ультрафиолета  и косвенного показателя интенсивности солнечного излучения. Дежурство по станции обычно недельное. Это для поддержания внутреннего порядка и текущей жизнедеятельности. Спишь как обычно, но иногда сон смещается, особенно в полярную ночь, и делится на дневной, и ночной. У меня, например, ночью поле магнитное спокойней и проводятся измерения, метеорологу каждые 6 часов надо вставать, снимать показания. У механиков 12-ти часовые смены. Постепенно входишь в ритм и нормально всё переносишь. Времени хватает на всё. Выходных как таковых нет, зато после зимовки около 3-х месяцев оплачиваемый отпуск.

Я опять - про красивые природные явления, типа северного сияния, про сны…

- Полярные сияния бывают, но они блеклые, еле заметные, только если снимаешь на фото, зеленоватые. Область полярных сияний находится дальше от полюса, где магнитное поле сильнее и больше тормозит заряженные частицы от Солнца. Сны снятся разные. Часто – романтичные!

 

                                                 

          Начинаю тревожится, спрашиваю про нештатные ситуации…

-  Такие ситуации бывают. Как же без них, но критических стараются всячески избегать и предугадывать их. Самое главное, чтобы дизеля работали, без них станция замерзнет через несколько часов, поэтому их 4 штуки. Два в работе попеременно, один в ремонте и один в резерве. Они дают электричество и тепло. По здоровью гарантом являются два врача, хирург и анестезиолог - реаниматолог. Ежемесячно проводятся осмотры, а раз в квартал углублённые обследования. В этом году мы попали в программу Института медико-биологических проблем. Он готовит космонавтов. Будут на нас отрабатывать применение витамина "D", и отслеживать динамику адаптации к высокогорью и общее состояние.

 Станция "Восток" находится не на географическом полюсе, (там - американская станция Амундсен-Скотт), а на геомагнитном. Это "форточка в атмосфере", куда беспрепятственно проникает космическое излучение, потому что магнитное поле здесь ему не препятствует. Это никак не ощущается, но для науки это более важно, чем просто географическая точка Земной оси. Кроме того под станцией находится озеро Восток. До которого 25 лет бурились, и в 2012 году, наконец, вскрыли, за что получили ценную награду «Хрустальный глобус», это как «Оскар» в кинематографе. Так что место более чем удачное для научных работ и наблюдений. Кроме того пока кораблём от Питера идёшь, почти  весь земной шар пересекаешь, и ощущаешь всю необъятность океана и разнообразие Земли.

 

                                                 

 

 Спрашиваю, почему он так далеко от дома, и  какая внутренняя сила заставляет идти по этой дороге немногих, как удается человеку противостоять такому диктату природы?

- "Фитилёк в одном месте", желание узнать и освоить новое, испытать себя и познать свои силы. Кроме того возможность приобщиться к "Большому делу", а не сидеть в офисе за компьютером. Материальная сторона тоже мотивирует. В конце зимовки определённая сумма откладывается. Здесь остаются нормально-развитые мужчины, остальные естественным образом отсеиваются, находятся настоящие проверенные трудностями друзья. А потом уже тянет сюда, хочется снова испытать чувство, что ты необходим, тебя ценят, ты можешь, ты в "стае".

Чувство двоякое. С одной стороны видишь, какая она планета огромная по сравнению с тобой, какие волны, ветры, айсберги, горы, ледяные пустыни и ты - песчинка. А потом думаешь. Здесь на "Востоке" нет живых существ, даже бактерий нет. Только наша станция, и мы, в 2017-м году 60 лет ей было. И всё это люди сделали, своим потом и кровью. Наверное, это природа так себя познаёт, если допустила нас сюда. Это больше похоже на симбиоз. Но относится к Антарктиде, надо всегда уважительно, она ошибок и недомыслия не прощает.

                                             

  

Я трусиха, и поэтому восхищаюсь бесстрашием и мужеством, спросила и про это. И он ответил.

- Страха за всю зимовку не было, это деструктивная эмоция. Каждый раз возникает лёгкое беспокойство, когда выключается дизель-генератор. Это иногда происходит во время переключений на другой агрегат. Чем дольше он молчит, тем сильнее начинаешь волноваться. Примерно такое же состояние было перед перелётом на  «Восток». Непонятно было, как перенесу адаптацию к высокогорью, ещё и простыл перед этим на корабле. Но всё обошлось. Правда, потерял 2 кг, но это мелочи.

                                                 

 

 Нахваталась за несколько дней много всякого об Антарктиде и станции «Восток». В голове не укладывается, так там нет земли, там озеро под ними…

- Под "Востоком" находится ледяной щит материка Антарктиды, а на ней озеро Восток. До его поверхности 3769 м льда, оно пресное, пятое в мире по запасу пресной воды, глубиной до 1200 м, размером немного меньше Ладожского. Лед этот потихоньку движется, стекает от полюса к океану, там обламывается, и образуются айсберги. Наши девушки - геофизики определили скорость движения ледника в районе станции Прогресс - 40 см в день, это сейчас летом. На побережье имеются выходы горных пород. Так называемые оазисы, богатые полезными ископаемыми.

                                                 

 Несколько часов назад он прислал мне сообщение.

-  Сегодня проводили самолёт, Началась "Автономка". Ближайший -  в декабре :-)))

Радовало то, что опасная дорога для него закончилась. Он, наконец, приехал на станцию «Восток», чтобы остаться на ней на целый год. Чтобы, как каждый из его товарищей, быть один на один с макушкой планеты. Чтобы, выходя на безлюдную поверхность из полностью занесенной снегом станции для измерений по несколько раз в сутки, увидеть первый луч полярного дня, любоваться последним закатом через сферу удивительнейшего прибора гелиографа, который стал для меня символом мужества наших полярников,  и  талисманом  - на  предстоящий зимовочный год!

Продолжение следует.

Елена Ломова

Фото Анатолия Новака

         


ЧертоК взгляд

все итоги

За кулисами политики


все материалы

ПроКино


все обзоры

Жизнь


все материалы

Кулинарные путешествия


все статьи

Архивы

Апрель 2019 (172)
Март 2019 (252)
Февраль 2019 (243)
Январь 2019 (213)
Декабрь 2018 (274)
Ноябрь 2018 (234)



Деньги


все материалы
«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Спонсор рубрики
"Северодвинский торговый центр"

Верую


все статьи

Общество


все материалы

Литературная гостиная

все материалы

Разное

все материалы

Реклама



Дополнительные материалы
Полезное

Свидетельство СМИ: ИА ФС 77-27670 от 26.03.2007. Выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Учредитель: ООО "Руснорд". Главный редактор: Черток Л.Л. E-mail: rusnord@yandex.ru. Тел. (964) 298-42-20